Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

11 турбаз на Байкале (все они - в Иркутской области, большинство - в Ольхонском районе) подлежат сносу в связи с нарушением законодательства об охране озера. Информация об этом прозвучала на пресс-конференции Байкальской природоохранной прокуратуры 28 февраля.

Как сообщила начальник отдела по надзору за исполнением законов об охране природы Байкальской межрегиональной природоохранной прокуратуры Светлана Ермаченко, прокуратура за два года своей работы проверила примерно 20% существующих на территории Бурятии и Иркутской области турбаз.

- По нашим мерам реагирования из них более 200 турбаз устранили нарушения, - сообщила Светлана Ермаченко. - 11 решений вынесено о сносе – это те турбазы, которые ни при каких обстоятельства не захотели соблюдать закон, либо те, что не могут находиться на той территории, где возведены.

К слову, как признаются сотрудники прокуратуры, сколько всего турбаз на Байкале – не знает никто. Однако, по примерным оценкам контрольного ведомства, их – легальных и нелегальных – более полутора тысяч. Так что проверили пока лишь малую их часть.

- Есть турбазы, которые работают неофициально, без регистрации, - рассказывает Светлана Ермаченко. – Но, проанализировав сведения от органов местного самоуправления, Агентства по туризму, промониторив интернет, все сайты, на которых размещаются объявления о турбазах, мы поняли, что их около полутора тысяч на Байкале.

Наиболее частые нарушения, которые фиксирует прокуратура в работе турбаз, связаны с вывозом отходов, сточных вод; в сфере земельного законодательства; в подготовке к пожароопасному сезону и реагировании на уже произошедшие пожары. Нарушают владельцы турбаз и правила водопользования (нет лицензий на скважины). У кого-то отсутствует разрешительная документация: турбазы строились под видом индивидуальных жилых домов, соответственно, разрешение на строительство не получали и т.д.

На территории Иркутской области ситуация хуже, чем в Бурятии, констатирует природоохранная прокуратура.

- Это связано с тем, что в Иркутской области границы Прибайкальского национального парка долгое время не были внесены в Единый государственный реестр, что создало ситуацию правовой неопределенностью. В свою очередь, это и позволило отдельным должностным лицам злоупотреблять при распоряжении земельными участками с последующей незаконной застройкой нацпарка. В Бурятии такой проблемы не было – там границы особо охраняемых природных территорий были своевременно внесены в реестр. И в Забайкальском нацпарке, к примеру, прекрасно развивается туризм, там не было и нет такой массовой застройки, в отличие от Иркутской области, - констатирует Светлана Ермаченко.

Так что в Приангарье нужно наводить порядок, и первый шаг – это внесение в реестр сведений о границах ПНП, которые были установлены в 1986 году.

- Сейчас документы направлены в Росреестр, карта составлена, в течение десяти календарных дней ведомство должно рассмотреть проект границ и дать свое заключение по постановке их в реестр. Следующим этапом должно стать зонирование территории ПНП. Федеральное законодательство позволяет на территории нацпарков вести турбизнес и строить объекты рекреации. И зонирование территорий предполагает выделение тех зон, в которых можно это делать. А дальше пойдет процесс развития туризма в этих локальных, четко определенных местах, - поясняет представитель прокуратуры.

Старший помощник межрегионального природоохранного прокурора по правовому обеспечению, взаимодействию со СМИ, рассмотрению обращений граждан Наталия Рягузова акцентировала, что обвинения в том, что прокуратура якобы целенаправленно в чьих-то интересах «зачищает» местный турбизнес - беспочвенны:

- В СМИ и соцсетях периодически проскальзывает такая информация провокационного характера. Так вот: основные меры прокурорского реагирования, которые мы применяем, – запретить деятельность турбазы до устранения выявленных нарушений. Работайте, но соблюдайте природоохранное законодательство. Устраните - и возвращайтесь к своему бизнесу. Из всего количества предъявленных мер только около 5% - это иски о сносе. И всего два на сегодня исполнены. Остальные 9 – в процессе.

Наталия Рягузова напомнила, что в зоне ответственности Байкальской природоохранной прокуратуры – около 400 тысяч квадратных километров. Это Байкальская природная территория, границы которой проходят по территориям трех субъектов РФ – Иркутской области, Бурятии и Забайкальского края.

- У каждого субъекта – своя «специфика» природоохранных проблем, - акцентировала Наталия Рягузова. - Север и центральная часть Иркутской области – это вопросы лесопользования, деятельность крупных промышленных предприятий. В том числе мы активно работаем по охране атмосферного воздуха. В прибрежной части Байкала, в районе Малого моря – это хаотичный туризм, в Усольском районе и Байкальске – химически опасные отходы. В Бурятии ситуация с туристической деятельностью в прибрежных зонах Байкала получше, но зато там мы сталкиваемся с проблемами вырубки леса в центральной экологической зоне. И наша задача – постепенно тотально прекратить вырубки в прибрежных лесах озера Байкал. В Забайкальском крае острая тема – отходы производства и потребления. Ситуация возникла в связи с затянувшимся переходом на новую систему обращения с отходами (регоператор там заработал только с 1 января 2020 года).

Светлана Ермаченко рассказала о том, как на практике работают недавно принятые Правила организации туризма и отдыха в центральной экологической зоне Байкальской природной территории:

- Документ сложный – потому что нигде в России такие правила на уровне субъекта федерации не действуют. Принято это только в отношении Байкала – по ФЗ «Об охране озера Байкал». При разработке документа учитывалось мнение науки, турбизнеса, прокуратуры, органов власти. Есть такие Правила и на территории Иркутской области, и Бурятии. Цель правил – отрегулировать туристическую нагрузку с учетом тех резервов, которые есть на той или иной территории. Оценить сначала потенциал – где возможно и невозможно развивать туризм, и потом уже вводить туда туристические потоки.

Еще одно нововведение, которого нет нигде больше в России, – это введение экологических паспортов объектов туристического бизнеса. Теперь каждая турбаза перед началом своей работы должна разработать свой экологический паспорт. Для этого не нужно привлекать какие-то сторонние организации. Форма паспорта утверждена Правилами. Там должны быть отражены направления работы турбазы, количество мест, как будет осуществляться водоснабжение, водоотведение, оборот отходов и какие природоохранные мероприятия должны быть произведены туристической базой. Например, если на территории базы произрастают какие-то редкие виды растений, в паспорте должно быть представлено, как их будут сохранять.

К слову, Правила приняты в Бурятии в августе, а в Иркутской области – в сентябре 2019 года. Сейчас идет разработка подзаконных актов. Кроме того, разрабатывается внесение изменений в закон об административной ответственности на уровне субъектов – чтобы предусмотреть меры за нарушение Правил.

- Это большой шаг, который пусть не сразу, со временем, но сподвигнет людей к более экологичному поведению и ведению турбизнеса. И это легализация туристического бизнеса, определение границ – что можно и чего нельзя делать, - отмечают в прокуратуре.