Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

В 2013 году из печати вышла книга «Озеро Котокельское: природные условия, биота, экология», подготовленная издательством БНЦ СО РАН. В ней представлены результаты комплексных исследований озера Котокель, проведённых в 2008-2009 годах. К сожалению, они связаны с чрезвычайными обстоятельствами – появлением на озере гаффской болезни. Это коллективный труд, причём уникальный – авторский коллектив насчитывает 83-х человек из 15-ти организаций различной ведомственной принадлежности!

Есть там и моя фамилия, что даёт основания для предметного обсуждения этой экологической катастрофы, случившейся всего в 2 км от участка всемирного наследия – Байкала и в границах Особой экономической зоны туристско-рекреационного типа «Байкальская гавань». В основном (но не только) по материалам этой книги и подготовлена настоящая статья. Как можно предположить, головная боль для всех причастных к «Байкальской гавани» в том, что Котокель через систему Исток – Коточик – Турка соединён с будущим «центром мирового туризма», и сюда возможно проникновение как заражённых вод, так и переносчика болезни – леща (последнее уже было). Что вряд ли приведёт в восторг потенциальных туристов, если они не сторонники экстрима и байкальской рулетки. Сразу же возникают некоторые аналогии с Японией и рыбой фугу.

Месть Котокеля

Мне и раньше приходилось писать о проблемах Котокеля. Но то, что случилось с озером, – такое и в кошмарном сне эколога не могло присниться. Апофеозом стало появление на озере гаффской болезни (алиментарно-токсическая пароксизмальная миоглобинурия – АТПМ). В 2008-2011 годах заболели 18 человек, с одним смертельным исходом. Среди заболевших – трое граждан КНР. Сразу отметим – не исключены рецидивы! По печальной, ещё советской, традиции каждому новому очагу АТПМ присваивается название водоёма, где отмечено заболевание. Так что у нас есть все основания говорить о котокельской болезни. Тем более что у неё есть свои особенности. Котокель в полной мере отомстил «человеку неразумному» за все его авантюрные действия. А когда всё началось?

Экологический геноцид

Начало было положено в 1966 году строительством турбазы ТЭЦ-1 в Истоке, а к 1991 году, году наибольшего воздействия на экосистему озера, число объектов рекреации достигло 41. В результате Котокель был убит. Кем? Сейчас разберёмся. Следует заметить: загрязнения озера промышленными стоками никогда не было из-за их отсутствия. А было загрязнение недостаточно очищенными (ненормативного качества) хозяйственно-бытовыми сточными водами, т. е. наблюдалось антропогенное эвтрофирование в классическом виде. Это и есть убийца Котокеля.

Что за зверь такой – антропогенное эвтрофирование?

В одном из экологических словарей под эвтрофированием вод понимается повышение биологической продуктивности водных объектов в результате накопления биогенных элементов под воздействием естественных или антропогенных факторов. При этом ухудшаются условия обитания рыб и других гидробионтов за счёт массового развития микроскопических водорослей (наблюдается «цветение воды») и других микроорганизмов, разложения отмерших организмов и токсичности многих продуктов их распада. В этих нескольких строчках – жизнь и трагедия Котокеля. Озёра, как люди, они рождаются, живут, стареют и умирают. Котокель наверняка ещё бы пожил, да нагрянула на берега озера беда …

Постараемся вникнуть в цифры, полученные Востсибрыбниипроектом для 1991 года, когда суммарное антропогенное воздействие достигло максимума в 515,5 тыс./человеко-дней/год. Важнейший показатель такого воздействия – фосфорная нагрузка. Она для 1991 года составила 0,093 г/м²/год, причём доля местных жителей вместе с тем, что им сопутствует, в этом балансе составляет 20,4%, организованных отдыхающих – 21,5%, «диких» отдыхающих – 1,1% и почв водосбора – 57,0%.

При этом для озёр типа Котокеля допустимой считается фосфорная нагрузка 0,070 г/м²/год. И вот здесь выясняется: фосфорная нагрузка местных жителей и естественных факторов составляет в сумме 0,072 г/м²/год, т. е. находится на уровне допустимой. Доля «диких» ничтожна. Значит, основным отрицательным фактором воздействия стали организованные отдыхающие – 0,020 г/м²/ год, точнее, многочисленные турбазы и дома отдыха. Именно они (через сброс сточных вод с биогенами) ускорили механизм, который и привёл к гибели озера.

Неприглядная роль в этом процессе принадлежит санаторию «Байкальский бор». Он многие годы, даже десятилетия, сливал недостаточно очищенные сточные воды (правда, консолидированные) непосредственно в озеро. И прекратил это делать только в 2009 году, после введения в эксплуатацию полей фильтрации. По иронии судьбы, озеро Котокель как памятник природы находится под охраной дирекции санатория «Байкальский бор» и Гремячинской администрации (решение Совмина БурАССР № 321 от 29 июля 1975 г.). Его, насколько мне известно, никто не отменял. А ведь ещё в 1987-1988 годах контролирующие органы ставили вопрос об исключении сброса сточных вод в озеро Котокель. Тогда же был выбран участок под строительство полей фильтрации и разработан рабочий проект реконструкции очистных сооружений с доочисткой сточных вод. Но строительство полей фильтрации затянулось на непростительно долгий срок. Вот яркий пример истинного отношения нашего государства к охране окружающей среды! Будь поля фильтрации построены сразу же – и сейчас котокельская проблема так остро бы не стояла.

Котокельская болезнь

Согласно открытым источникам (данные по АТПМ в СССР в ряде случаев носили гриф секретности), на территории бывшего Союза зарегистрировано 9 очагов заболевания подобного типа. Всего заболело 1959 человек, в т. ч. 39 – с летальным исходом (около 2%). Котокель – десятый случай. Швеция и США тоже не избежали этого заболевания. Несмотря на это, АТПМ остаётся болезнью загадочной – её первопричины во всех случаях достоверно не установлены. И мнения по этому поводу существуют самые различные.

Сотрудниками Лимнологического института СО РАН (г. Иркутск) проведено изучение фитопланктона озера Котокель «…в рамках исследования токсического «цветения» цианобактерий, возможно, послужившего причиной вспышки гаффской болезни…». Если вы учились в вузе в прошлом веке и вас смущают цианобактерии, не волнуйтесь – так сейчас называются сине-зелёные водоросли. Не вдаваясь в тонкости, тезисно отметим главное:

Цианобактерии способны синтезировать токсины, опасные для жизни человека и животных;Самый известный цианотоксин – микроцистины, их известно множество вариантов;
Среди цианобактерий, обнаруженных в озере Котокель, несколько видов могут продуцировать микроцистины, при этом массового развития токсичных видов в 2008-2009 годах в озере не наблюдалось;Для 2008-2009 годов внутриклеточное содержание микроцистинов в фитопланктоне озера Котокель было невысоким.

Но, заметим, это положение для 2008-2009 годов. Бурное же «цветение» воды наблюдалось значительно раньше. В 1988 году я на резиновой лодке два дня обследовал заросли элодеи канадской. Не поверите, невозможно было почерпнуть воды для чая без водорослей. Приходилось цедить её через носовой платок. А рыболовы брали в лодки канистры с водой. Особенно впечатляющая картина наблюдалась в южной части озера, куда господствующим ветром сгоняло водоросли и вода у берега представляла собой кашицеобразную массу. Ещё важный момент: при отмирании цианобактерии падают на дно, и токсины накапливаются в донном грунте. Далее токсин, вызывающий котокельскую болезнь, по пищевым цепям доходит до рыб (лещ) и здесь концентрируется, представляя угрозу для жизни человека и животных.

В общем ситуация с Котокелем сложилась такая: озеро и так было пенсионного возраста (эвтрофное), а тут предприятия индустрии отдыха стали удобрять его биогенами. Это привело к развитию цианобактерий (в том числе и патогенных), что в конечном результате и стало причиной котокельской болезни. Но лимнологи (сотрудники Лимнологического института) говорят об этом с осторожностью, предположительно. И их понять можно. Казалось бы, проблему только «ухватили за хвост» и нужны дальнейшие, более глубокие исследования. Но финансирование работ по Котокелю прекращено из-за отсутствия средств. И в то же время на различные экологические «говорильни» деньги всегда находятся. Ну как так? Слов нет, одни междометия!

Кто следующий?

Ситуация, подобная котокельской, теоретически возможна на любом рекреационном водоёме. Вопрос только в трофности водоёма, времени, масштабов воздействия и наличии опасных цианобактерий. То же озеро Щучье. А на Байкале полуизолированные участки с ограниченным водообменом – Посольский сор и Чивыркуйский залив – места массового отдыха. Кстати, в связи со строительством моста через реку Баргузин следует ожидать увеличения отрицательного антропогенного воздействия на экосистему Чивыркуйского залива. А Котокель вполне может стать рассадником заразы. Лимнологи об этом пишут прямо. Этим научным коллективом гены, ответственные за синтез микроцистинов, в байкальском фитопланктоне не обнаружены. На тот момент. И вот газета «Наука в Сибири» (№ 44, 7 ноября 2013 г., стр. 11): «Мы обнаружили в Мухоре даже гены токсичнообразующих зелёных водорослей. Это очень тревожно». Такое вот признание В.В. Парфёновой – заведующей лабораторией водной микробиологии всё того же Лимнологического института. Мухор – залив в Малом море – популярное место отдыха у иркутян, где уже построены, по данным из Интернета, 32 турбазы. Можете назвать меня алармистом, отчаянным экологом или как угодно, но приходится констатировать: вот и получен первый сигнал о возможном развитии событий по котокельскому сценарию уже на Байкале. Подчёркиваю, о возможном… При таком отношении к озеру будут и другие.

Что делать?

На традиционный российский вопрос в нашем случае ответ имеется вполне определённый. Так что голову ломать не надо. Проблема антропогенного эвтрофирования решается просто. Необходимо всего лишь прекратить сброс в водоёмы хозяйственно-бытовых стоков с биогенами. А как с этим делом обстоит у нас в республике? В одном из местных изданий приводится мнение директора БРО по Байкалу С.Г. Шапхаева: «Вопрос жидких стоков с туристических баз органами власти всех уровней не регулируется, а штрафные санкции за загрязнение вод настолько малы, что владельцам турбаз выгоднее постоянно платить штрафы, нежели вкладывать деньги в модернизацию своих очистных сооружений».

Добавлю от себя: учитывая «опыт» Котокеля – это самоубийственный подход. Из всего сказанного вывод вполне очевиден: развивая туризм в Бурятии, на Байкале, не забывайте о Котокеле. Хороший урок он преподал!