Все новости
Культура |
20.06.2022 | 10:26
Продолжение публикации рассказов из книги «Давуудай. Мои небеса» Татьяны Лыгденовой (часть 4)
Фото: личный архив Т. Лыгденовой

Продолжение публикации рассказов из книги «Давуудай. Мои небеса» Татьяны Лыгденовой (часть 4)

Newbur публикует рассказы Татьяны Лыгденовой «Мое имя - лунный камень», «Весенний возраст», «Студенческий бал под Новый год» и «Первая любовь Алимы»

В Улан-Удэ вышла в свет книга «Давуудай. Мои небеса» Татьяны Лыгденовой, представителя большого рода Лыгденовых, решившейся опубликовать довольно откровенные воспоминания о своем детстве, родных, наиболее памятных эпизодах жизни. Учитывая, что среди родных писательницы оказалось много представителей творческой профессии, воспоминания получились поразительно точными и живописными.

Newbur продолжает представлять вниманию читателей рассказы из этой книги.

(Начало в  ссылках 1, 2, 3).

Мое имя – Лунный камень

Приехала тетя из Таллина. Вся такая недосягаемо красивая. Муж у нее офицер, служил в Эстонии и в Ленинграде. У нее панбархатное платье, туфли на каблуках, кудри на волосах. Мы с раскрытыми ртами смотрим на нее и слушаем. Она рассказывает нам про далекий и прекрасный город Таллин. Потом у меня спрашивает:

– A ты не хочешь поменять свое имя? Сейчас все носят русские имена. А то пойдешь в школу, а у тебя имя Даба-Сырен. Русские даже не смогут выговорить.

Я быстро соглашаюсь:

– Да, хочу другое имя!

Она начинает перечислять имена, и я выбираю имя Таня. C тех пор у меня два имени. Когда выдавали диплом, нам разрешили самим заполнять, я написала: «Татьяна».

После института по направлению поехала работать в Кемерово и решила, что там-то мне поменяют имя. Отказали, сказав, что национальные имена не меняют. Хоть на работе поверили, что диплом мой, но в трудовой книжке записали бурятское имя. А имя мое Даба-Сырен  переводится с тибетского  «Лунный камень», как у индейцев типа Соколиный глаз.

Весенний возраст

Мы живем в Хойтоголе. Папу перевели из Монд в Хойтогол директором школы. Весна. Девятый класс. Девочек в классе мало, всего 8 человек. Они все старше меня на два-три года и даже на четыре. Взрослые, красивые девушки. Дружат с ребятами, которые уже отслужили в армии. У меня есть подруга, молодая учительница, дальняя родственница. Я хожу к ней поговорить о литературе, проконсультироваться и заодно, как она выражается, посплетничать. Сидим и пьем чай с вареньем. Она расспрашивает про девочек из нашего класса, и я, не думая о последствиях, ей все «сливаю». Из разговора узнаю, оказывается, новенькие молодые учительницы собираются замуж за парней, с которыми дружат мои одноклассницы.

Мы проходим пришкольную практику. Я, как комсорг класса, решила, что нужно открыть глаза девочкам. Собрала их на берегу речки, которая протекает недалеко от школы. Лежим, болтаем и смотрим на синее небо с перистыми облаками, под нами зеленая трава, журчит речушка. И я начинаю свою речь:

– Девочки, бросьте вы этих своих парней. Зачем они вам нужны? Скоро окончим школу и уедем, будут у вас другие ребята.

Сидели долго, я их усиленно агитировала, разошлись молча. На следующий день девочки все вместе кучкой работают, а со мной никто не разговаривает. Мне объявили бойкот. Решили, видимо, что какая-то шмакодявка будет учить их, взрослых, состоявшихся девушек.

Одноклассница стала гадать на картах, я решила узнать свою судьбу. Спрятались в укромном месте, и она начинает мне гадать:

– Тебя любит крестовый валет, – вещает наш экстрасенс, закатив глаза.

– И кто же этот крестовый валет? – спрашиваю.

– Откуда я знаю. Может, этот, может, тот.

– Гадалка хреновая! Раз не знаешь, нечего гадать, – разозлившись, ухожу.

В десятый класс нас из Хойтогола отправили учиться в районный центр, в Кыренскую среднюю школу. Из восьми девочек остались четыре. Зина уехала служить в армию, а три девочки – в город,  поступать в училища.

1 сентября, школьная линейка. Четыре десятых класса. Наш 10 «г» класс. Кыренские десятиклассники смотрят на нас с высокомерием, мол, деревня приехала. Классным руководителем был у нас математик Николай Николаевич Елшин. Вспоминаю с восхищением, какие учителя были в то время! Наши две девочки решили закончить учебу в вечернем классе и уехали в соседнее село Жемчуг. Николай Николаевич поехал за ними, отыскал их, привез и заставил окончить десять классов.

Юность – время влюбляться. В этот период испытываешь эмоции, которые можно сравнить с эйфорией и ощущением абсолютного счастья. Влюблялись мальчики: писали стихи, отправляли записки, приглашали на свидания. То ли я отставала в развитии или не хотела взрослеть, но все-таки было приятно, что нравлюсь.

Учусь на первом курсе Технологического института. Сидим на лекциях. У девочек лица лоснятся, у одной есть пудра в коробочке, она открывает, и в воздухе появляется маленькая пудровая тучка. Все по очереди, наклонившись вниз, пудримся, поплевав на тушь, красим ресницы, рисуем стрелки на глазах – «тараканьи усики». Прозвучал звонок на перерыв, и мы все вылетаем из аудитории, чтобы сразить своими стрелами мальчиков с других факультетов. Свои неинтересны. Перемещаемся из корпусов по ул. Каландаришвили – Коммунистическая.

Студенческий бал под Новый год

Мы с однокурсницей идем на новогодний студенческий бал в деревянный Дом строителей по улице Куйбышева. Переодеваемся. Тогда на машинах не подвозили, а зимой в туфлях не пойдешь. Тамара была из Хакасии, невысокая, симпатичная девушка.

Переодевшись, жду ее в зале. И передо мной предстает красотка. Туфли на гвоздиках, сразу стала высокой и стройной, в маленьком черном платье а-ля Коко Шанель. Прическа бабетта с бантом и челкой. Я восхищаюсь ею. Как одежда, макияж и прическа могут так изменить человека!

В большом зале светится елка разноцветными огнями, звучит музыка, танцует нарядная молодежь. Встаем рядышком и смотрим в зал, высматриваем знакомых. Постояв так, Тамара спрашивает:

– Тебе кто-нибудь нравится?

– Конечно, нравится. Видишь, вон тот парень, высокий, стройный красавец! – показываю взглядом на него.

– Да, правда симпатичный, – соглашается со мной Тамара.

Стоим, но никто нас не приглашает и не оказывает знаки внимания. Я уже и забыла о «своем» красавце.

– Видишь, он на тебя смотрит, – говорит мне Тома. Я вижу – вправду он на меня поглядывает. Делаю вид, что он мне неинтересен, и взгляд свой устремляю в другую сторону. Через некоторое время он движется в нашу сторону, я приготовилась и... он приглашает Тамару! Краснею и не знаю, куда деваться. Увидев однокурсниц, иду к ним. Стоим и болтаем, танец заканчивается. Тома, найдя меня в толпе, подходит и говорит:

– Извини меня, пожалуйста.

– А почему я тебя должна извинять, ты ему понравилась, ничего страшного, – говорю я.

– Он пойдет меня провожать. Ты пойдешь с нами? – предлагает Тома.

– Спасибо, дойду сама. Всего хорошего, – отвечаю я.

Я только потом догадалась, что она стала смотреть на него, улыбаться и глазки строить. Он сразу обратил на нее внимание. Вот как нужно уметь мальчиков завлекать, а не строить из себя недотрогу.

Первая любовь Алимы

У каждого человека в жизни была первая любовь, которая в памяти у кого-то вызывает улыбку, а у другого – щемящую боль в сердце. Появляется желание найти ее, первую любовь, потому что осталась незавершенность, недосказанность.

Вернуть свою первую любовь – все равно что сбросить с плеч десятки лет, вновь почувствовать себя молодым и полным сил. Те юношеские переживания, наивные, искренние,  напоминают о себе порханием бабочек внизу живота. И всегда думаешь: если бы у нас все получилось?

Сдав экзамены за первый курс, радостная и веселая Алима шла по городу. Заглядывая в витрины магазинов, видела себя красивую, так похожую на Нину из фильма «Кавказская пленница». Откуда-то слышится песня в исполнении Муслима Магомаева «Королева красоты»: «По переулкам бродит лето, солнце льется прямо с крыш…».

Важно то, что день был прекрасный, солнечный, а душа пела от какого-то неимоверного счастья. Зайдя в кафе и попросив кофе с пирожным, она села за стол. Откусив кусочек, увидела перед собой парня, который смотрел на нее. Чуть не подавившись, отвернулась в сторону и быстро сделала глоток кофе. Парень подошел и спросил, можно ли сесть за столик. Алима молча кивнула головой. Он сел, заказал чай и украдкой посматривал на нее.

– Вы мне очень нравитесь, не могли бы со мной провести этот день? Мне завтра в 7 часов утра нужно уехать. Я даю вам слово, что мы проведем время интересно.

Парень ей понравился своей прямотой, не стал ходить вокруг да около. Выглядел вполне интеллигентным и мужественным.

– Да, пожалуй, соглашусь. Других дел у меня на сегодня нет, сдала экзамены, – ответила Алима.

Целый день они ходили по набережной, сидели на берегу реки, слушали плеск волн и смотрели, как солнце уходит в закат. Смеялись и рассказывали какие-то истории из школьной и студенческой жизни. Им было весело, интересно вдвоем. У нее в голове роились прекрасные мысли о большом светлом чувстве – любви.

Стало темнеть, на небе появилась луна, ярко засверкали звезды. Ходили по центру города, посидели в скверике на площади. Не заметили, как прошло время и стало светать.

На горизонте появилось солнце. Ему надо было ехать. Взявшись за руки, побежали на вокзал. Алиме хотелось уцепиться за него, не отпускать. Поезд уже трогался. Он поцеловал ее и пообещал, что напишет или приедет. Запрыгнув в уже отъезжающий поезд, он махал рукой. На вокзале из репродуктора слышно: «Улетаешь, мой любимый, улетаешь, улетаешь в неоглядную дорогу, оставляешь мне тревогу...». Алима была на седьмом небе от любви и счастья.

Приехав домой, стала ждать письма. Проходят дни, недели, а писем нет... Конец лета. Оттого что ожидания не оправдались, Алима думала, что сердце разорвется на мелкие кусочки. Конечно же, этого не случилось. Решила выкинуть его из сердца вон, из глаз долой. И эта первая любовь осталась в ее памяти именно незавершенностью.

Прошли годы, вышла замуж, родились дети, внуки, работа – все, как у всех. Продолжалась размеренная жизнь. Нужно срочно доделать работу, группа работает над разработкой нового лекарства из высокогорных трав. Алима, перед тем как приступить к работе, открыла свою страницу в социальной сети и удивленно уставилась на новое сообщение.

Письмо было из прошедших веков и столетий... от человека, который исчез лет 10000 назад. Сердце забилось от волнения. Подумав немного, нажала на мышку и прочитала: «Здравствуй, дорогая Алима! Если помнишь меня, ответь, пожалуйста».

Память ее вернула в прекрасную далекую молодость. В тот же день ей встретился Он. Лето и солнце, счастье и любовь перемешались в груди, в голове, в мыслях... Самый прекрасный день ее жизни, прохладная звездная ночь, плеск речных волн. И такая великая любовь, заполнившая всю ее душу и сердце. Он был умен и интересен. 3анял все ее пространство, внимание и время.

«Здравствуй, дорогой! Разумеется, помню, как можно забыть прекрасное время, проведенное с тобой. Хочу узнать, почему ты исчез? Ты же обещал написать письмо».

Короткий диалог в Интернете продолжился... Признание памяти из далекого лета снова встревожило сердце и покой. «Я в смятении от воспоминаний далеких лет. Ведь слегка опаленный огнем прекрасных глаз твоих уходил от тебя. Не могу найти ответ на немой вопрос: почему? Теперь на склоне лет седой мужчина тревожит твой и свой покой и надежду тешит все еще любить».

А встреча в Интернете щемящей тоской возродила ту былую встречу. Теперь по прошествии стольких лет страшно встретиться. А нужно ли? Но ведь хочется посмотреть на первую любовь через розовые очки.

Ветер приносит твои слова

В шелесте нежном, коснувшись моих губ,

Мимо проносится вдаль.

«Люблю, целую» – звенит в ушах,

Я слышу твой голос любимый

Из дальних, чужих краев.

Из столетней давности ты появился вдруг.

В памяти моей ты остался

Юным, прекрасным, любимым.

Сколько зим и весен прошло,

Где же ты бродил столько лет?

Автор: Татьяна Лыгденова

Возрастное ограничение 0+

Кол-во просмотров: 457

Поделиться новостью:


Поделиться:

Похожие новости
Новости 1 - 6 из 522
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец