Сергей Басаев, автор «Новой Бурятии», еще в 2011 году подробно писал о приключениях злосчастного РАЛИКа. Предыстория тогда заключалась в том, что Бурятия по линии Минсельхозпрода России должна была получить, начиная с 2009 года и в течение последующих двух лет, порядка 4 млрд рублей на развитие сельского хозяйства. В первый год республика реально получила 697 млн рублей, последующие же транши (1,3 млрд и 2 млрд в 2010 и 2011 году соответственно) зависели от выполнения целевых индикаторов в предыдущем году. Все эти средства предназначались на финансирование различных мер господдержки сельского хозяйства в Бурятии.

Напомним о схеме с РАЛИКом

Доселе невиданную сумму в 835 млн рублей, собранную при долевом участии двух бюджетов, крестьяне могли получить в 2009 году и с пользой их употребить. В соответствии с программами эти деньги предназначались на содержание маточного поголовья, закупку молодняка и семян, создание центров по воспроизводству стада, оборудование для молочных и откормочных ферм, строительство дорог и подключение к электрическим сетям, а также субсидирование части затрат на покупку сельхозтехники и оборудования.

Но на самом деле из 835 млн рублей лишь 29,3 млн. рублей досталось непосредственно аграриям Бурятии. 15 агрофирмам возместили по 30% стоимости техники, приобретенной ими в 2009 году. Остальную сумму (805 млн рублей) в качестве безвозмездной помощи получило специально созданное ОАО «РАЛИК» (Республиканская аграрная лизинговая компания). На всю сумму РАЛИК приобрел дорогую импортную агротехнику по ценам в среднем на 25–30% дороже среднерыночных. Затем РАЛИК передал ее 21 хозяйству по договору лизинга на 8 лет под 4 % годовых. В итоге бурятские агрофирмы получили тяжелые обязательства в течение ближайших лет выплачивать полную стоимость «чудо-техники», да еще и с процентами по договору лизинга.

Под эту схему правительство Бурятии выпустило два специальных постановления, в которых, во-первых, разрешило все деньги пустить на приобретение техники и, во-вторых, позволило оказывать господдержку РАЛИКу, как субъекту, обслуживающему сельхозтоваропроизводителей. Что противоречит постановлению правительства России о правилах предоставления субсидий из российского бюджета на поддержку региональных программ по развитию сельского хозяйства.

Как бы там ни было, РАЛИК, сдав в аренду по договору лизинга свою технику хозяйствам, теперь может по собственному усмотрению распоряжаться теми деньгами, которые он надеется получить от хозяйств. Для селян эта сделка невыгодна тем, что все они в общей сложности должны из-за завышенной цены переплачивать РАЛИКу более 100 млн рублей за технику. Что же заставило селян «надеть на шею» такое ярмо? Оказывается, нет худа без добра. Крестьяне надеются на то, что в связи с невозможностью дальнейшей деятельности фирма РАЛИК будет ликвидирована.

«Огуречное дело» и Унэгэтэйская оросительная система.

Недавно коллеги опубликовали занимательную статью «Год черного Чепика», в которой среди экономических эпизодов Александра Евгеньевича фигурирует «огуречный Фунт» - Александр Баранов, теперь уже осужденный к реальному сроку бывший руководитель «Солнца Тугнуя». Напомним, через эту «контору» из бюджета налево ушли 64 млн рублей. Эти средства «Солнце Тугнуя» получило в качестве компенсации за заявленную, но так и невозведенную, как оказалось, огуречную теплицу мощностью до 450 тонн овощей ежегодно.

Еще один знаменитый эпизод, с которого собственно и начались уголовные муки экс-министра сельского хозяйства Бурятии Александра Манзанова, касался Унэгэтэйской оросительной системы. Ее якобы «реконструкция» в целях повышения плодородия почвы в Заиграевском районе обошлась бюджету в 14,7 млн рублей.

Эти эпизоды явились составными звеньями цепи отмывания средств из той самой федеральной поддержки в размере 4 млрд рублей, которая должна была пойти во благо бурятских сельхозтоваропроизводителей. Простейшая арифметика показывает, что в общей сложности только по выявленным и раскрытым эпизодам республиканский бюджет лишился 730 млн рублей, а в довесок сельское хозяйство к тому же получило несколько реальных банкротов и близких к разорению сельхозтоваропроизводителей.

Что же или кто объединяет все эти дела?

На нынешний момент осуждены экс-министр Александр Манзанов, экс-директор «Солнца Тугнуя» Александр Баранов, экс-руководители ООО «Сибирский огород» и ООО «Регион 03» Алексей Маслов, Сергей Дворников и Виктор Павлов, почти не осужден экс-руководитель РАЛИКа Александр Перевалов.

Республиканские СМИ осторожно высказываются о главных фигурантах всех этих бюджетных отмываний и постоянно в связи с этим надеются отправить в отставку Александра Чепика. «Новая Бурятия» решила вплотную показать его схемы, которые он с удивительным успехом воплощает как один из главных «кукловодов» на площади Советов.

Общим знаменателем всех этих дел стала правовая база, специально подготовленная и позволившая теперь уже мошенникам по приговору Александру Баранову, Алексею Маслову, Сергею Дворникову и Виктору Павлову использовать возможность подать заявки в республиканский минсельхозпрод и получить вожделенные бюджетные многомиллионные компенсации.

Известно, что Москва в федеральной целевой программе утверждала для регионов (и для Бурятии, в том числе) суммы финансирования тех или иных мер сельскохозяйственной поддержки, а уже в задачу регионального правительства входило утверждение порядков предоставления субсидий конкретным «сельхозникам».

Такие порядки разработало и правительство Бурятии. Но вот только в первоначальной редакции эти порядки были составлены таким образом, что получить многомиллионную субсидию не составило бы труда даже тому же Александру Баранову, который, по показаниям свидетелей в Железнодорожном суде, мог страдать раздвоением личности и даже получал ранее серьезные травмы головы.

А схема проста: регистрируется ООО, прописывается в его уставе сельское производство как основной вид деятельности, находятся подельники, через которых искусственно создаются обороты по банковским счетам и якобы закупается сельхозтехника или оборудование, а затем документы (липовые договоры, счета-фактуры и платежные поручения) представляются в минсельхозпрод для начисления и выплаты компенсации.

По утвержденному правительством порядку специалисты минсельхоза даже не вправе были удостовериться в действительном статусе сельхозтоваропроизводителя у соискателя и наличии у него действительно приобретенной сельскохозяйственной техники и оборудования. Тем страннее была и роль некого правительственного координационного совета, который, с одной стороны, принимал решения о признании кого-либо сельхозтоваропроизводителем и об оказании ему финансовой поддержки, а с другой, как вскрылось в суде, на деле оказался не более чем совещательным органом при правительстве. Но последнее слово всегда оставалось за минсельхозом и его руководителем.

В таких «тепличных» условиях, созданных правительством Бурятии, особо не напрягаясь, получили десятки миллионов рублей «Солнце Тугнуя», «Сибирский огород» и «Регион 03».

Интересно, что после получения этими тремя «сельхозниками» субсидий правительство немедленно внесло изменения в утвержденные им же ранее (в конце 2010 года) порядки предоставления субсидий. Александр Манзанов сотоварищи еще даже не подозревали о своей криминальной перспективе, которая по прошествии нескольких лет стала тяжким бременем для Чепика и Наговицына в попытках усидеть на своих стульях, но уже в ноябре 2011 года (спустя несколько месяцев (!) после принятия первых порядков), т. е. по завершении очередного сельскохозяйственного оборота схему предоставления субсидий неожиданно ужесточили. Теперь получателем субсидии может стать только тот сельхозтоваропроизводитель, который, например, имеет определенное и фактически подтвержденное поголовье крупного рогатого скота на начало года (если речь идет о поддержке развития мясного скотоводства), или имеющий фактически подтвержденные посевные площади (если речь идет о поддержке производства картофеля и овощей).

Вместе с этим ужесточились и требования к представляемым в минсельхоз документам, которые подтверждают понесенные «сельхозниками» затраты на оборудование и технику. Случайным мошенникам минсельхоз входы перекрыл.

К таким выводам прийти несложно, достаточно лишь проанализировать самое первое постановление правительства Бурятии от 07.12.2010 г. № 535, которым были утверждены «преступные» коррупционные порядки предоставления субсидий, и постановление правительства Бурятии от 28.11.2011 № 622, которым первоначальные коррупционные порядки были существенно отредактированы. Заметим, именно в этот промежуток времени, с 7 декабря 2010 года по 28 ноября 2011 года, и были реализованы все преступные схемы с непосредственным участием всех названных выше героев.

Чепик и регламент правительства

Все бы ничего для Александра Чепика, но только регламент правительства Бурятии является вещью публичной и общедоступной, из которой можно выудить алгоритм принятия правительством своих актов.

Для начала отметим, что в те времена курировал сельское хозяйство в правительстве сам заместитель по экономическому развитию Александр Чепик. Уже гораздо позже в качестве громоотвода вводится должность отдельного заместителя председателя правительства по агропромышленному комплексу и развитию сельских территорий.

Но именно тогда, в 2010 году, Александр Чепик, предвидя миллиардные федеральные транши в республиканский бюджет, дал поручение министру Манзанову разработать соответствующие порядки предоставления субсидий, громко и публично заявляя о грядущей поддержке сельского хозяйства как манне небесной. По тогдашним заверениям чиновников, уже к 2017 году на каждого жителя будет приходиться несколько литров молока в день.

Но в кулуарах, в тиши кабинетов шла разработка того самого проекта будущего постановления правительства Бурятии от 07.12.2010 г. № 535. А параллельно с этим где-то в районах республики регистрировались ООО «Солнце Тугнуя», ООО «Сибирский огород» и ООО «Регион 03».

Вскоре мы стали свидетелями, кого Чепик включил в перечень согласований по проекту постановления правительства Бурятии от 07.12.2010 г. № 535, подготовленному минсельхозом, и кто из правительства Бурятии согласовал такой коррупционный правительственный акт перед тем, как его подписал Наговицын. В числе обязательных согласований, кстати, входит минфин и государственно-правовой комитет администрации главы Бурятии.

Полагаем, что уже на первом допросе, который могли бы провести правоохранительные органы по следам этой публикации, чиновники минсельхоза, минфина, государственно-правового комитета и других ведомств, работавшие над злополучным проектом постановления правительства Бурятии от 07.12.2010 г. № 535 и последующим проектом постановления правительства Бурятии от 28.11.2011 № 622, подтвердят, что в таком виде проекты готовились специально по указке вышестоящего руководства.

Ситуация с разработкой правительственных актов, по которым бюджетные деньги попадали в «черную дыру», в точности напоминает описанную историю с РАЛИКом, в которой, правда, правоохранительным органам в большей части удалось уберечь бюджетные деньги.

К слову сказать, в коридорах правительства Бурятии до этого не раз и не два готовились проекты аналогичных постановлений, устанавливающих порядки предоставления субсидий. Вот, например, постановление правительства РБ от 07.12.2009 N 453 «Об утверждении Порядка предоставления субъектам малого предпринимательства в сфере туризма субсидий на возмещение части затрат за счет средств республиканского бюджета» среди прочих требовало наличие у соискателя субсидии статуса хозяйствующего субъекта в сфере туризма, а также обязательно требовало представления фотоотчета фактических затрат (строительства гостевых домов, пансионатов и пр.).

Обо что (или об кого) споткнулись чиновники в 2010 году, когда разрабатывали преступные порядки для сельского хозяйства, теперь уже сможет выяснить только следствие.

Эпилог

Являются ли мошенниками конечные исполнители всей описанной преступной схемы? Конечно, да, и они будут ими при любых обстоятельствах. Каждый из них по отдельности получил свой приговор, а Александр Манзанов даже два. От третьего приговора Александра Манзанова спас отказ прокуратуры поддержать обвинение в растрате министром бюджетных средств.

Возможно ли найти и действиям Александра Чепика подходящий состав в Уголовном кодексе РФ? Пока вряд ли. Как и в ситуации с Александром Сучковым и «домиком Наговицына», скорее всего, единственным источником доказательств причастности Александра Чепика к преступлению с бюджетными деньгами будет только сам Александр Манзанов и его преступная компания.

Но вскоре в современной истории России может быть открыт абсолютно новый вид мошенничества, связанный с принятием заведомо коррупционных правительственных подзаконных актов, устанавливающих порядок расходования бюджетных средств, и повлекший причинение особо крупного ущерба бюджету. И первопроходцем может стать Бурятия и ее некоторые вредоносные руководители.

Аркадий Зарубин, Новая Бурятия