Теперь в киосках «Новости»

​"Забытая бригада" Николая Клыпина

Ошибка Верховного главнокомандующего Сталина, или почему советские исследователи битвы под Москвой "забыли" 17-ю танковую бригаду, которой командовал Герой Советского Союза из Бурятии Николай Клыпин?
Общество |
Экономика |
Спорт |
Происшествия |
Здоровье |
Политика |
Культура |
Туризм |
Любимые песни родителей |
Фото ​"Забытая бригада" Николая Клыпина

Сталинский танкист Николай Клыпин - один из первых жителей республики, удостоенных звания Героя Советского Союза. Воинская слава пришла к нему в 3-ю советско-финскую войну (1939-1940 гг.), а причиной заката военной карьеры полковника Клыпина уже в конце 1941 года стала личная ошибка Верховного главнокомандующего Иосифа Сталина.

Верхнеудинск (Улан-Удэ) - родина героя

Наш герой родился 6 декабря 1908 года в Верхнеудинске (с 1934 года Улан-Удэ) в семье железнодорожного рабочего Иоакима Павловича Клыпина и домохозяйки Дарьи Прокопьевны Клыпиной.

Род Клыпиных происходит из Балаганского уезда Иркутской губернии, ныне Боханский район Усть-Ордынского Бурятского округа Иркутской области. Из Бохана родом отец Николая, Иоаким Клыпин (1870 г.р.), который в молодости покинул родительскую семью и работал на строительстве Транссибирской железнодорожной магистрали, прокладывал дорогу вдоль берега Байкала до станции Верхнеудинск.

Позже Иоаким (Яким, Аким) Клыпин поселился в Верхнеудинске, где работал чернорабочим, слесарем и осмотрщиком вагонов в железнодорожном депо на станции Верхнеудинск. Здесь он познакомился со своей будущей женой Дарьей (1872 г.р.), уроженкой поселка Ильинка Селенгинского уезда Забайкальской области (ныне Прибайкальский район Бурятии).

Николай Клыпин вырос в многодетной семье, вместе со своими тремя братьями - старшим Василием и двумя младшими Александром и Ефимом, а также четырьмя сестрами Фаиной, Глафирой, Верой и Надеждой.

В сентябре 1918 года, еще при власти Сибирской директории, или Временного Сибирского правительства,  10-летний Коля Клыпин начал учебу в железнодорожной школе станции Верхнеудинск. Она была открыта в 1903 году, а к 1910 году в ней обучалось уже около 300 детей железнодорожных служащих и горожан. Всю Гражданскую  войну и период частой смены власти Николай Клыпин последовательно заканчивал шесть классов железнодорожной школы.

Напомню, что тогда в Верхнеудинске попеременно властные функции исполняли Верхнеудинский Совет рабочих и солдатских депутатов, исполнительные органы Временного сибирского правительства (Сибирской Директории), Верховного правителя России Александра Колчака, Забайкальского правительства атамана Григория Семенова, Верхнеудинский народно-революционный комитет правительства Дальневосточной республики (ДВР) и, наконец, органы власти РСФСР.

Окончил школу он в 1924 году уже в Советской Бурят-Монголии.  После учебы, в период НЭПа ("новой экономической политики" Советского государства), 17-летний Николай Клыпин начал работать по найму у разных хозяев - дворником в заведении портнихи Доброхотовой, извозчиком у извозопромышленника Давыдова и других частных лиц, предпринимателей и обывателей в прошлом купеческого Верхнеудинска. Этот "нэпманский" период длился у юноши два года.

С парохода на танк

Следующие шесть лет жизнь Николая Клыпина была связана с речным флотом. С 1926-го по 1932-й год он работает в Селенгинском государственном речном пароходстве. Сначала грузчиком (чернорабочим), кочегаром-масленщиком, затем (с 1929 года) помощником машиниста парохода в местном речном порту (затоне речного транспорта). В 1929 году вступает коммунистический Союз молодежи (РКСМ).

В 1930 году 22-летний комсомолец Николай Клыпин поступает в Сибирский техникум водных путей сообщения в Омске (ныне Омское речное училище). И в 1931 году, после окончания первого курса техникума, работает помощником машиниста на пароходах "Байкал" и "Баргузин" Селенгинского речного пароходства. Водит пароходы по рекам Селенге, Баргузину, по Байкалу в навигацию 1932 года, продолжая при этом учебу. Тогда же, в январе 1932 года, Клыпин вступает в ряды сталинской ВКП (б). Принимает его в партию парторганизация Омского водного техникума.

К этому времени относится эпизод, когда, по рассказам Николая Клыпина своим братьям, его во время коллективизации как молодого партийца отправили в одно из сел в Омской области временно замещать председателя сельсовета, убитого кулаками. В том же сибирском селе состоялось покушение и на самого Клыпина. Его дом был ночью обстрелян крестьянами, сопротивляющимися "обобществлению их собственности.

Для Николая Клыпина тогда все закончилось благополучно. Позже в село прислали нового председателя сельсовета и курсант-речник вернулся в училище.

Свою военную карьеру наш земляк начал в том же 1932 году. В мае молодого матроса-водника призывают в ряды Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА). Имея на спиной два технических образовательных учреждения, - железнодорожную школу и водный техникум, - он сразу же поступает в Ульяновскую бронетанковую школу (с 1936 года - 1-е Ульяновское танковое училище имени Ленина).

Перед выпуском из танковой школы Николай Клыпин женился на 19-летней студентке медицинского техникума Татьяне Халюковой (после замужества Клыпиной).

- Я женат на дочери дворника. Жена нигде не работает, до замужества училась в медтехникуме в городе Ульяновске. Отец ее был батрак в деревне Илшанка Ульяновского района - Халюков Алексей Данилович, во время Гражданской войны был в рядах Красной армии и после революции и до настоящего момента работает дворником в гор. Ульяновске. Мать жены домохозяйка, у жены есть брат 13 лет не в здравом уме, - напишет он в своей автобиографии в декабре 1938 года.

После окончания бронетанковой танковой школы в Ульяновске в мае 1934 года младший лейтенант Клыпин был направлен из Приволжского военного округа в воинскую часть № 2956 под Ленинградом на должность командира танкового взвода (три танка). Уже в июле 1934 года часть перевели в состав Особой Краснознаменной Дальневосточной армии (ОКДВА), в которую в то время входили все части и соединения, расположенные на территории Дальневосточного края, Бурят-Монгольской АССР и Иркутского округа Сибирского края.

В этой части командир взвода Николай Клыпин прослужил до октября 1936 года. В январе 1936 года он получает свое первое повышение в военном звании, став лейтенантом.

"Спецкомандировка" в Китай

Период с октября 1936-го по сентябрь 1937 года - белое пятно в биографии Клыпина. В его личном деле записано, что в это время он был в "спецкомандировке" за границей в должности командира роты. В то время Советский Союз активно участвовал в гражданских войнах в двух странах - Испании и Китае.

В рамках "интернациональной помощи" советские военные специалисты тогда воевали в интербригадах, поддерживающих правительство Народного фронта в Испании, служили там военными советниками в частях республиканской армии.

В то же время военные советники из СССР служили в частях созданной китайскими коммунистами Китайской Красной армии (ККА) на "освобожденных территориях" вблизи границ союзной нам Монгольской Народной республики (МНР), а также в "национальных армиях" так называемых "милитаристов" (военных региональных правительств в Китае). И те, и другие в ходе вялотекущей Гражданской войны в Китае, длившейся к тому времени уже 10 лет, азартно "воевали" с центральным Гоминдановским правительством Китайской республики и друг с другом.

О том, где был в это время отправленный в "спецкомандировку" с "интернациональной помощью" комроты Николай Клыпин, - в Китае или в Испании, - сегодня нам достоверно (по документам) не известно. Родственники об этом тоже не знают.

Но судя по тому, что вернулся из командировки Клыпин в одну из частей образованного в 1936 году Забайкальского военного округа, который вместе с Монгольской народно-революционной армией (МНРА) в то время был глубоким тылом Китайской Красной армии (ККА), противостоящей армии президента Китая Чан Кайши, можно с большой степенью вероятности предположить, что был он, все-таки, в Китае. Зачем отправлять в Испанию военных советников, которые в это время служат на Дальнем Востоке?

Возвращение Николая Клыпина, как и большой массы советских военных советников в Китае, в сентябре 1937 года в свои части совпало с общим изменением советской внешней политики в отношении Китая. Дело в том, что к тому времени в этой стране завершился первый этап Гражданской войны, ход которой был нарушенной внешней агрессией. В июле 1937 года Япония начала военные действия в северной и восточной части Китая, захватив сначала Пекин, а затем перенеся эти действия в район Шанхая.

В августе 1937 года СССР подписал с правительством Чан Кайши советско-китайский "договор о ненападении". И уже в сентябре 1937 года Москва, которая стала дружить с Нанкином против Токио, предоставила правительству Китайской республики крупный кредит в 100 млн. китайских долларов. В помощь чанкайшистам начались обильные поставки советской военной техники и вооружений - самолетов, танков, артиллерийских орудий, боеприпасов.

Следовательно, отпала и необходимость держать советских "воинов-интернационалистов" в частях Китайской Красной армии и в армиях "милитаристов", воюющих с центральным правительством Китая. Все эти обстоятельства хорошо объясняют то, почему лейтенант Клыпин прибыл обратно из "спецкомандировки" в сентябре 1937 года.

Сменил "кубики" на "шпалы"

После возвращения из-за границы Николай Клыпин в течение трех лет занимался в основном штабной работой. С сентября 1937 года по апрель 1939 года он служил в Забайкальском военном округе помощником начальника штаба 7-го отдельного танкового батальона (в/ч 6817). В мае 1938 он получает звание старшего лейтенанта.

Весной 1939 года начинается новый этап военной карьеры Николая Клыпина. 23 апреля этого года он вместе с воинским званием капитана получает новое назначение - на должность начальника штаба 64-го танкового батальона 26-й легкотанковой бригады и отбывает на Украину в одну из групп войск Киевского особого военного округа (КОВО).

Таким образом, он перешел из второй (средний командный состав) в третью (старший командный состав) группу военнослужащих РККА, сменив, наконец, "кубики" (квадраты) на "шпалы" (прямоугольники) на петлицах своей формы. Одна "шпала" на петлицах офицерской формы соответствовала тогда званию капитана, который мог занимать должность командира, комиссара или начальника штаба батальона.

Именно в составе 26-й легкотанковой бригады батальон капитана Николая Клыпина примет участие в так называемом "освободительном походе" РККА в Польшу.

Пойдут машины в яростный поход...

Ко времени начала 10-дневного "польского похода" РККА 1939 года 26-я легкотанковая бригада (26 лтбр), в которой проходил службу Николай Клыпин, входила в Каменец-Подольскую армейскую группу войск Киевского особого военного округа (КОВО). На период "похода" этот округ развернул свое полевое управление в Украинский фронт. Вместе с Белорусским фронтом (Белорусский особый военный округ БОВО) они и совершили в сентябре 1939 года крупную стратегическую операцию, в результате которой к СССР и к пока независимой Литовской республике было присоединено 50 % территории подвергнувшейся советско-германскому нападению Польши - Западная Украина, Западная Белоруссия, Виленская область и город Вильно.

В директиве наркома обороны СССР Клима Ворошилова и Генштаба РККА "О начале наступления против Польши" говорилось:

№ 16634
П р и к а з ы в а ю:
1. К исходу "16" сентября скрытно сосредоточить и быть готовым к решительному наступлению с целью молниеносным ударом разгромить противостоящие войска противника:
а) Каменец-Подольская группа — командующий группой командарм 2-го ранга тов. Тюленев, в составе 16-й, 9-й, 32-й и 34-й кав. дивизий, 72-й и 99-й стр. дивизий, 25-го танк. корпуса, 26-й и 23-й танк. бригад, 283-го и 274-го корп. артполков — в районе Гусятин, Каменец-Подольск, Ярмолинцы.

- Задача — нанести мощный и молниеносный удар по польским войскам, надежно прикрывая свой левый фланг и отрезая польские войска от румынской границы, решительно и быстро наступать в направлении на Чортков, Станиславов и к исходу 17 сентября выйти на р. Стрыпа; к исходу 18 сентября овладеть районом Станиславов, имея дальнейшей задачей действия в направлении Стрый, Дрогобыч.

17 сентября 1939 года укомплектованный легкими танками БТ-7 64-й танковый батальон 26-й легкотанковой бригады (лтбр), в котором капитан Клыпина служил начальником штаба, принял "боевое крещение". Перейдя реку Збруч, по которой проходила старая русско-австрийская, а затем и советско-польская (1921-1939 гг.) государственная граница и начав свой "ворошиловский рейд". 26-я легкотанковая бригада на тот момент была придана 4-го кавалерийскому корпусу Каменец-Подольской армейской группы Киевского особого военного округа (КОВО).

Корпус состоял из двух кавалерийских дивизий (32-я и 34-я кд) и одной отдельной легкотанковой бригады (26-я лтбр). В первые часы похода при форсировании Збруча (началось в 05.00 утра 17 сентября) 4-й корпус встретил неожиданное организованное сопротивление польских пограничников и несколько часов вел с ними бой. Тем не менее, к концу первого дня наступления легкие и быстроходные танки 26-й бригады вместе с кавалеристами более чем на 70 километров проникли вглубь польской территории и вышли на реку Стрыпа в районе местечек Соколов и Золотники южнее Тернополя.

К "линии Керзона"

К тому времени часть Восточной Польши была уже занята германскими войсками, зашедшими гораздо восточнее условной "линии Керзона", по которой еще в 1920 году прошлого века во время советско-польской войны предлагалось установить восточную границу Польши.

Напомним, что так называемая "линия Керзона" была проведена по "этническому принципу": восточнее ее были территории с преобладанием непольского (украинского, белорусского, литовского) населения, а западнее ее численно преобладали поляки. После победной для Польши советско-польской войны граница между Польшей с одной стороны и Украинской ССР, Белорусской ССР и независимой Литовской республикой с другой стороны была проведена гораздо восточнее "линии Керзона".

Однако согласно секретным протоколам, прилагавшимся к заключенному в августе 1939 года советско-германскому Договору о ненападении ("пакту Молотова-Риббентропа"), именно "линия Керзона" стала линией разграничения территориальных притязаний Германии и СССР.

При сентябрьском 1939 года разделе Польши на территории Западной Украины, куда в свой "поход" устремились мобильные кавалерийские и легкотанковые части КОВО (Украинского фронта), обе стороны соревновались между собой, кто первым возьмет у поляков столицу Галиции Львов. В этом соревновании тогдашние союзники иногда по ошибке вступали в перестрелки друг с другом.

Об участии старшего лейтенанта Николая Клыпина в польском походе личных документов и воспоминаний почти не сохранилось. Известно, что его 26-я танковая бригада 19 сентября 1939 года в составе "вежливого" контингента советских войск (советское командование в 1939 году заявляло о том, что "берет под защиту" население Западной Украины и Западной Белоруссии) одной из первых вошла в город Галич, севернее Станислава (ныне Ивано-Франковск).

20 сентября Каменец-Подольская армейская группа стала Южной группой (позже 12-й армией) Украинского фронта. Серьезного сопротивления поляков советские войска уже не встречали, крупные соединения польской армии организованно сдавались в плен советским войскам. Например, части 4-го кавалерийского корпуса, в том числе и 26-я лтбр, еще 18 сентября приняли в плен до 10 тысяч польских солдат и офицеров из остатков трех пехотных дивизий (Позненской, 6-й и 22-й) и большое количество военных трофеев.

В течение 20-22 сентября 4-й кавкорпус действовал против львовской группировки польских войск, расположив свои силы южнее Львова таким образом, чтобы не позволить прорывающимся из Львова отдельным польским частям достигнуть венгерской границы.

23 сентября 26-я легкотанковая бригада подошла к городу Стрый (южнее Львова), где части 12-й армии установили контакт с частями германского Вермахта. Сам город Стрый, взятый ранее германскими войсками, 22 сентября был передан частям советской 12-й армии. Как и позже город Дрогобыч, оставленный немцами для "союзников" 24 сентября.

Против "группы Андерса"

27 сентября танковый батальон Клыпина участвовал в разгроме польской оперативной кавалерийской группы генерала Андерса, будущего командующего "Польской армией на Востоке" (Армией Андерса), а в 1945 году - главнокомандующего польскими силами на Западе.

Кавалерийская группа "Андерс" в трагические для Польши дни сентября 1939 года была сформирована из оставшейся боеспособной кавбригады под командованием самого Владислава Андерса и остатков двух разбитых польских дивизий. Группа участвовала в обороне Варшавы и Львова. 22 сентября подо Львовом Владислав Андерс провел удачную операцию против наступавших германских войск, одну из немногих успешных для поляков операций в ходе той войны.

После сдачи Львова 24 сентября Андерс собрал вокруг своей бригады, состоящей из двух кавалерийских полков, остатки львовской группировки польских войск, прорвал сначала немецкое окружение, а затем попытался прорваться через советское окружение в Венгрию. С целью затем перебраться к союзникам во Францию и продолжить войну против Германии. Однако группа Андерса не смогла вырваться из окружения советских войск и была разбита в районе Дрогобыча.

В разгроме группы Андерса принимали участие части советского 4-го кавалерийского корпуса - 34-я кавдивизия, 26-я легкотанковая бригада и 18-й танковый полк 32-й кавдивизии. Ранним утром танкисты батальона Клыпина встретили огнем атаку 26-го и 27-го польских уланских полков, которые атаковали советский 148-й кавполк в местечке Сутковице. В ходе трехчасового боя польских улан с 34-й кавдивизией и танкистами они потеряли 300 человек, 4 орудия и 7 пулеметов, 200 поляков попали в плен. На следующий день обескровленная группа Андерса была рассеяна.

Дважды раненый в этих боях генерал Андерс с несколькими офицерами скрылся, но уже 29 сентября сам попал в плен. Известно, что в плену он прошел курс лечения в госпитале для польских военных во Львове, а затем до августа 1941 года содержался во внутренней тюрьме НКВД на Лубянке в Москве.

К 29 сентября 1939 года части 4-го кавкорпуса, в том числе 26-я легкотанковая бригада взяли под контроль новую границу от Перемышля до города Мшанец, установленную вдоль демаркационной линии советских и германских войск по "линии Керзона" (вариант А) и разоружали сдающиеся части польской армии. На этом участие 64-го танкового батальона Николая Клыпина в "освободительном походе" на Польшу завершилось.

"Вежливые" военные Сталина

После окончания "польского похода" и отвода немецких войск за "линию Керзона" в конце сентября 1939 года танковый батальон Николая Клыпина в составе 26-й легкотанковой бригады некоторое время оставался на территории Западной Украины.

В течение октября тогдашние "зеленые человечки" обеспечивали на этой территории безопасность в ходе "выборов" в Народное собрание Западной Украины. Затем это собрание обратилось к Верховному Совету СССР с ходатайством о принятии Западной Украины в состав Украинской ССР, что и произошло в начале ноября 1939 года.

Тогда же, в октябре-ноябре бурного 1939 года (после начала Второй мировой войны) "ограниченный контингент" советских войск по "договорам о взаимопомощи" был введен на территорию трех независимых прибалтийских государств - Эстонии, Латвии и Литвы. Как известно, летом 1940 года после советских ультиматумов, вызванных "грубыми нарушениями договоров о взаимопомощи", правительства этих республик были смещены, а пришедшие им на смену "всенародно избранные парламенты" тут же провозгласили создание Эстонской ССР, Латвийской ССР и Литовской ССР. Так же, как ранее Западная Украина и Западная Белоруссия, эти республики были включены в состав Советского Союза.

Такой же "договор о взаимопомощи" с последующим созданием военных баз и введением туда "вежливых" солдат Сталина, а также и вероятным присоединением большей части страны к СССР, был предложен и Финляндии.  Как и Польша с Прибалтикой, Финляндия немногим более 20 лет назад входила в состав Российской империи. Однако "маленький, но гордый" финский народ вместе со своим правительством наотрез отказался от такой перспективы.

