Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Результат дорогостоящих работ по устранению «негативных воздействий на экосистему г. Закаменска», вызванных деятельностью закрытого еще в 1996 году Джидинского вольфрамо-молибденового комбината (ДВМК) оказался весьма неожиданным. Перемещение лишь небольшой части техногенных отходов –– песка из отвалов рудников и хвостов обогатительных фабрик этого бывшего гиганта индустрии и предприятия «союзного значения –– не улучшило, а ухудшило экологическую ситуацию в Закаменске.

Кто в Закаменске хозяин?

На первом этапе работ, завершившемся в декабре 2011 года, было «перемещено и захоронено» всего 3,2 млн тонн техногенного песка. Это лишь небольшая часть хвостов ДВМК. Всего за более чем 50-летнюю историю предприятия вокруг Закаменска накопилось почти 45 млн тонн вредных отходов.

В результате «ликвидационных работ» зона загрязнения в самом городе и вокруг него лишь расширилась. Кроме того, возник новый источник опасности экологической катастрофы, а немалые федеральные средства (500 млн рублей), выделенные на ликвидацию и обезвреживание вредных отходов Джидакомбината на первом этапе, по мнению ученого Арнольда Тулохонова, были использованы, в основном, в частных интересах предприятия ЗАО «Закаменск», исполнителя государственного заказа.

СПРАВКА: ЗАО «Закаменск» было создано в 2009 году на базе ООО «Закаменск» и является дочерним предприятием московской компании ООО «Группа «Акрополь», в которую входит ряд золотодобывающих и горных предприятий и одноименный коммерческий банк. Президентом группы «Акрополь» и его ключевым бенефициаром является московский бизнесмен, входящий в число самых богатых людей России, член Совета Федерации от Ингушетии Ахмет Паланкоев.

Отходы превратились в «золотую жилу»

Немного истории. Джидинский вольфрамо-молибденовый комбинат был введен в эксплуатацию в 1942 году, в начале Великой Отечественной войны. Строили сам комбинат и работали на нем заключенные Джидалага – Джидинского исправительного трудового лагеря, относившегося к Главному управлению лагерей горно-металлургической промышленности НКВД СССР. Основной контингент рабочих Джидалага – политические заключенные (антисоветская агитация и измена Родине). В 1943 году на предприятии появился значительный отряд «трудармейцев», поволжских немцев, выселенных со своих мест проживания в Сибирь. К концу 1945 года на комбинат привезли крупную партию (4 тыс. человек) военнопленных японцев. До 1944 года Джидакомбинат был единственным в стране поставщиком вольфрама для военной промышленности, и каждый третий советский танк был изготовлен из легированной закаменским вольфрамом стали. До своего закрытия в 1996 году из-за отсутствия военных заказов на комбинате работало 3 тыс. рабочих, которые добывали по 1,5 тыс. тонн вольфрамового концентрата в год. Другие виды полезных ископаемых, в том числе и золото, из-за низких технологий из добываемой руды не извлекались.

В 2007 году коммерческий банк «Акрополь» неожиданно вложил 600 млн рублей в современное оборудование, обеспечивающее просеивание и промывку техногенного песка из отходов комбината. С тех пор его дочерняя фирма «Закаменск» получает из этих отходов почти по 3 тыс. тонн вольфрамового концентрата и 130 кг золота за сезон.

В настоящее время ЗАО «Закаменск» построило на одном из хвостов отходов в местности Барун-Нарын (1,5 км от Закаменска) обогатительную фабрику и перерабатывает по 1,6 млн тонн песка в год. На этом хвостохранилище содержится основная масса техногенных отходов комбината (около 30 млн тонн). Кроме того, существует еще один подобный объект – отвалы рудника и хвост отходов одной из бывших обогатительных фабрик, непосредственно примыкающий к Закаменску. Общий объем этих двух объектов оценивается до 45 млн тонн песка.

«Акрополь» и волшебная палочка

Согласно проведенным исследованиям, ушедшее в небытие «градообразующее» предприятие до сих пор оказывает опасное влияние на здоровье и саму жизнь закаменцев. Сегодня из-за наползающих на город песчаных отходов комбината зона загрязнения экологически опасными веществами с суммарным коэффициентом их концентрации, превышающей предельно допустимые концентрации (ПДК) более чем в 32–128 раз, охватывает почти половину территории города. Основные загрязнители – это вольфрам (превышение ПДК в 80–120 раз), молибден (2 – 226 ПДК), бериллий (3 -80 ПДК), свинец (- 62 ПДК), цинк (2 -20 ПДК) и другие.

Бить в набат о наползающей на город экологической катастрофе общественность Закаменска, санитарные врачи и природоохранные органы начали лет 15 назад. Однако решать проблему федеральные власти (ДВМК было предприятием федеральным) начали только в прошлом году. После появления в Закаменске структуры московской группы «Акрополь» (ЗАО «Закаменск») деньги нашлись, как по мановению «волшебной палочки».

Напомним, что еще в апреле 2010 года президент Бурятии Вячеслав Наговицын на встрече с тогда еще премьером Владимиром Путиным попросил у него 2 млрд рублей на ликвидацию опасных «хвостов» Джидакомбината. В результате ВВП дал соответствующее поручение министру природных ресурсов Трутневу, и через год в федеральной целевой программе «Ликвидация накопленного экологического ущерба», два года до этого отрабатываемой на пилотных объектах Кемеровской и Иркутской области, появились три миллиарда рублей, которые должны пойти на ликвидацию и обезвреживание промышленных отходов на Байкальской природной территории.

В частности, с 2011 года должны быть построены очистные сооружения в Кяхте, сооружены установки по ультрафиолетовому облучению сточных вод из улан-удэнской канализации и, наконец, основная масса средств должна уйти на ликвидацию вредных последствий деятельности ДВМК в Закаменске.

Доставка за государственный счет

Уже в мае 2011 года Министерство природных ресурсов и экологии России объявило открытый конкурс на размещение «паланкоевского» государственного заказа с начальной ценой госконтракта в 500 000 890 рублей 00 копеек. 8 июля прошлого года этот конкурс, как и следовало ожидать, выиграла структура «Акрополя» – ЗАО «Закаменск», с которым и был 2 августа 2011 года заключен контракт стоимостью 499 млн рублей.

С сентября до декабря 2011 года субподрядчики, с которыми работало ЗАО «Закаменск», перевезли предусмотренные контрактом 3,2 млн тонн техногенного песка от нижнего хвоста отходов комбината к верхнему хвостохранилищу в местности Барун-Нарын, на котором работает обогатительная фабрика этой компании. На этом первый этап работ по «ликвидации последствий деятельности ДВМК» завершился. В 2012 году на работы «второго этапа» ЗАО «Закаменск» должно получить еще 1 млрд рублей.

Интересно, что все отходы обогащения бывшего ДВМК сегодня фактически принадлежат ЗАО «Закаменск». Фирма уже давно купила лицензию на право пользования недрами и имеет договор платного временного пользования участками недр в зоне геологических отводов, то есть в обоих местах накопления отходов Джидакомбината. Получается, что выполненные «дочкой» «Акрополя» ликвидационные работы по перемещению и захоронению отходов фактически являются частью собственного производственного процесса по доставке на свою обогатительную фабрику купленного компанией сырья. Из которого «ликвидаторы» путем просеивания и промывки получают тонны вольфрама и сотни килограммов золота. Правда, непосредственно перед конкурсом ЗАО «Закаменск» отказалось от лицензии, чтобы снять такого рода обвинения. Однако в будущем у компании нет никаких препятствий, чтобы после выполнения госзаказа по «ликвидации накопленного экологического ущерба» эту лицензию восстановить.

Вольфрам в перемещаемой руде и в хвостах находится в виде гюбнерита и шеелита. Шеелит является более легким и при флотации не улавливается. Таким образом, 40% запасов вольфрама в хвостах (в виде шеелита) так и остается в песке ввиду, мягко говоря, несовершенства применяемой технологии извлечения. Остаются в отходах комбината и множество других полезных компонентов. Ряд геологов-специалистов считают, сегодня ЗАО «Закаменск» при помощи своих «современных» технологий извлекает из приобретенных компанией технологических отходов Джидакомбината всего 1% полезных ископаемых, которые в этих «отходах» содержатся.

Кстати, по информации специалистов-экологов из Бурятского регионального объединения по Байкалу, с 2007 года фабрика работает на хвостах ДВМК без положительного заключения государственной экспертизы.

По мнению директора Байкальского института природопользования СО РАН, член-корреспондента Арнольда Тулохонова, вышеозначенные работы ЗАО «Закаменск» вполне могло бы произвести на свои собственные средства. А федеральные деньги можно было бы использовать, в первую очередь, для очищения зараженной тяжелыми металлами реки Модонкуль, вытекающей из неработающих шахт рудника, а также для проведения экологических мероприятий по обеззараживанию территории самого Закаменска.

