Почему жителям Бурятии все еще кажется, что в Америке трава зеленее

Историк театра Елена Гильмулина предложила поделиться своими впечатлениями от спектакля «Стиляги» и американской жизни
Общество |
эксклюзив
ЭКСКЛЮЗИВ
Фото Почему жителям Бурятии все еще кажется, что в Америке трава зеленее
Фото Т. Никитиной

 В Бурятии впервые стартовал престижнейший театральный фестиваль «Золотая маска». Начало выдающемуся культурному событию, проходящему в республике в рамках программы для Дальнего Востока, положил спектакль Театра Наций «Стиляги». В стенах Государственного русского драматического театра им. Н. Бестужева спектакль продемонстрировал не только игру столичных артистов, но и такие технические возможности сцены, как довольно редко используемая для постановок оркестровая яма, где разместились музыканты.

Кроме того, сцена крутилась, актеры взмывали вверх, сказочно кружась парами и поодиночке, радовали глаз изумительно яркими костюмами «стиляг» и поразительной схожестью с одноименным фильмом Валерия Тодоровского. Правда в свете текущих событий последние несколько лет восприятие сюжета спектакля развернулось несколько в иную сторону. Столкнувшись с реальной жизнью, главная героиня Польза не верит больше в прекрасную Америку и призывает к тому же главного героя Мэлса. Развешанные по всей сцене пеленки, как белые флаги, выдали истинную позицию автора. Да и белые костюмы, в которые переоделись в заключительной сцене все без исключения герои, кроме Мэлса, не оставили в этом сомнений.   

Мы попросили историка Русского драматического театра им. Н. Бестужева, заслуженного работника культуры Бурятии, кандидата искусствоведения Елену Гильмулину поделиться своим впечатлениями от увиденного, тем более что они показались нам чрезвычайно интересными.

О чем «Стиляги?»

- О любви, о молодежи, которая хотела выделяться и выйти за общепринятые рамки, и о том, какую цену нужно было заплатить за эту свободу самовыражения… Яркий калейдоскоп костюмов, песен, танцев в череде пасмурных будней… Сюжет и визуальный ряд эмоционально затягивают. Симпатии зрителей, конечно же, на стороне «стиляг».

 Мне нравится фильм В. Тодоровского, и невольно сравниваешь спектакль со сценами из этого фильма. Спектакль повторяет сюжет фильма и его музыкальную основу. И он похож на фильм, и не похож. Сходство в том, что сделан с легкой иронией, правда слегка проигрывает киноверсии по драйву и динамичности. Режиссер спектакля А. Франдетти и его соавторы – хореографы И. Кашуба и А. Войнов, сценограф Т. Рябушинский, художник по костюмам А. Бугаева, постановщик света И. Виноградов и музыкальный руководитель Е. Загот – нашли собственные художественные слова для театральной версии.

У театральной постановки есть свои отличия от киноверсии. Прежде всего начало, когда в зрительном зале появляется героиня с рупором и командует репетицией комсомольцев на сцене. Свет при этом включен и зрители как бы участвуют в просмотре парада советской молодежи. Подчеркнутая одинаковость в одежде, мыслях, строе... На контрасте далее мы видим компанию ярко одетых молодых людей и подчеркнуто веселое настроение, смех, танцы, беззаботность в исполнении молодых актеров с хорошими вокальными и танцевальными данными, так важными для постановки в жанре мюзикла.

В поисках свободы

Столкновение двух миров, неприязнь двух противоборствующих культур проходит сквозной линией через весь спектакль. Вовлечение зрителя в происходящее – одна из особенностей постановки.  Очень эмоциональна выразительная сцена – товарищеский суд над Мэлсом, где в качестве судей выступает зрительный зал, а на сцене комиссар зачитывает «обвинение», при этом звучит когда-то хит группы «Наутилиус Помпилиус» «Скованные одной цепью» и подпевает хор из зала – комсомольцы. Они встают в проходах и начинают синхронно исполнять движения в ритм и петь, а зрители становятся свидетелями и соучастниками этой сцены.  

И понятно, почему зрители симпатизируют «стилягам». Алексей Франдетти неоднократно отмечал, что для него в спектакле важна тема несогласных, нонконформизма, бунтарства и желания быть не такими, как все. Примерно о том же говорил режиссер фильма Тодоровский: «Тема картины — вечная потребность человека быть свободным. Быть не таким, как все. Идти против течения».  В интервью перед премьерой спектакля Tеатра Наций Тодоровский сказал: «Стиляги – это другие, это люди, которые в большой толпе хотят выделяться… цветом носков, но часто и мыслями, и видением мира… Естественно, их всегда будут гнобить, уничтожать, и в этом смысле это современная история, она всегда будет такая».

Сегодня многие зрители мало знают о том периоде жизни, когда страна тяжело восстанавливалась после столь кровавой Второй мировой войны, о стилягах как субкультуре и общественном явлении. Любой спектакль или фильм не только история о чем-то, но и для чего.  Что движет сегодня Художником, с каким посылом он обращается к нам, зрителям. Это всегда интересно, и тут возникает контекст. Спектакль, в котором представленная история о стилягах середины 1950-х годов для зрителей 2020-х наполняется несколько иными смыслами.

Где нет стиляг

И тут возникают вопросы у зрителей, некоторые из них я хотела бы озвучить: «Неужели вся свобода заключается в брюках модного покроя и прическе определенного фасона?».  Сегодня, когда все одеваются кто во что горазд, на полном серьезе обсуждать детские вопросы, у кого юбка круче, просто смешно. Видимо, нам так и не удалось понять, что главная несвобода как раз и заключается в желании походить на кого-то другого, вечно пытаться вписаться в «правильную компанию», быть «не как все», вместо того чтобы попытаться стать собой, понять, зачем мы тут и для чего. За эти годы мы не усвоили, что нет ничего более преходящего, чем та или иная мода, что погоня за очередным лейблом — рабство и нет диктата жестче, чем сиюминутные веяния. Для нас все так же является открытием, что «важно не то, что снаружи, а то, что на подкладке» и «чем свободней человек, тем он проще одет», проще относится к тому, во что одеты другие.

О том, что свобода самовыражения своих взглядов в западном мире – это миф, думаю уже многие понимают сегодня. И этот ответ в спектакле дает один из героев, бывший стиляга, а потом советский дипломат Фрэд, только прилетевший из Америки, страны своей мечты, ради которой он оставил своих друзей и любимую девушку. «У меня плохие новости, – просто и без эмоций сказал он Мэлсу, –  там нет стиляг»...

Когда нет жестких запретов, нет особого удовольствия в том, чтобы протестовать и бунтовать.  Стоит сказать, что «стиляги» как явление формально оставалось таковым, но потеряло свое бунтарство и актуальность.

Одна из молодых журналисток на пресс-конференции сетовала о грустном финале фильма, но финал спектакля кажется еще грустнее. Кричащий Мэлс о том, что «мы же есть» с щемящей песней в финале спектакля, когда вокруг него — и вторя ему — собираются призрачные фигуры в белом, герои этой поучительной истории наполняют увиденное нами иными смысловыми акцентами и мыслями. После спектакля время, режиссер, другой опыт невольно навеяли мысли. Ведь подобно одному из героев спектакля я жила и в СССР, и в Нью-Йорке и, конечно, поймала себя на воспоминаниях о том, как это было. Правда такое явление, как «стиляги» не застала, так как родилась позже.

Америка снаружи и внутри

В 1998 году мы с актерами нашего Русского драматического театра впервые отправились на гастроли в США, полные ожиданий увидеть далекую незнакомую страну. Мы, как и многие, судили о ней по голливудским фильмам и песням. Хорошо помню, как 8 февраля из серого и холодного Хабаровска (-30 градусов) мы перелетели в Сан-Франциско штата Калифорния, где нас встретило высокое небесно-голубое небо, синий океан и удивительно яркая зеленая трава, какие-то пьянящие запахи цветов, доброжелательные улыбки, джаз в гостинице, стеклянный лифт, который мы увидели впервые. У меня было такое ощущение, что мы очутились на другой планете. Мы хотели побольше узнать об этой жизни, которая столько времени была закрыта от нас, и у них тоже был к нам искренний интерес. Мы привезли спектакли «Шаманские сновидения» и «Из Америки с любовью», и меня удивило, что американцы знают о шаманизме и бурятской культуре.  Поездка была замечательная.  Казалось, что открывшиеся с обеих сторон границы, интерес и доброжелательные отношения друг к другу будут навсегда.

