Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Ругать американских усыновителей в России очень модно. Особенно это любят делать депутаты Госдумы и Павел Астахов. Все помнят, как одна американка посадила усыновленного мальчика на самолет и отправила обратно в Россию, а другая накормила ребенка острым соусом – эти ужасные случаи из жизни американских садистов месяц обсуждали почти во всех телевизионных ток-шоу.

Крики о том, что "у нас самих за детьми очереди, а мы их за границу продаем", слышны уже не первый год. Корреспондент "Yтро.Ru" побывала в Жуковском детском доме Брянской области, где и наслушалась рассказов о том, кто такие российские усыновители.

Скажу сразу: никаких очередей за сиротами здесь не оказалось. По словам директора Виктора Оборока, за 11 лет его работы в детском доме усыновили всего пятерых (!), из них одного ребенка – он сам.

Еще 21 детдомовца взяли "под опекунство" деревенские ради пособия – на каждого ребенка государство платит 4700 руб. в месяц, плюс 20 тыс. руб. в год на одежду. Для сел, где работы нет вообще, даже такие суммы – не деньги, а деньжищи! К тому же многие воспитанники здесь – настоящие миллионеры, пенсия по потере кормильца накапливается у них на сберкнижке. У кого-то на книжке – 200 тыс., у кого-то – 1 млн, и эти сиротские деньги с разрешения опеки можно использовать на разные нужды.

Порой, израсходовав пособие, деревенские усыновители просто бросают детей где-нибудь на лавочке – и никакой Павел Астахов не прибегает в Брянскую область, не стучит по столу и не требует привлечь их к уголовной ответственности. Вот если б усыновители были американцами – тогда другое дело! Весь МИД, вся российская общественность поднялись бы на уши.

Некоторое время назад я познакомилась в Facebook с женщиной, которая постоянно кидала кличи по Сети – например, призывала собирать деньги "на окошки для бедных детей", скоро ведь зима, а окна в интернатах продуваются. Вначале добрая женщина вызывала у меня чувство умиления: вот ведь какой самоотверженный человек! Многие посетители Facebook высылали ей деньги, вместе ехали с закупленными окошками в тьмутаракань, чтобы спасти от холода деток.

С благотворительницей у меня завязалась бурная переписка. И через некоторое время чувство восторга сменилось на другое. Выяснилось, что сама она родила четверых детей и ни одного не усыновила. "У меня муж – бизнесмен, получил три высших образования, от него дети – вундеркинды. А в детских домах дети... какие-то корявые". После этого мне захотелось встретиться с ней и дать, пардон, в лицо.

Ясно одно – россияне усыновлять сирот у нас не очень любят. Готовы усыновить чужих детей только те, у кого "не получилось родить своих", при этом усыновить хотят "именно маленького". Этих людей все жалеют. А если кто-то берет ребенка из добрых побуждений, то он, с точки зрения общества, либо просто ненормальный, либо "с жиру бесится".

Директор Жуковского детского дома опроверг страшилки о том, что в детских домах дети сплошь глупые или хулиганы. Например, его воспитанники учатся в обычной школе, занимают призовые места на городских олимпиадах.

Действительно, в качестве журналиста мне доводилось не раз бывать в детских домах – и всегда я чувствовала огромное несоответствие того, что думают в обществе о детдомовцах, и того, что есть на самом деле. Но ребенка из детдома я все равно не возьму – не поймут. Будут пальцем показывать, говорить: вот, она, наверно, не может родить.

Усыновление в России – это своего рода позорное клеймо. Отчасти поэтому и усыновляют у нас почти исключительно младенцев – не дай бог соседи узнают, что не сами родили! А если вдруг берут "подросшего" ребенка, стараются поменять место жительства.

Павлу Астахову и депутатам Госдумы надо, наверно, говорить не о плохих американцах, а о чем-то другом. Разруха – не в американских клозетах, а в российских головах.