Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Официальный повод – мероприятия юбилейного года театра: III Байкальский международный конкурс вокалистов (проходит с 2011 года); I Российско-Японский Евразийский конкурс артистов балета; лаборатория молодых хореографов; премьеры оперы «Риголетто» и балета «Талисман».

Но все понимали, что истинный повод – это первые достижения Эржены Жамбаловой в должности директора оперного. И она охотно говорила и говорила. Про III Байкальский международный конкурс вокалистов (проходит с 2011 года) и I Российско-Японский Евразийский конкурс артистов балета; лабораторию молодых хореографов; премьеры оперы «Риголетто» и балета «Талисман». Нет, повторившийся сейчас текст  это не ошибка редактора или верстальщика. Это «итоги» работы нового директора. Наверняка кто-нибудь и поверил, что все это результаты ее титанического труда – как поется в известной песне: «На дурака не нужен нож, ему с три короба наврешь и делай с ним, что хошь».

Но большинство присутствующих все-таки понимали, что хоть крупнейший театр Бурятии и превратили в колхоз, но финансируется-то он все еще не из частного кармана «дяди Баира», а государство свои траты планирует сильно заранее. Ну и, как справедливо подчеркнула Дарима Линховоин, сейчас театр работает на заделе, заложенном ранее.

В том-то и дело, что тупое вмешательство тупых сил в жизнь театра, прервало логику его развития и разрушило перспективы и долгосрочные планы. Это только профан может думать, что руководители театра ставят то, что им вдруг спонтанно в голову взбредет (хотя и так бывает). На самом деле, ничего не зная о внутренних раскладах в этом театре, я больше чем уверена, что, например, постановка «Риголетто» была запланирована даже не в позапрошлом году, а несколько лет назад. Мне просто видна логика, почему за «Риголетто» не схватились, допустим, сразу после победы Ариунбаатора на конкурсе Чайковского, мне видно, как солистов ввели через «Тоску» и «Бал-маскарад», дабы зрели, мужали и голоса, и актерский интеллект, и сами человеческие личности артистов.

Также знаю, какие планы были, какие вершины должны были последовать за постановкой «Риголетто», если бы оперная труппа была в том виде, в котором она была до разгрома театра, учиненного властями осенью…

Сегодня же театр живет былыми планами на юбилейный год, видения дальнейшего развития  нет.

Однако директор театра была весела и беспечна, как светская львица, много шутила (правда, кроме нее, никто не смеялся), радовалась за Михаила Пирогова и Ариунбаатора. А на вопрос корреспондента телекомпании «Ариг Ус», кто еще, кроме этих двух солистов, покинул театр, твердо ответила, что никто. И тут даже не знаешь, что и подумать – то ли директор просто не в курсе, что происходит в руководимом ею театре, то ли всерьез считает, что в наш информационный век можно кого-то обмануть…

Так, директор театра сообщила, что все это время занималась восстановлением связей театра с колледжами: хореографическим и культуры. На вопрос корреспондента «Радио Сибирь» - неужели раньше у театра не было связей с колледжами - «честно призналась», что ее раньше в этом театре не было, и она не знает, как было до нее, но хочет восстановить прохождение производственной практики студентов хореографического колледжа в театре. Странно, что директор театра за пять месяцев (!) своей работы так и не узнала, как обстоят дела с этим вопросом, но еще страннее, что она правда не знает, как было до нее. А было так – практика входит в государственный образовательный стандарт и учебное заведение обязано ею студентов обеспечить. И если кто-то утверждает или намекает, что студенты хореографического колледжа все предыдущие годы не проходили ее в театре, значит, этот кто-то пытается уличить руководство колледжа в невыполнении госстандарта. А если студенты колледжа все же проходят такую практику, но кто-то пытается всех убедить, что это не так, значит, кто-то зачем-то поступает нечестно. Кстати, кроме организации практики, колледж также обязан позаботиться о соблюдении особых условий, предписанных Обрнадзором, – у детей внутри театра должно быть все отдельное, вплоть до туалета и воды для питья. Подчеркну, не театр обязан создать такие условия, а колледж, потому что театр не образовательное учреждение и не получает финансирования на обеспечение производственной практики. Это забота руководства колледжа и его учредителя – Министерства культуры РБ. Между прочим, в оперном таких условий нет, что, наверное, есть нарушение предписаний Обрнадзора. Возможно, новый директор театра, говоря о восстановлении связей, имела в виду, что она как раз работает над тем, чтобы Минкульт и дирекция хореографического колледжа все-таки добились финансирования на эти нужды, но озвучены были только мысли о том, что благодаря участию студентов в спектаклях они не будут уезжать из Бурятии. Удивительно, что директор, отвечающий за материальное, преисполнен фантазий такой наивной логики, а мозг Даримы Линховоин, так сказать, наперсницы муз, трезво осознает, что для того, чтобы молодежь не уезжала, кроме интересной работы нужны зарплаты, жилье. Так, зарплата одного из солистов нашей оперы, уехавшего во Владивосток, в четыре раза выше здешней, а в Красноярске – в три раза.

