Оформить заказ в интернет-магазине

Монголия как провайдер: бизнес Бурятии настроен не упустить свой шанс

Как в условиях новых санкций республика может развернуть ситуацию в свою пользу
Экономика |
Фото Монголия как провайдер: бизнес Бурятии настроен не упустить свой шанс
Фото: Татьяна Никитина

С 30 марта Россия отменила ковидные ограничения на границе с Монголией. Речь о Международном автомобильном пункте пропуска «Кяхта», куда, как утверждают очевидцы, уже выстроились потоки фур и туристов. На прошлой неделе при поддержке республиканского министерства промышленности, торговли и инвестиций Монголию посетила делегация бизнесменов из Бурятии.  

О том, какие горизонты открываются перед Бурятией в этом плане в связи с новой политической и экономической ситуацией, мы беседуем с профессором, ректором- основателем Бурятского государственного университета Степаном Калмыковым.

Степан Владимирович, ровно 30 лет назад вы опубликовали статью «Чем мы не похожи на «драконов», где ключевыми можно назвать слова «реализм» и «выживание». Удивительно, что спустя столько лет статья вполне актуальна. Там вы пишете: «У Бурятии есть все основные предпосылки стать вторым Тайванем, Гонконгом, Южной Кореей или Сингапуром. Вы до сих пор так считаете?

– В начале 90-х было много таких статей. Страна переживала глобальные изменения, искала ориентиры. И сегодня я считаю, что Бурятия, учитывая востребованность наших кадров, потенциал вузов, могла в силу ряда причин сделать технологический скачок. Кстати, в России есть такие примеры успешного развития отдельных регионов.

Речь не только про Татарстан. Пример успешного экономического взлета показал, к примеру, Агинский бурятский автономный округ. В отличие от Усть-Ордынского округа, тогда, в конце 90-х, под управлением Баира Жамсуева это был регион с профицитным бюджетом, который имел возможность выделять субсидии той же Читинской области. Подобно Татарстану, Калмыкии, некоторым кавказским региона,  руководство Агинского округа создало на своей территории офшорную зону, что привлекло крупный бизнес. Тогдашнее законодательство позволяло это делать. Достаточно сказать, что за счет своих средств округ построил здание для филиала БГУ, а потом передал его университету, что по нынешним временам звучит фантастически.   

А как может развиваться Бурятия в нынешних условиях? В своем интервью представитель Россотрудничества Амгалан Базархандаев сообщил, к примеру, что по российским квотам на получение высшего образования в прошлом году в Бурятию из 500 монгольских студентов приехал только один. Как вы думаете, почему?

– Здесь комплекс причин, в том числе исторических. В 50 – 60-е гг. монгольских студентов направляли учиться в Иркутск, Москву, но не в Улан-Удэ. Известная  поговорка «курица – не птица, Монголия – не заграница» в полной мере может быть отнесена и к Бурятии. Для монголов тоже «Бурятия – не заграница» в том плане, что у нас за все эти годы не появилось ничего прорывного, что могло бы заинтересовать молодежь. Поэтому, выбирая место учебы, они стремятся в города с развитой экономикой. Когда открыли границы и в Улан-Удэ поехали туристы из Монголии, сразу стало понятно, что их здесь интересуют в основном продукты питания.

В этой связи в условиях жестких экономических санкций нам надо смотреть на Монголию как на провайдера, проводника товаров со всего мира и не только товаров. На Монголию санкции не распространяются, и она готова сегодня занять место той же Польши, страны, через которую много лет в Россию ввозились товары со всей Европы.

В свое время под влиянием санкций со стороны Европейского Союза многие россияне, державшие активы на Кипре, стали переводить их в страны АТР. Одной из перевалочных баз для них тогда стала Монголия. Сейчас ситуация та же – наши люди из России вынуждены выводить свои активы из офшоров и думают, что если они спрячут свои деньги и активы в Гонконге, их там никто не найдет. 

  При БГУ долгое время работал Центр правового обеспечения взаимодействия России со странами АТР, где основным направлением исследования была Монголия, Китай. Где сейчас этот Центр? Каковы итоги этой работы и как те результаты могли бы пригодиться сегодня?

К примеру, восемь лет назад России был передан приличный участок Охотского моря, который до этого считался международными водами. Без войн, санкций и взаимных упреков самая большая «рыбная корзина» России, как прозвали Охотское море, стала полностью принадлежать нашей стране силой одной только юридической мысли. Как вы считаете, какие чудеса способна показать Россия на Востоке, если уж мы на самом деле поворачиваемся к нему лицом?

– Хотелось бы начать с того, что буквально в мае в Москве состоится заседание комиссии под эгидой министерства просвещения России под руководством академика Александра Чубарьяна, где будет обсуждаться новая концепция школьного учебника «История России». Ожидается, что в этом учебнике значительное внимание будет уделено Азии, взаимоотношению со странами Востока. Сама сегодняшняя ситуация диктует вплотную заняться этими вопросами.  

Открытый когда-то при БГУ Центр правовых технологий стран АТВ, исследовательский центр, возглавляемый Юрием Скуратовым, существует. Проведено несколько международных юридических конференций, опубликованы научные работы, подготовлены специалисты со знанием китайского, монгольского языков.

В своей книге «Университет Байкальской Азии. Время созидания» я посвятил этому вопросу несколько страниц, суть которых в том, что на самом деле мы не знаем право Китая, Монголии в области торговли, инвестиций, а без знания законодательства этих стран, без понимания, как эти правовые нормы стыкуются с законодательством Российской Федерации, торговать очень сложно. Мы мало знаем о праве Южной Кореи в области туризма и строительства туробъектов, но начинаем на Байкале корейский проект. Здесь необходима глубокая экспертно-аналитическая работа. Кадры есть. Надо их мотивировать, заинтересовать бизнес и государственные структуры.

Спасибо за информацию!

Тэги: Монголия
Кол-во просмотров: 1117

Поделиться новостью:


Поделиться: