Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Село Могсохон в Кижингинском районе стало первым поселением Бурятии, в котором из-за вспышки коронавируса ввели жесткие ограничения.

Село Могсохон в Кижингинском районе стало первым в Бурятии населенным пунктом, который из-за вспышки коронавируса посадили на жесткий карантин. В конце апреля всем сельчанам жестко наказали никуда не ходить и находиться дома.

На одной въездной дороге поставили круглосуточный пост полиции, на другой — шлагбаум. Еще на нескольких «неофициальных» дорогах сделали двойную опашку. Не приехать, не уехать. Даже местные пять продуктовых магазинчиков теперь работают только на доставку — принимают заказы по телефону или по вайберу и привозят пакеты бесконтактно, то бишь, к калитке.

Сейчас в селе около 30 заболевших. Часть из них госпитализирована, часть находится на амбулаторном лечении дома. «МК в Бурятии» связался с жителями Могсохона и узнал, как они переживают карантин.

Лежу, смотрю кино, больше делать нечего

— Как наше настроение? Ну, сами подумайте, — говорит мне по телефону глава Могсохона Баир Гомбоцыренов. — Все дома сидят, никуда выходить нельзя. Полиция за этим следит. И даже огородами пока не займешься. Рановато. Холодно у нас, листва еще не распустилась. Только после 20-го мая теплеть начнет. Как люди? Ну, пока держатся. Но мы все очень надеемся, что к концу месяца карантин снимут.

Могсохон — небольшое село. В администрации Кижингинского района его называют «благополучным». Официально в улусе прописано около 800 человек, по факту живет примерно 600. Есть школа, детский сад, библиотека, фельдшерско-акушерский пункт, несколько «ипэшек». Много спортсменов, здесь любят бокс и футбол.

Считается, что могсохонцы с карантином справляются. Сейчас на помощь им прислали две медицинские бригады по пять человек. Одна обосновалась в школе, там «чистая» зона. Сюда могут прийти люди, у которых нет подозрений на ковид, но которым нужна помощь врачей. Например, давление скакнуло. «Грязную» зону организовали в амбулатории. Там живут врачи, которые следят за заболевшими и контактными.

А вот волонтеров в Могсохоне нет. Ни одного.

— Они там не нужны, — рассказывают районные чиновники. — Заявки просто отсутствуют.

Точнее, сначала в Могсохоне один волонтер все-таки был. Добровольцем стал специалист местной же администрации Сультим Очиржапов. В апреле, когда еще действовала самоизоляция, он несколько раз привозил продукты пожилым могсохонцам.

— Я деньги забирал, потом покупал в магазине продукты, потом их отвозил в дома, — описывает мне Сультим схему своих действий. — Теперь, когда карантин ввели, это не нужно. Магазины сами доставку до калиток делают. Я лично вообще никуда не выхожу уже неделю. Скучно. Лежу, смотрю кино, больше делать нечего. Каждый день к нам врачи приходят, температуру и пульс меряют. Сколько больных в Могсохоне? А никто точно не знает. Нам не сообщают, все молчат.

Тестировали всех поголовно

На официальной карте от правительства Бурятии сейчас в селе — около 30 заболевших (по данным на 11 мая уже 42 — прим. Тайги. инфо). Некоторые улицы — целиком в красных флажках. Большая часть пациентов переносит ковид в легкой форме, поэтому их оставили по домам. А всего в очаге, который начался как раз в Могсохоне, — 115 человек (это данные на вечер 10 мая). Инфекция разнеслась из села в Кижингу, а потом и в Улан-Удэ. В частности, медсестра Детской республиканской клинической больницы завезла вирус в учреждение после того, как провела отпуск в родном Могсохоне. А утром 9 мая из могсохонско-кижинского очага погиб первый человек — в Улан-Удэ скончался 89-летний дедушка, он больше недели находился на аппарате ИВЛ.

Сами сотрудники бурятского Роспотребнадзора говорят о том, что прирост сильный и о стабилизации речи пока нет.

— Очаг разрастается, мы ждём новых и новых случаев, — призналась несколько дней назад замруководителя управления Роспотребнадзора РБ Елена Кузьмина. — Говорить о его закрытии пока рано.

Официальная информация по поводу «нулевого» пациента в Могсохоне, с которого все и началось, очень скупа. 25 апреля мужчину госпитализировали в инфекционное отделение Кижингинской ЦРБ с диагнозом «двусторонняя больничная пневмония». 28 апреля у него подтвердился коронавирус. Сначала заболевший говорил, что практически ни с кем не контактировал и никуда не выезжал. Позже Роспотребнадзор установил, что контактный круг мужчины оказался огромным — 162 человека. Уже первые тесты выявили 14 зараженных COVID-19. А дальше пошло-поехало.

— В ходе эпидрасследования установлено, что у первого заболевшего были симптомы, схожие с теми, что бывают при коронавирусе, но, к сожалению, он не обращался за медицинской помощью, занимался самолечением и при этом встречался в таком состоянии с другими людьми, — заявили в Роспотребнадзоре.

Медикам пришлось поголовно обходить всех могсохонцев. Не пропустили ни одного двора. Взяли тесты на коронавирус у каждого. Ситуация оказалась такая, что пришлось закрывать село от всего остального мира.

На молебне на кладбище было больше ста человек

В Кижингинском районе абсолютно все знают, что «нулевым пациентом» стал лама, проживающий в Могсохоне. Правда, от официальных комментариев на эту тему отказались и в Роспотребнадзоре, и республиканском минздраве. Пресс-служба Буддийской Сангхи ответила только, что человек, о котором идет речь, к Сангхе не относится.

Сотрудники больницы в Кижинге на условиях анонимности сообщили нам, что вспышка ковида в районе произошла, в том числе, из-за того, что к ламе, уже лежавшему в ЦРБ (с подозрением на пневмонию), приходили на прием люди.

— Один парень даже из Улан-Удэ приезжал, — рассказали медики. — У него мать сильно болела. Потом ламу попросили сделать обряд в терапевтическом отделении, там лечился его знакомый. Тайком от врачей его туда провели. Людей, которые лежали тогда в терапии, потом всех пришлось в обсерватор переводить. А они вообще не причем, просто оказались в неподходящий момент.

Отметим, что в докладе главы Кижингинского района Геннадия Лхасаранова, который он представил 2 мая на республиканском оперативном штабе по поводу коронавирусной вспышки, сказано:

— В терапевтическом и инфекционном отделениях ГАУЗ «Кижингинская ЦРБ» установлены карантин на 14 дней и медицинское наблюдение за пациентами, находившимися в стационаре 28−29 апреля 2020 года. Полностью обследован медицинский персонал и пациенты отделений, проведены дезинфекционные мероприятия в отделениях.

Фигурируют во всей этой истории и похороны, которые Роспотребнадзор дипломатично назвал «массовыми мероприятиями». «МК в Бурятии» выяснил, что заболевший лама действительно был на похоронах пожилого мужчины в Могсохоне и провел там молебен. Присутствовало около 120 человек, причем приехали в улус даже несколько чиновников.

— Мы, конечно, ламу не виним, это очень уважаемый человек, — анонимно признался «МК в Бурятии» сотрудник Кижингинской администрации. — Люди хотели как лучше — через молебен получить защиту от вируса. Все только с этим связано. У нас же долгое время в районе было все нормально, все соблюдали режим, ходили в масках. Волонтеры эти маски шьют, школьники — шьют. И вдруг — как гром с неба. Такая вспышка произошла.

Отметим, что в Кижинге сейчас тоже — масса заболевших. Карантин здесь пока не вводят, но с 6 мая все магазины перешли на укороченный режим работы — до 18 часов вечера.

— Мы бы сами очень хотели, чтобы нашу Кижингу на карантин закрыли, — сказали мне несколько местных жителей. — Сил уже нет. Повсюду инфекция мерещится. Но пока не закрывают, это все-таки не маленький Могсохон.

P. S.

2 мая главный государственный санитарный врач по Бурятии Сергей Ханхареев призвал руководителей религиозных конфессий и верующих: «Убедительно прошу вас ограничить сейчас проведение молебнов и обрядовых мероприятий с участием верующих». Это выступление связали с тем, что в Иволгинский район накануне прошел молебен, на котором побывали жители Кижигинского района — как раз из очага заражения COVID-19. Не исключено, что свою роль сыграл и «нулевой пациент» из Могсохона.

Источник: ulan.mk.ru