Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Напоить весь мир

Во время многолетней и всенародной битвы за Байкал против Байкальского ЦБК (закрыт в 2013 году) учёные и экологические активисты предлагали много альтернативных проектов, которые могли бы решить социально-экономические проблемы закрытия комбината, в частности трудоустроить людей. Среди них были и проекты по розливу воды. Предлагалось поставлять её и на зарубежные рынки, в первую очередь, в Китай.

Часть таких проектов уже реализовано. В Иркутской области и Республике Бурятия работают несколько заводов по розливу байкальской воды. По данным контролирующих органов, они забирают воды меньше, чем объём, который может навредить. Как сообщает государственный доклад «О состоянии озера Байкал и мерах по его охране в 2017 году» (доклада свежее ещё нет) эти заводы откачивают примерно 60-70 тысяч тонн в год.

Специалисты Лимнологического института Сибирского отделения Российской Академии наук (СО РАН) в своё время рассчитали, что без вреда для озера можно забирать около 400 миллионов тонн воды в год.

По сообщениям СМИ, проектная мощность нового завода в Култуке по разным данным от 150 до 190 тысяч тонн в год, и в этом плане он не представляет для Байкала существенной опасности.

Опасное месторасположение

Однако, есть вопросы к расположению завода, и они гораздо более серьёзные. Даже несмотря на то, что завод строится на месте, где до этого располагалась нефтебаза, потенциальная угроза Байкалу от которой была гораздо выше.

Завод строится в прибрежной зоне Байкала, что не может не нанести ущерб окружающей местности. Строительство водовода, по которому вода будет поступать на завод, уже нарушило участок ценной природной территории. Оценка величины уже нанесённого и потенциального ущерба — это отдельная задача, которую необходимо решить с помощью общественности, учёных и природозащитных государственных органов.

Недавно по поручению губернатора Иркутской области была проведена проверка строительства завода. По её результатам правительство области официально заявило: «Выявлены нарушения требований федеральных законов «Об охране окружающей среды» и «Об отходах производства и потребления» <…> прокуратура будет обращаться в суд с целью приостановления строительства завода».

Известный иркутский орнитолог и активист Виталий Рябцев сообщает, что строительство завода затрагивает природную территорию «Таловские болота», которая важна для сохранения популяций многих видов птиц. К сожалению, «Таловские болота» до сих пор не получили должного статуса и чётких границ, хотя придание им статуса особо охраняемой территории регионального значения запланировано много лет назад и отражено в нескольких документах. В то же время значительным участкам этого водно-болотного угодья придан статус, позволяющий их промышленное освоение. Как это произошло — задача для прокурорской проверки.

Есть основания считать, что освоение «Таловских болот» отразится на среде обитания чёрного журавля, горного гуся, сухоноса, занесённых в Красные книги Российской Федерации и Иркутской области. Это действительно серьёзный аргумент против строительства.

Российский Greenpeace не оценивает экономическую сторону проекта, как и то, кому принадлежит компания, которая занята строительством завода. Экологическая опасность должна быть устранена вне зависимости от того, откуда она исходит.

Если вернуться к вопросу о том, что больше угрожает Байкалу, то нужно признать: у озера есть несравненно большие угрозы, чем завод в Култуке, но говорят и пишут о них почему-то гораздо меньше.

Отсутствие канализации

Ярким свидетельством того, что с «чистейшим озером на Земле» происходит что-то не то, стало массовое распространение водоросли спирогиры. В озеро сбрасывают нечистоты практически по всему побережью, где живёт человек. Специалисты Лимнологического института СО РАН, которые занимаются изучением  Байкала, отмечают, что ситуация в прибрежной зоне озера стала катастрофической. Экосистемы, сложившиеся в условиях чистейшей воды, гибнут стремительно.

Росприроднадзор РФ уже не первый год констатирует, что практически все существующие на берегах Байкала очистные сооружения не способны очистить стоки до необходимой и определённой законодательством нормы. Кроме того, большинство таких сооружений изношено и фактически не работает. Дальше — больше: даже там, где есть очистные сооружения, не всегда есть канализация, которая подводит к ним стоки из кухонь и туалетов. К примеру, в посёлке Турка есть очистные сооружения, построенные для обслуживания туристической зоны, но при этом поселение почти в полторы тысячи человек к ним не подключено. В Листвянке, которая считается «воротами в Байкал» лишь около 20 % населения подключено к локальным очистным сооружениям.

Проблема заражения Байкала стоками, которые он не в состоянии нейтрализовать, усугубляется неуправляемым туризмом. В последние 15 лет практически все легкодоступные места на побережье Байкала оказались под жестоким туристическим прессом. По данным межрегиональной природоохранной прокуратуры, за год на побережье озера выезжает почти два с половиной миллиона человек. Только в границах Центральной экологической зоны Байкала работает более 1000 гостиниц, турбаз и прочих объектов. Результаты проверок свидетельствуют о том, что 90% объектов туризма осуществляют свою деятельность с нарушением требований природоохранного законодательства. Массовая застройка, миллионы тонн мусора и стекающие в воду нечистоты: вот чем обернулся туристический бум для уникального озера.

Одноразовый пластик сегодня — серьёзная проблема, около половины морского мусора в акваториях и прибрежных территориях — это пластиковая посуда, сети и другие одноразовые вещи. Животные, в том числе птицы, принимают пластик за пищу или запутываются в пластиковых отходах, по всему миру зафиксировано множество случаев травмирования и гибели. Со временем пластик распадается на мелкие частицы – микропластик, который невозможно изъять из окружающей среды, и он из-за своих размеров способен по пищевой цепи оказаться в том числе на наших тарелках.

Наследство Байкальского ЦБК

Миллионы тонн опасных отходов в шламонакопителях, оставшиеся от Байкальского ЦБК, расположены на берегу озера в районе, где высокая сейсмическая активность и высокая опасность селевых потоков и водных паводков. По оценкам Лимнологического института СО РАН, в случае сильного землетрясения и сходе селя, которые приведут к прорыву шламонакопителей закрытого Байкальского ЦБК, сброс загрязняющих веществ в озеро будет равен сбросам комбината в течение 700 лет!

Попытки сломать законодательство

В марте 2018 года правительство изменило границы водоохранной зоны Байкала, не учитывая при том особый статус озера, равного которому нет на Земле, не принимая во внимание мнение учёных и местных жителей. После этого неоднократно высказывались опасения, что следующим шагом станет ослабление режима и изменение границ Центральной экологической зоны объекта всемирного наследия «Озеро Байкал». В частности, план мероприятий федерального проекта «Сохранение озера Байкал» национального проекта «Экология» предусматривает внесение изменений в законодательство, разрешающее проведение на территории экологической зоны сплошных санитарных рубок, а также перевод земель лесного фонда в другие категории земель.

Сейчас активно лоббируются изменения в законодательство, которое устанавливает так называемые нормы воздействия на Байкал. Предполагается, что эти нормы будут изменены так, чтобы некачественная работа существующих очистных сооружений стала допустимой. Это может стать окончательным приговором Байкалу. И очень скоро заводы по розливу байкальской воды закроются, так как не будет главного — некогда чистейшей воды.

При этом мы ещё не говорим про катастрофические пожары, ставшие практически ежегодным бедствием в байкальском регионе. Не говорим и про изменение климата, которое на Байкале отмечается давно и очень явно: быстрыми и негативными изменениями водных и прибрежных экосистем.

В СМИ появились данные, что Минприроды по ходатайству администрации Иркутской области планирует исключить из Прибайкальского национального парка населённые пункты и другие территории, которые интересны туристическому бизнесу и связанным с ним коррумпированным чиновникам. Против этого решения выступила Байкальская природоохранная прокуратура, но чиновники не оставляют своих попыток.

Российский Greenpeace надеется, что сотни тысяч людей, обеспокоенных строительством «китайского завода» в Култуке, точно так же продолжат борьбу и с основными угрозами Байкалу.

Что может спасти Байкал?

В первую очередь необходимо не допустить ослабления законодательной защиты озера Байкал. Российское отделение Greenpeace следит за такими попытками и информирует своих сторонников о них. Озеру не нужны дебаты о том, какие концентрации загрязняющих веществ безопасны для него. Байкалу нужен полный запрет на сброс стоков, которые грязнее, чем его вода. Это главная задача и главная цель, к которой надо идти.

Необходимо внести серьёзные ограничения на использование в Центральной экологической зоне Байкала фосфатсодержащей бытовой химии. А также законодательно ограничить использование и продажу одноразовых пластиковых изделий немедицинского назначения.

Необходимо остановить строительство всех незаконных туристических объектов, даже если они скрываются под статусом индивидуального жилищного строительства.

Необходимо создать в ключевых районах побережья комплексы по переработке твёрдых и жидких коммунальных отходов, включая загрязнённые воды с катеров и судов. В качестве модельного социально-экологического «полигона» для отработки технологий следует использовать остров Ольхон, где местное население давно готово к внедрению современных природоохранных и ресурсосберегающих технологий.  

Мы все обязаны помнить, что второго Байкала на планете нет.

Также нам нельзя забывать и о том, что Байкал — символ России, и его состояние — ключевой показатель зрелости и ответственности общества и государства.

Евгений Усов и Виолетта Рябко  ГРИНПИС