Удивительно и то, что связи театра с колледжем культуры и искусств приходится восстанавливать… А как же тогда недавние целевые наборы студентов колледжа в консерваторию? Они были сделаны театром по предложению колледжа. Студенты колледжа культуры, так же как и студенты хореографического, заняты в постановках театра. Неужели директор театра об этом не знает? Или театр, в нарушение ТК, перестал оплачивать студентам выходы, а также оплачивать некоторым студентам стипендии? Его солисты перестали преподавать в колледже? Или все перечисленное не связи театра и колледжа?.. Возможно, новый директор оперного имела в виду, что связи – это то, что они с директором колледжа, как она поведала аудитории, пришли к выводу, что начинать подготовку музыкантов для театра надо еще с музыкальной школы. Какая свежая мысль! А главное, своевременная для театра именно сейчас. Правда, Дарима Линховоин снова вернула всех на землю, сказав, что начинать воспитание музыканта надо, прежде всего, с родителей, ибо ни один ребенок не хочет часами сидеть за инструментом и только воля, терпение и время родителей рождает музыканта.

Также директор бодро рассказывала про то, как пройдут будущие гастроли во Владивостоке, правда, за чей счет «банкет» - непонятно. Ранее оперный получал гранты Минкульта РФ на гастроли, сейчас нигде информации о том, что он вновь получил подобный грант, не было. Возможно, деньги выделяет ДФО. Интересно другое – с чем и с кем театр поедет на гастроли?

Потому что итоги первых месяцев работы нового директора на самом деле таковы:

1) оперная труппа лишилась двух ведущих солистов - реальных звезд, по крайней мере, российской оперной сцены, на которых художественное руководство театра выстраивало репертуар на годы вперед;

2) в теноровой группе солисты еще молоды, чтобы петь «Тоску», «Аиду», «Бал-маскарад», «Риголетто» - значит, все это будут исполнять приглашенные солисты;

3) монгольская певица Батчимэг недавно родила малыша, значит, партии драматического сопрано в вышеперечисленных операх также будут исполнять приглашенные солистки (думаю, депутат НХ Гергенов и Счетная палата уже приготовили калькуляторы для подсчета гонораров и разгонных);

4) из театра попросили художественного руководителя, оперного режиссера Юрия Лаптева (Счетная палата считает, что он слишком много ездит. Да, у нас теперь творческими процессами руководит Счетная палата), вслед за ним театр покинула и режиссер Вера Домбровская. Таким образом, в театре вообще нет режиссеров;

5) уехали несколько артистов мужского хора, притом что в хоре театра всего человек 37, то есть каждый голос на счету, а тот же «Риголетто» - это мужская опера, где все время много мужчин на сцене;

6) наконец, театр и город покинула первая скрипка и инспектор оркестра Дарья Станишевская, и, таким образом, в оркестре осталось три первых скрипки. Три. Первых. Скрипки. Всего же вместе со вторыми скрипками их шесть, а против них  - четыре виолончели. И как дирижер будет выстраивать баланс звука при таком соотношении - неизвестно… Кстати, главного дирижера в театре тоже нет. Уверена, что после отпуска оркестр недосчитается еще нескольких музыкантов. В балетной труппе вроде бы все более-менее благополучно, но, например, в этом месяце отменен показ «Коппелии», вроде бы кто-то из солистов травмировался, а замены нет, потому что труппа у нас немногочисленна и немолода. Говорят, в следующем сезоне Морихиро Ивато уже не будет худруком балета, и, скорее всего, сбудется мечта главы Бурятии - труппу покинут и японские артисты.

…Если кто не понял – это катастрофа. И все мы знаем, что эта катастрофа театра рукотворна и чьи, извините, зады новый директор прикрывает своим Именем, Лицом и Честью. И мы знаем, что не ради театра. Вовсе не ради театра. 

Туяна Будаева