– Хвосты комбината, содержащие ценные компоненты, за государственный счет перевозятся к частной фабрике по извлечению вольфрама и создают реальную угрозу жилому сектору Закаменска за счет вскрытия новых пластов, содержащих тяжелые металлы, и возможности проявления селевых сходов. Таким образом, 500 млн рублей, выделенные Министерством природных ресурсов России на утилизацию отходов Джидакомбината, наоборот, ухудшают экологическую ситуацию в регионе, – заявил Арнольд Тулохонов.

«Первый этап» прошел с нарушениями

Слова ученого подтверждают исследования контрольных органов, которые зафиксировали во время работ сильное загрязнение воздуха поднимающейся при перемещении песка пылью. Установлено, что при перемещении большегрузной техники с песком весь Закаменск был завален пылью. Происходило это при неконтролируемом выбросе загрязняющих веществ (пыли), которые при ветровом разбросе распространялись на жилые дома закаменцев. При этом проводимое орошение автодорог водой признано недостаточным.

В октябре 2011 года прокурор Закаменского района возбудил дело об административном нарушении по ч.1 ст. 8.21 КоАП РФ (выброс вредных веществ в воздух) в отношении генерального директора ЗАО «Закаменск» Анатолия Колодяжного. Глава компании был признан виновным и оштрафован на 5 тыс. рублей.

Центр гигиены и эпидемиологии Бурятии в ходе лабораторных исследований проб, взятых на территории Закаменска 3 ноября 2011 года, выявил превышение взвешенных веществ: от 0,61 до 0,75 при ПДК 0,5, диоксида азота – 0,23 при ПДК 0,2, свинца – 0,0014 при ПДК 0,001.

Кроме того, специалисты Управления Росприроднадзора выявили нарушения природоохранного законодательства (ч.1 ст. 37, ч.1 ст. 34 ФЗ «Об охране окружающей среды», ст. 14 ФЗ «Об охране атмосферного воздуха»). Оказалось, что ЗАО «Закаменск» не утвердило проект по транспортировке техногенных отходов, при котором учитываются нормативы допустимой антропогенной нагрузки на окружающую среду. «Ликвидаторы» не имели даже плана мероприятий по предупреждению и устранению загрязнений окружающей среды. Грубо говоря, в случае загрязнения не планировали даже убирать за собой. И, наконец, у них не было разрешения на выброс вредных веществ при перемещении техногенного песка.

Самым главным нарушением ЗАО «Закаменск» явилось то, что при проведении работ по перемещению и последующему захоронению хвостов Джидакомбината не было произведено их обеззараживание. То есть налицо невыполнение работ по госконтракту, которые определяются задачами, указанными в техническом задании.

Пыли будет в два раза больше

Странным является и то, что контрактная документация вообще не предусматривает строительство специального хранилища или бункера перевозимых отходов. Это при том, что хвостохранилище в местности Барун-Нарын находится выше Закаменска, и в случае селей или землетрясения все отходы Джидакомбината опять сползут или стекут на территорию многострадального Закаменска. Таким образом, появилась новая серьезная угроза экосистеме Закаменска, которой еще год назад не существовало.

Сегодня идет подготовка ко второму этапу работ по перемещению техногенных отходов Джидакомбината к обогатительной фабрике ЗАО «Закаменск». Сумма контракта на этот раз в два раза больше прежней и составляет 1 млрд рублей. Следовательно, можно ожидать, что количество песка и степень запыленности территории Закаменска, а также зараженности ее вредными веществами возрастет пропорционально в два раза. Что вполне возможно при таком же уровне выполнения технического задания, как на первом этапе работ.

В настоящее время местные активисты, критикующие деятельность Министерства природных ресурсов и экологии России и московской фирмы «Акрополь», требуют проведения полноценных общественных слушаний по проекту второго этапа работ по ликвидации последствий деятельности Джидакомбината.

Осталось узнать, куда смотрели при всем этом республиканские власти и контролирующие организации? Проявление это обычной чиновничьей бестолковости или все-таки коррупционные проявления?

От автора: Заинтересованным лицам, возможно, будет любопытен случай с фирмой, которую возглавляет миллиардер и сенатор от Ингушетии Ахмет Паланкоев. Три года назад в Хакасии вспыхнул серьезный скандал. Тогда структура столичного банка «Акрополь» заключила с уральской фирмой «Техкомплект» соглашение о развитии одного из золотоносных месторождений в этой республике. Доли в совместном предприятии поделили так, что «Акрополю» достался 51%. Закончились это тем, что под давлением московских «партнеров» активы рудника оказались в оффшоре, расположенном на Виргинских островах. Свои интересы уральцам пришлось защищать в арбитраже.