После этого Финляндии был предложен "обмен территориями". Предлагалось отдать СССР Карельский перешеек между Балтийским морем и Ладожским озером со вторым по величине финским городом Виипури (Выборг) взамен на большие по величине малозаселенные территории в Советской Карелии. На что тоже последовал отказ.

"Принимай нас, Суоми-красавица!"

И вот 30 ноября 1939 года началась третья советско-финская война (1939-1940 гг.), названная в Финляндии "Зимней войной". Произошло это в последний день осени, в точном соответствии со строками написанной заранее песни "Принимай нас, Суоми-красавица!" (слова Анатолия Френкеля).

"Ломят танки широкие просеки/ Самолеты кружат в облаках/ Невысокое солнышко осени/ Зажигает огни на штыках", - поется в этой песне.

Ко времени знаменитого "Майнильского инцидента" 26 ноября 1939 года, послужившего для СССР поводом к атаке на Финляндию, 2-й танковый батальон, в котором Николай Клыпин был назначен начальником штаба, вошел в 62-й сводный танковый полк, сформированный для участия в финской кампании 1939-1940 годов.

Это было временное воинское соединение, приданное на период кампании Ленинградскому военному округу (ЛВО). К концу февраля 1940 года 62-й танковый полк (командир полка - майор Иван Васильев, бывший замкомандира 26-й лтбр) прибыл марш-броском из Львова в Ленинград и влился в образованную в это же время в Казани новую 86-й мотострелковую дивизию.

Эта дивизия относилась к свежим советским силам из Резервной группы ЛВО, еще не потрепанным в изнурительных, с большими потерями боях на "линии Маннергейма", которую Красная Армия безуспешно штурмовала с 30 ноября 1939 года.

Прорыв 7-й армией РККА оборонительного рубежа финской армии состоялся 13 февраля 1940 года, а 28 февраля только что спешно сформированный 28-й стрелковый корпус, куда входила 86-я ("Казанская") дивизия, начал форсирование Выборгского залива по льду с целью перекрыть дорогу Виипури - Хельсинки и таким образом отрезать Выборг (Виипури) от столицы Финляндии.

Герой финской войны

"Звездный час" капитана Николая Клыпина наступил 2 марта 1940 года, когда его танковый батальон штурмовал по льду остров Туппурасаари (ныне Вихревой), который закрывает вход в Выборгский залив. На этом острове финны возвели мощную, эшелонированную оборону из ДОТов, гранитных брустверов, завалов, рвов с водой, проволочных заграждений в несколько рядов, минных ловушек, орудийных капониров и пулеметных ячеек.

Вот так описывается подвиг засидевшегося в батальонных штабах танкиста Клыпина в его наградном листе:

"Начиная с организации батальона, который посылался на борьбу с белофинами и кончая боевыми действиями на поле брани проявил энергию, умелость и личный пример храбрости и геройства (стиль, орфография и пунктуация документа сохранена - С.Б.). Во время боевых действий при взятии острова Туппура-Саари, вел за собой танковую роту вдохновляя личный состав своим личным примером - метким артиллерийским огнем уничтожил два противотанковых орудия, взорвал пулеметный ДОТ, разбил наблюдательный пункт противника, разрушил три дома, из которых белофины вели артиллерийско-пулеметный огонь, в это время танк был подстрелен и горел. Под сильным ружейно-пулеметным огнем противника машина была потушена. Танк был окружен белофинами, сильным пулеметным и пушечным огнем цепь белофинов была прорвана и выйдя с машины с пулеметом заставил отступить белофинов, пробираясь с пулеметом к своей пехоте попал опять под резкий пулеметный огонь все же сумел и заставил белофинов отступить положив убитыми несколько десятков белофинов, по подходу нашей пехоты пулеметным огнем содействовал ее продвижению. Танк имеет три бронебойных пробоины. Вывод: достоен присвоения звания "Герой Советского Союза". Командир 62 танк. полка майор Васильев. Военный комиссар ст. политрук Тихонов. 9.3.1940 г.

21 марта 1940 года указом президиума Верховного Совета СССР капитану (в наградном листе ошибочно написано "младший лейтенант") Николаю Якимовичу Клыпину "за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с финской белогвардейщиной и проявленные при этом отвагу и геройство" было присвоено звание Героя Советского Союза и вручены орден Ленина и медаль "Золотая звезда" № 341.

Всего до начала Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) эту награду получили всего 625 человек, за время войны - еще 11 144 человека.

Таким образом, Николай Клыпин стал первым уроженцем Бурят-Монгольской АССР, удостоенным звания Героя Советского Союза. Тремя неделями позже "Золотую звезду" получил кавалерист (позже пограничник) Гармажап Гармаев, тоже участвовавший в советско-финской войне и в прорыве "линии Маннергейма".

До них, в октябре 1938 года, звание Героя Советского Союза получил Дорофей Левченко, участник военного конфликта в районе озера Хасан на Дальнем Востоке, бывший рабочий железнодорожных мастерских в Верхнеудинске. Он, будучи уроженцем Украины, два года перед армией прожил в столице Бурят-Монголии Улан-Удэ.

В ходе третьей советско-финской войны (1939-1940 гг.), которая в течение нескольких месяцев переросла из "гибридной" войны сначала в открытый военный конфликт, а затем и в полномасштабную войну за "коридор" на Карельском перешейке, Финляндия потеряла свой юго-восток - Карельский перешеек с городом Выборг, Западную Карелию и несколько островов в восточной части Финского залива. Но при этом почти чудом отстояла независимость страны.

После окончания войны в марте 1940 года временные соединения советских войск, к которым относился и 62-й танковый полк, где тогда служил капитан-танкист Клыпин, были расформированы. А герой финской войны Николай Клыпин вернулся на Украину в ставший родным для него Киевский особый военный округ (КОВО).

Румынский поход 

В советском Львове весны 1940 года Герой Советского Союза Николай Клыпин сразу же получает повышение по своей штабной службе. 21 мая 1940 года он занял должность начальника 1-й части штаба 53-го танкового полка сформированной в этом городе в марте 1940 года 81-й моторизованной дивизии, входящей в КОВО.

Эта дивизия (командир - полковник Петр Варыпаев) была сформирована на основе 81-й Калужской стрелковой дивизии. В нее вошли два мотострелковых полка (202-й и 323-й), бывшие раньше обычными стрелковыми (пехотными), 53-й танковый полк, в котором служил Клыпин, 125-й артиллерийский полк, а также истребительно-противотанковый и зенитно-артиллерийский дивизионы, разведывательный, саперный, медико-санитарный батальоны и батальон связи и подразделения обеспечения.

11 июня 1940 года 81-я моторизованная дивизия выступила из Львова на границу с Буковиной в район еврейского местечка (городка) Заболотов южнее города Станислава (ныне Ивано-Франовск). Там дивизия вошла в состав 12-й армии Южного фронта, сформированного 20 июня 1940 года для скорой войны с Румынией за Бессарабию (ныне независимое государство Республика Молдова) и Буковину (Черновицкая область Украины).  Командование Южным фронтом возглавил генерал армии Георгий Жуков, командующий войсками КОВО.

В конце июня - начале июля 1940 года 53-й танковый полк вместе со своим штабом участвовали в стратегической операции присоединения этих регионов Румынии к СССР. Таким образом, Румыния стала пятой страной (после Монголии, Китая, Польши, Финляндии), которую посетил на танке Николай Клыпин за последние три года, с 1937-го по 1940-й.

Правда, боевых действий в этом 6-дневном "освободительном походе" не было. Поскольку 27 июня 1940 года Румыния приняла ультиматум Молотова и уступила Советскому Союзу Бессарабию и Буковину, которые с 1918 года находились в ее составе. В тот же день армия Румынии начала покидать эти территории между Днестром, Дунаем и Прутом, а уже 28 июня освобождаемые от румынских войск земли стали занимать войска наспех сформированного из соединений Киевского и Одесского особых военных округов Южного фронта, состоящего из трех ударных советских армий.

12-я армия, в составе которой находился 8-й стрелковый корпус (в него входила 81-я моторизованная дивизия), заняла территорию Буковины, которая позже вошла в состав Украинской ССР как Черновицкая область. К 30 июня части 12-й армии уже полностью контролировали новую границу между Румынией и СССР.

Бессарабия тогда соединилась с существовавшей в то время Молдавской АССР, которая входила в состав Украины (ныне - это непризнанная Приднестровская Молдавская республика), и вместе они образовали 15-ю союзную республику Советского Союза - Молдавскую ССР.

Завтра была война

В июле 1940 года 81-я моторизованная диви­зия возвратилась из Северной Буковины к месту своего расположения во Львов, где вошла в состав формирую­щегося 4-го механизированного корпуса КОВО. 

В это время Николай Клыпин живет с своей семьей, супругой Татьяной и дочерью во Львове. Дочь в семье Клыпиных появилась после того, как они удочерили маленькую девочку-сироту, привезенную В СССР в числе беженцев из Испании, где к тому времени поражением сил республиканцев закончилась гражданская война. Девочке дали русское имя Галина.

Кстати, в гости к герою во Львов перед войной приезжали его родители, Иоаким Павлович и Дарья Прокопьевна. Они пробыли у сына недолго и вернулись обратно в Улан-Удэ.

21 августа 1940 года Николай Клыпин наконец-то покидает свою штабную должность и принимает командование одним из танковых батальонов. В том же 53-м танковом полку, где он был начальником 1-й (секретной) части в штабе полка.

Уже через две недели, 6 сентября 1940 года, отличившейся в румынском походе комбат Николай Клыпин получает военное звание майора и две "шпалы" в петлицах. Его карьера в 4-м мехкорпусе растет как на дрожжах.

В сформированный в июле 1940 года во Львове сверхмощный 4-й механизированный корпус КОВО (командующий генерал-майор Михаил Потапов) тогда вошли две танковые дивизии (8-я и 32-я), одна моторизованная (81-я) и отдельные части: два полка корпусной (дальнобойные пушки и мощные гаубицы) артиллерии, мотоциклетный полк, мотоинженерный батальон, батальон связи и эскадрилья корпусной авиации.

Это было одно из соединений советского первого стратегического эшелона, главной силой которого были две танковые дивизии, входившие в состав мехкорпуса. Главной задачей такой ударной танковой дивизии был неожиданный прорыв слабо укрепленной обороны противника, развитие наступления на большую глубину и действия в оперативной глубине - разгром резервов противника, нарушение управления и деморализация тыла, захват важных инфраструктурных, военных объектов. В оборонительных операциях танковая дивизия должна была наносить контрудары с целью уничтожения прорвавшегося противника.

Задачей механизированных корпусов были прорыв тяжелыми танками стратегической обороны вероятного противника (другого противника кроме германского Третьего Рейха на тот момент уже не было) и поражающие "кавалерийские" рейды быстрых советских танков (легких и средних) глубь вражеской территории.

В ожидании новой победоносной войны, в которой сталинские командиры готовились "бить врага на его территории", многим из них уже виделись будущий грандиозный "буденновский марш" до самой Атлантики, освобожденные от "проклятой фашистской орды" (соответствующая песня уже была написана) города Европы, неувядаемая военная слава, трофеи и награды.

Об этом говорят и темы четырех командно-штабных и войсковых учений, в которых участвовал 4-й механизированный корпус Киевского особого военного округа с августа по октябрь 1940 года: " Ввод мехкорпуса в прорыв", "Действия мехкорпуса в глубине оперативной обороны противника", "Наступление армии и ввод мехкорпуса в прорыв", "Марш и встречный бой мехкорпуса"! Руководил этими учениями будущий маршал Победы, а тогда командующий войсками Киевского особого военного округа генерал армии Георгий Жуков.

4-й механизированный корпус был одним из самых оснащенных в Красной Армии, постоянно пополнялся новейшей боевой техникой. На 25 августа 1940 года имел 797 танков, на 1 октября 1940 года &

Кол-во просмотров: 1523

Поделиться новостью:


Поделиться: