Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Глава МВД Бурятии Александр Зайченко – первый из федеральных силовиков, отчет которого депутаты парламента Бурятии теперь будут в обязательном порядке ежегодно заслушивать. Специально для этого были внесены изменения в закон о Народном Хурале РБ, расширяющие их полномочия.

Министр и выборы

Александр Зайченко сообщил, что в ходе декабрьских выборов в Госдуму РФ в Бурятии не было зафиксировано ни одного грубого нарушения законодательства о выборах. Всего же было 124 обращения в полицию с жалобами на нарушения. Из этой массы жалоб до своего логического завершения, то есть до составления протоколов об административном правонарушении, были доведены всего 24 жалобы.

По словам министра в ходе кампании по выборам президента России еще до дня голосования в полицию Бурятии поступило 7 сообщений о нарушениях. По трем из них сейчас идут административные расследования, по двух уже проведены проверки, по одному составлен протокол об административном правонарушении.

Депутаты-коммунисты заподозрили Александра Зайченко в том, что действия его подчиненных в ходе «выборов» Путина не беспристрастны. Подозрения были основаны на том, что полицейские в схожих ситуациях по-разному отнеслись к представителям разных партий. По сообщению депутата Тармаева, коммунисты написали в полицию о том, что в сети магазинов «Титан», принадлежащих «скандальному» единороссу Бреднию, вывешиваются баннеры с агитацией за Путина без выходных данных о месте нахождения организации, заказавшей и изготовившей эти материалы. Бредний их представил и от него отстали. На агитатора-коммуниста же, который с разрешения собственника начал наносить краской агитацию за Зюганова на заборе тармаевской фирмы «Молоко», стражи порядка надели наручники и попытались «пресечь нарушение».

При этом договор с собственником о размещении агитации на заборе предприятия был у коммуниста на руках. По словам агитатора Энхэ Хусаева, он предъявил два экземпляра этого договора. И один за другим полицейские их порвали у него на глазах.

Министр и ОПГ

По словам Александра Зайченко, сегодня гарнизон полиции в республике насчитывает 5,5 тыс. сотрудников. За полтора года реформы, которая началась с середины 2010 года, в МВД Бурятии было сокращено 1600 штатных единиц. На 1 января 2012 года 5421 сотрудник прошел служебную аттестацию, 451 сотрудник был сокращен. Рассказал министр и об успехах. В первую очередь, о полном разгроме крупного преступного формирования.

- С 2005 года у нас на контроле состояла ОПГ Павлова, в которую входили 53 человека, в том числе три лидера группировки и 50 активных членов. К группировке относился и один коррупционер, под ее контролем находилось четыре нелегальных объекта экономики, – с удовлетворением рассказал депутатам министр. – Это организованное преступное формирование прекратило свою деятельность. 28 ее членов отказалось от продолжения преступной деятельности, в общей сложности было осуждено 19 человек, в том числе семеро получили срока по пять лет лишения свободы и более. Их лидер Александр Павлов еще в июле 2011 года выехал в Москву и намерений вернуться сюда не имеет.

Всего в республике велось 121 дело, связанное с коррупцией. В результате пресечения налоговых преступлений возмещено государству 255 млн рублей, или 96% от суммы заявленного ущерба.

Министр и нефрит

Новый глава МВД Бурятии пока не предпринимал резких попыток разгромить и так называемую «нефритовую мафию».

- Буквально месяц назад мы проводили совещание при прокуроре Бурятии, где эти вопросы рассматривали. У меня есть подробная информация и по этому направлению. Но я до депутатов доводить ее не буду, – осторожничал Зайченко. – Скажу лишь то, что сегодня органы полиции вправе заниматься этими правонарушениями, если будет совершена кража этого нефрита у граждан, разбойное нападение или грабеж. Что касается добычи, хранения, перевозки и реализации нефрита, то ответственность за незаконные действия здесь наступает только административная. Поскольку законодательством России нефрит не определен как драгоценный или полудрагоценный камень.

Так Зайченко дал понять, что активно вмешиваться в эту сферу не намерен. По крайней мере, пока. Хотя знает о том, что сотни миллионов долларов проходят мимо казны государства. Депутаты тоже поняли насколько опасно пытаться законодательно признать нефрит драгоценным камнем и запретить его несанкционированную государством добычу.

- Единственное решение, которое нам удалось принять – это то, что в нашей республике были даны лицензии на добычу так называемого «коллекционного» нефрита. Но этот коллекционный нефрит добывается десятками тонн! Это какие «коллекции» надо иметь?! Поэтому сейчас рассматривается вопрос о лишении лицензии на добычу этого вида нефрита, – сказал Александр Зайченко.