Теперь в киосках «Новости»

«Пришествие по крови» продолжается?

События вокруг семейно-родовой общины «Дылача» выявили не только недоумения, но и противоречия об эвенках. При этом в подсознание осторожно внедряется, что они не являются коренными жителями Бурятии.
Общество |
Экономика |
Спорт |
Происшествия |
Здоровье |
Политика |
Культура |
Туризм |
Любимые песни родителей |

События вокруг семейно-родовой общины «Дылача» выявили не только недоумения, но и противоречия об эвенках. При этом в подсознание осторожно внедряется, что они не являются коренными жителями Бурятии. Я посмотрел отзывы в интернете и ужаснулся невежеству, дремучести и хамству некоторых сограждан. А уж историю Сибири, увы, не знают большинство сибиряков, о чем я уже говорил (см. статью в Учительской газете «История земли Сибирской»). Поражает спонтанная идеологическая позиция противников «Дылачи». В лучшем случае она циничная, а в худшем, фашиствующая, признающая вынужденное вымирание части соотечественников как эволюционную закономерность.
Сейчас началась вторая волна нашествия. Сможем ли мы выдержать? На их стороне, в том числе и группы журналистов, прибывших в Бурятию, огромные деньги. А у нас, эвенкийской интеллигенции, даже на интернет приходится занимать. Думаю, что всем понятна ситуация: нас загоняют в «угол безысходности».

В моём селе живёт около двухсот эвенков-чилчагиров, особый этнос, сформировавшийся в XVI-XIX веках в родстве с ойратами и русскими, всё вокруг пропитано историей и останками культуры страдающего народа. Эвенки («спускающиеся с гор», пешие тунгусы) всегда, с первых стоянок и поселений на Селенге, Ангаре и Лене (25 тыс. лет назад), обитали на территории Сибири различными анклавами разного уровня развития, связанных одной языковой культурой. Именно предки эвенков – ИЛЭ – были охотниками на мамонтов, чему имеются подтверждения – графическое (орнаментальное) и лингвистические послания из Прошлого (см. мои статьи в журнале «Мир Севера»).

Илэ являлись предками бурятского и эвенкийского этносов, что отмечается в фольклоре бурят: «… все мы немного эвенки». Но сначала, с приходом монголо-язычных племен с юга, произошло движение тунгусских племен (тунгус-тюркское (якутское) название илэ-эвенков) на запад, частью влившихся в сибирские народы, и на восток (основная масса) скотоводы-мурчены. Но «пешие тунгусы» (эвенки) и «оленные люди» (орочены) продолжали жить на породных местах вокруг Байкала, куда и нагрянули монголо-язычные предки бурят. Началась активная метизация двух этносов, что привело к рождению великого народа – бурят. Попутно замечу, предки бурят по монгольской линии похоже имели ранее островное место жительства (арал – море, где много островов; остров; а по эвенкийски: бур – остров).

Этноним «бурат» был заложен в сознание народа в период прихода к Байкалу. Этот период в народной бурятской этнографии называется как «Пришествие по воде». В конце этого периода монгольской ветви возникшего народа грозило «растворение» в тунгусской среде. Но грянуло второе пришествие, которое называлось «Пришествие по маслу». Их встречали как спасителей нации. Положение резко изменилось в сторону монголо-язычного формирования бурятского языка и культуры, что и произошло в данный период. При этом сохранившая этническую принадлежность, тунгусская многочисленная диаспора определялась одним емким названием «Сологоны», то есть горные эвенки. Были диаспоры и степные, среди бурятского народа, вплоть до XVII века, когда из-за непомерного ясака они срочно стали «бурятами» (см. Б.О.Долгих «Родовой и племенной состав народов Сибири в XVII веке».

Но вернемся во времена оно, когда произошло рождение бурятского народа и определились границы этнической Бурятии (см. мою статью «Причина», журнал «Мир Севера» №1 за 2011 г.) И вот когда обрушилось третье пришествие, которое бурятский народ назвал временем «Пришествия по крови», потому что третья волна монголов – это безжалостная захватническая война. Дауры – южные буряты – оказывали яростное сопротивление и вынуждены были отступить, оставив Северную Халху до Южного Забайкалья. Граница этнической Бурятии, ранее пролегающая у самого Тибета, была скорректирована, однако скотоводы-буряты кочевали своими пастбищными путями, и как-то, скорее духовно, подчинялись тибетским (монгольским) царям; тому есть яркие свидетельства (см.этнографию бурят, мифологию бурят).

А «третья волна» скатилась на территорию Китая. Но период «Пришествия по крови» продолжался набегами, грабежами. А в IX веке, во время войны киданей (копьеносцев) с бохайцами, когда было уничтожено великое тунгусское государство Бохай, часть монголо-язычных киданей (баргуты) нахлынули на бурятскую территорию вплоть до северного Байкала, создав на несколько веков государственное образование Баргуджин-токум. После ужасающей эпизоотии, когда скот «падал» ежедневно сотнями, большинство баргутов «бежали» восвояси – в Центральный Китай (в эвенкийском фольклоре указывается другая причина ухода, но это скорее поэтическая метафора). В тот же период был сокрушающий падёж оленей и у эвенков. Попутно отметим, что именно баргуты оттеснили предков якутов на север с Баргузинской долины и прилегающих территорий.

Эвенкийская (прибайкальская) этническая история развилась следующим образом. Террасы Верхней Ангары, бассейна реки Мамы, верховьев Лены населяли маугирские племена, в частности, многочисленные шилягиры. И они, худо-бедно, сосуществовали с бурятами, хотя отношения время от времени, из-за территориальных обоюдных претензий (пастбища), становились напряженными. И так продолжалось до XVI века, когда из Северной Халхи в Даурию (южная Бурятия) хлынули хоринские рода монголов во главе с монгольской принцессой Балжан-хатан. Они пришли и остановились на территории эвенков-улягну (улятов), вытеснив их на север до Вилюя, и на восток, до Зеи; те, в свою очередь, пришли и на земли жуеганов (якутское название притока Вилюя – Жуя; эвенки называли ее «Чу», то есть «страшная»).

И тогда жуеганы (киндыгиры и родственные им чилчагиры) начали захватническое нашествие на Верхнеангарскую территорию; правда, мои предки чилчагиры пришли позже. Мы имеем документальные свидетельства колониальных властей о военных стычках шилягиров с чилчагирами (Б.О.Долгих), а также предания о нескольких жестоких битвах с родственными киндыгирами. Мотивация захвата и вытеснение шилягиров на западные байкальские земли – это «возвращение на породные земли…». Эвенки Баунта (чилчагиры; вероятно, когда-то были нам родственниками, но очень давно), Баргузина, Закамня живут там с незапамятных времен. По-крайней мере, оппонентам, выполняющим заказ, утверждающим, что «эвенки некоренной народ Бурятии», мы можем твёрдо сказать, что тунгусские племена жили на Байкальской земле всегда, то есть всё известное нам историческое время…

Кол-во просмотров: 297

Поделиться новостью:


Поделиться: