Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

После долгого перерыва на сцену театра оперы и балета Бурятии вернулась Билигма Ринчинова, одна из ведущих солисток театра. Отсутствие ее было связано с семейными делами, но работа продолжается, и новый театральный сезон певица откроет одной из самых любимых ролей – принцессы Виолетты в «Травиате» Джузеппе Верди. Ставшую традиционной постановку дадут в театре оперы и балета 26 сентября.

Мы встречаемся в одном из кабинетов театра. Простая обстановка, лишенная театральной помпезности, способствует тому, что интервью превращается в теплую дружескую беседу. Тем более что оперная певица оказалась очень простой и располагающей к себе девушкой.

Именно девушкой, так как Билигма Ринчинова выглядит совершенно юным созданием, несмотря на свои многочисленные звания и престижные награды на международных конкурсах. А кроме того, нас покорила ее грациозность. Для оперного мира удивительно само появление такого сокровища – изумительной красоты голос, заключенный в хрупкую оболочку девичьего тела.

Знакомство мы начали с традиционного бурятского «ши хаантибши?» – с вопросов о родине и детстве.

– Родилась я в Агинском округе, в богатой семье. Богатой не деньгами, а одиннадцатью детьми. Я родилась восьмым ребенком. Мама с папой нас всех воспитали, людьми сделали, – Билигма становится задумчивой и продолжает: – Какое прекрасное детство у меня было… Это сейчас, к сожалению, все уезжают из деревень в города, в другие страны. А когда мои родители молодые были, все рожали детей, и детей было много. И мы, мои братья, сестры и соседские дети, только на улице и пропадали. Ходили на гору, на речку, играли в разные дворовые игры… Такое беззаботное счастливое детство у меня было. Это мое «тоонто», родина. Для меня тоонто – это такое место, которое ни на что не променяешь. И это чувство – чувство любви к родине – приходит со временем. Тоонто – это самый родной уголок мира, самый сильный кусочек земли… Вы, наверное, тоже это ощущаете?

Этим летом Билигма пережила потерю самого близкого человека – не стало ее мамы. И, конечно, детские воспоминания, неразрывно связанные с матерью, невольно проявляются в виде слез. Слезинки, застывшие на ресницах Билигмы, открывают для нас другого человека – ранимую девочку, а не оперную певицу со стальным характером. А для человека, который сделал самого себя, сильный характер – основная черта. Ведь большинство артистов начинают с маленьких ролей и постепенно благодаря работе над собой вырастают в настоящих «звезд». Билигма тоже когда-то начинала петь в хоре оперного театра.

– У меня было очень большое желание стать солистом. Я не хотела всегда в хоре петь. Но желать мало, поэтому я работала. Распевалась, вокалом занималась. Мы, певцы, как спортсмены, всегда должны быть в тренаже, если спортсмен перестает заниматься, то результат ухудшается. У нас точно так же. Когда я в хоре работала, еще и училась. Училась у Татьяны Шойдагбаевой, как певицу она меня на ноги поставила. И я постоянно работала над собой. И даже когда окончила учебу, дальше уже занималась сама. Если человек хочет, он добьется.

И Билигма добивалась. Еще одна ее хорошая черта характера – ответственность.

– Я вообще очень ответственный человек, может быть, даже чересчур, – говорит Билигма. – Считаю, что даже когда маленькие партии исполняешь – это очень ответственно. Бывает, наверное, когда человек относится к своей роли так: ну, подумаешь, два-три слова… А я подходила ответственно к каждой роли, будь она даже совсем крошечная.

И хотя сейчас она исполнительница более 30 ведущих оперных партий театра, одной из самых запомнившихся ролей начинающей певицы стала маленькая партия все в той же «Травиате». Запомнилась она первым в ее жизни поклоном.

– В «Травиате», в которой я сейчас буду исполнять партию Виолетты, есть маленькая партия служанки Амин. Эта служанка – друг последних дней смертельно больной Виолетты. И вот я как-то исполняла роль Амин. Это ответственно. (смеется). И в конце спектакля Григорий Тушемилов, исполняющий роль доктора, вдруг позвал меня на поклон. А я не хотела идти, потому что считала, что это маленькая партия и мне не стоит выходить на поклон. Но он сказал: «Билигма, ты что, у тебя же выходов больше, чем у меня, доктора. Ты должна выйти». И этим он меня убедил. И тогда я вышла в первый раз на поклон. Мне было и приятно, и волнительно, и непривычно одновременно.

А первая большая сольная партия запомнилась Билигме теплыми руками Дугаржапа Дашиева. Это была ее дипломная работа – партия Микаэлы в опере Бизе «Кармен».

– Мне посчастливилось, что моим партнером в опере был Дугаржап Дашиев. Тогда как певица я была очень молода и многого не понимала. Но для меня это была очень серьезная работа. Там в сцене Дугаржап Дашиев держит меня за руки. И я помню, как он держал мои руки. Помню его прикосновение.

Билигма рассказывает о своем творчестве и опере с такой страстью, что сразу видно – без этого она не может жить. И, конечно, ей хочется поделиться своей страстью со всеми.

– Я бы хотела, чтобы народ приобщился к нашему оперному искусству. Люди ссылаются на недостаток времени и не ходят в театры. Но если захотеть, время всегда можно найти. А если народ приобщится к высокой культуре, жизнь станет интересней. Классическая музыка никогда никому не вредила. Наоборот, даже такую малость, как настроение, музыка может изменить. А музыка не только настроение поднимает, человек уходит со спектакля одухотворенным. Говорят, что классическая музыка может излечить. Даже если не излечит, все равно зарядит положительной энергетикой. Если люди придут на наши спектакли, они не пожалеют. Это же прекрасно…

В будущем певица планирует выпустить еще один диск. Напомним, первый ее альбом, состоящий из трех дисков, вышел в 2012 году. Для нового альбома уже готовы песни, которые написали специально для нее известные монгольские композиторы Нацагай Жанцанноров и Бямбасурэнэй Шарав. Она уже сотрудничала с ними при записи первого альбома. И даже, рассказывает она, получила от Жанцаннорова лестную оценку.

– Однажды в студии в Монголии записывали песню «Аялга hайхан буряад хэлэмни». Кстати, по моему мнению, это самая «кайфовая» современная песня. Тогда Жанцанноров пришел в студию. А в этой песне такой бурный конец, и я в этот момент тяну длинную ноту. Сейчас-то я спокойно ее вытягиваю, а тогда песня еще новая была, и у меня никак не получалось: тяну – и не дотягиваю. Сделали много дублей. И вот один раз я все дотянула и записали. И тогда он сказал: «Азатай золиг байна».

Обсуждая перевод этой оценки, мы незаметно перешли к одной из насущных проблем бурятского народа. Как истинная дочь своего народа, Билигма искренне переживает за будущее бурятского языка.

– Любовь к бурятскому языку – это еще одна моя слабость. Наверное, это еще и потому, что меня поймет тот, кто владеет бурятским языком. А кто родился бурятом и не владеет родным языком, тот немножко обделенный человек, – здесь Билигма смеется и переходит на бурятский язык: – Та намай ойлгоногто? Минии оньhон угэнууд хэлээhэмни, та намай ойлгохогто? Буряад оньhон угэнууд – бурятские пословицы – это же глубина народной мудрости. Я в восторге от бурятских пословиц! Даже когда шутишь на бурятском языке, они звучат острее. Некоторые бурятские слова не имеют перевода на русский язык. Переведешь, но прямо и сухо, смысл будет не тот.

Одно время Билигма даже собирала народные пословицы. Основным «поставщиком» пословиц была ее мама.

– Например, вот такая пословица: Няагаhынь аршаад, нюдэнинь тэhэлэй. Так говорят, когда человек что-то делал и перестарался. Дословно будет примерно так: соринку с глаза убирая, выколол глаз. У мамы моей были маленькие чашки, в которые наливают чай бурхандаа. И вот она ее помыла, начала стряхивать воду и ручку сломала. Вот тогда она и сказала эту пословицу.

На этой лирической бурятской ноте и закончился наш разговор. А нашим читателям Билигма пожелала не забывать родной язык и пригласила их на «Травиату»:

–Хундэтэ Улаан-Удэ хотодо hуугшад, ба айлшад. Таанадаа сентябриин 26-да болохоёо байhан «Травиата» гэhэн спектакльда уринаб!