Сложилось так, что спустя несколько лет судьба представила мне возможность узнать Америку не просто глазами туриста, а изнутри. Я жила в Нью-Йорке, гуляла по Манхеттену и Бруклину, посещала другие города и могу сказать, что Америка, как и Россия, очень большая и довольно разная. Там тоже красивая природа, замечательные парки, интересная архитектура… В Нью-Йорке много хороших музеев, театров, спектакли которых вызывают восхищение…

Но сегодня я не идеализирую Америку как многие наши соотечественники, которые по-прежнему знают об этой стране по старым американским фильмам и мифам, что именно там можно воплотить свою мечту о свободе, прекрасной жизни, счастье… Нашим людям кажется, что «где-то трава зеленее…»  А вместе с тем, там тоже по-разному живут люди, и иммигранты первой волны, и те, кто не смог в сложных условиях адаптации в чужой стране «выбиться в люди», часто теряя тот уровень жизни, который был у них на родине. Ведь платить за жилье, коммунальные услуги и т.д.  нужно в любой стране. Это очень дорого.  Я часто думала, почему в столице мира, как часто называют Нью-Йорк, с мировым финансовым центром на Уолл-стрит, такое старое, неухоженное метро, требующее большого капитального ремонта? Быть может потому, что те, от кого это зависит им не пользуются?

Смелость вернуться на родину

 Для тех, кто надеется в Америке разбогатеть, хочу сказать, что во многих американских городах, таких как наш Улан-Удэ, меньше или больше по населению, столько брошенных разрушенных и полуразрушенных домов, потому что люди не в состоянии оплачивать за них кредиты. В большинстве городов американских штатов нет своих театров, музеев, концертных площадок.  Это мягко сказать, про скудный культурный уровень. Чтобы посмотреть спектакли, люди едут в Нью – Йорк, Вашингтон… Но немногие могут это сделать, далеко не каждый может позволить себе дорогие билеты и массу других вещей, в том числе хорошей одежды. Это реальность - никакой сказочной жизни там нет. Америка мечты, свободы и беззаботной жизни – миф, фантазия, художественный вымысел.  Вот такой смысловой контекст размышлений возникает сегодня после просмотренного спектакля.

Конечно, нам нужно ездить, путешествовать, пробовать и мечтать. Это расширяет сознание, ты переходишь на другой уровень понимания, что сегодня происходит в мире. Об этом знают не только обычные люди, но и наши представители культурной и бизнес элиты, которые уезжали и уезжают в надежде, что они смогут там жить также, как здесь, но чаще всего ошибаются. Признаться, в этом им сложно. Дело не только в языковом барьере, менталитете, политике, жесткой конкуренции в творческой и бизнес среде, где много собственных звезд, пробиться сквозь которые чрезвычайно трудно.  Я согласна с ученым-историком Андреем Фурсовым, который когда-то сказал, что старая англо - саксонская элита и не только, никогда не примет нашу элиту в свой круг, сколько бы денег они не отдали за это. Не каждому хватить смелости и мудрости вернуться на родину как это сделали художник Даши Намдаков, актер Владимир Машков и многие другие. Кому-то понять это нужно время и возможность приобрести свой горький опыт.  

Пришло время культурной и бизнес элите нашей страны и всем нам тоже отбросить иллюзии и осознать, что надо самим строить свою жизнь, в своей стране, городе, семье, здесь и сейчас. Сделать так, чтобы не мы туда уезжали жить, а они стремились к нам. И мы можем это, у нас для этого есть все – люди, природные ресурсы… ну, может быть, немного не хватает кому-то веры, кому-то сил и свободы.    

 

Кол-во просмотров: 2349

Поделиться новостью:


Поделиться: