В исправительной колонии Бурятии произошло нападение на сотрудника (ВИДЕО)

По словам Анастасии Кузнецовой, следствие не спешит расследовать эту историю.
Происшествия |
Фото В исправительной колонии Бурятии произошло нападение на сотрудника (ВИДЕО)
Фото: пресс-служба УФСИН по Бурятии

Улан-удэнка Анастасия Кузнецова рассказала шокирующую историю, произошедшую с ней посреди бела дня прямо на рабочем месте в исправительной колонии №2 УФСИН по Бурятии. 11 ноября прошлого года в колонии, где она работала старшим психологом, на нее напал осужденный.

- Утром я шла с планерного совещания, поднялась на свой этаж и увидела осужденного, который стоял в коридоре, хотя передвигаться по территории зоны в одиночку осужденным запрещено. Он пошел за мной, проник в кабинет и схватил меня сзади за волосы. Как оказалось, в руках у него была заточка. Дальше все происходило как в страшном сне.

Он кричал, что убьет меня, что терять ему нечего, порезал пальцы, лицо, уронил на пол. Если бы не толстая куртка, в которую  была одета, и то, что я втянула голову в плечи, он бы порезал мне шею, — рассказала 23-летняя девушка. 

По ее словам, никто в этот день не отпустил ее домой или в больницу, все происходило самым обыденным образом. Обработали раны, дали воды, как могли, успокоили и вообще вели себя так, словно никакого ЧП не случилось. Только на следующее утро Анастасия смогла пойти в поликлинику и открыть листок нетрудоспособности.

На крики Анастасии прибежали сотрудники колонии и буквально выдернули окровавленную заложницу из рук осужденного. Каково же было ее удивление, когда, выйдя с больничного, она обнаружила, что напавший осужденный по-прежнему находится в этой же колонии. На просьбы психолога перевести ее на другое равнозначное место работы Кузнецовой ответили отказом. 

Откуда заточка

- Согласно правилам, осужденный по территории колонии не может передвигаться один, а только в сопровождении. Когда я шла по коридору, обратила внимание, что он стоял там один. Проходя мимо, еще спросила: «вы к кому?», и он махнул рукой в сторону соседнего кабинета, где сидели одни женщины. Я думаю, он специально ждал любую, кто пойдет мимо. Просто мимо шла я. Я с ним не работала, мы не были знакомы, но он выбрал почему-то меня, — рассказала Анастасия.

В материалах служебного расследования, завершившегося, согласно документам, 8 декабря прошлого года, последнее обстоятельство истолковали как свидетельство того, что психологу Кузнецовой на работе ничего не угрожало.

«Достаточных данных, свидетельствующих о реальности угрозы безопасности защищаемого лица для решения вопроса о применении к Вам мер государственной защиты по состоянию на 11.11.2021 года не имелось. Нападение носило спонтанный характер и не было направлено на воспрепятствование законной деятельности, принуждение к изменению ее характера или совершено из мести за указанную деятельность», —  сообщается в результатах служебной проверки.

Между тем интересные вопросы возникли не только у психолога психологической лаборатории ФКУ ИК-2 УФСИН РФ по РБ старшего лейтенанта внутренней службы Кузнецовой, пережившей шок и едва не погибшей на рабочем месте. Все-таки как так вышло, что осужденный оказался в коридоре служебного помещения, где работали преимущественно женщины, один? Почему он один находился там довольно продолжительное время, а самое главное, каким образом в его руках очутилась заточка?

Пункт 6.3

- Когда я вышла с больничного, то обнаружила, что никто ничего менять в колонии не собирается. Напавший на меня продолжает оставаться там же, я вынуждена исполнять свои обязанности в прежнем объеме под постоянной угрозой того, что все может повториться в любой момент. От одной мысли, что где-то рядом со мной ходит этот человек, бросало меня в дрожь. Что-то непонятное стало происходить и с уголовным делом, где сменился уже третий следователь. Абсолютно нигде не сообщалось, что в Бурятии вообще произошло такое ЧП, а я считаю нападение на сотрудника исправительного учреждения чрезвычайным происшествием — не зря уголовное дело было возбуждено по ч. 3  ст. 321  УК РФ. Более того, на очной ставке с осужденным  услышала версию, что он просто хотел порезать себя, а я, увидев это, бросилась отнимать у него заточку и, таким образом, поранилась, —  рассказала Анастасия.

Со всем этим можно было справиться, если бы руководство УФСИН по Бурятии после ее рапорта об увольнении не пожелало расторгнуть с Анастасией контракт по статье, в соответствии с которой с нее надлежит взыскать сумму, потраченную на обучение. Доводы Кузнецовой, что причиной увольнения стали нарушения со стороны работодателя, согласно п. 6.3 контракта, во внимание приняты не были.

Пункт 6.3 гласит, что руководитель УФСИН по Бурятии обязуется обеспечить государственную защиту при наличии угрозы посягательства на жизнь, здоровье и имущество сотрудника, членов его семьи в целях воспрепятствования законной деятельности сотрудника либо принуждения его к изменению ее характера, а также из мести за указанную деятельность.

- Если нападение осужденного на меня и угроза убийством это не посягательство на мое здоровье, тогда что это? Почему я, пережив такое, должна оставаться на том же самом рабочем месте и не опасаться за свою жизнь? Я намерена отстаивать свою позицию в суде и доказать, что по вине руководства УФСИН по Бурятии мне были причинены телесные и моральные страдания и что причина расторжения контракта  не в моих действиях, – уверена Анастасия.

По словам девушки, она до сих пор не может спокойно спать, реагировать на стук в дверь и вообще забыть всю эту историю. Столкнувшись с таким поведением коллег в свои 23 года, Анастасия Кузнецова ищет бывших сотрудников УФСИН по Бурятии, с кем случилось нечто подобное и кто мог бы помочь советом, как ей теперь быть.   

Возрастное ограничение 18+

Кол-во просмотров: 2320

Поделиться новостью:


Поделиться: