Теперь в киосках «Новости»

Жизнь бурята в Польше

Большая семья, Краков и работа в Samsung
Общество |
Экономика |
Спорт |
Происшествия |
Здоровье |
Политика |
Культура |
Туризм |
Любимые песни родителей |
Фото Жизнь бурята в Польше

Солбон Дарибазарон, обычный сельский парень, выросший в Кижинге и с детства привыкший к труду, сейчас живет в Польше, в прекрасном городе Краков. У него большая семья – жена и трое  детей, а работает он в польском филиале фирмы Samsung.

Карма Солбона

После окончания лицея в Кижинге, как серебряный медалист, Солбон поступил в Новосибирский государственный технический университет (НГТУ, бывший НЭТИ). В 2004 году он окончил вуз с красным дипломом  и по программе AIESEC  поехал на стажировку в Краков. Встречать его должен был высокий блондин по имени Давид. Но  Давид не смог  и перепоручил это своей подружке. К сожалению, а скорее, к счастью, и подруга Давида встретить Солбона не смогла, перепоручив это своей подружке  Алине, которая хорошо говорила по-русски.

– Встретишь парня из России, – объяснила она.

Так, на перроне Солбон стал искать среди встречавших высокого парня по имени Давид, а Алина среди прибывших искала  парня, который приехал из России. И она представляла себе, что это будет русский парень. Когда перрон опустел, Солбон увидел невысокую симпатичную девушку. Позже  новые знакомые встречались на вечеринках и мероприятиях, которые проводила фирма. Они подружились, и эта дружба переросла в любовь. «Кармическая связь», – может сказать тот, кто верит в карму. Через год стажировки  Солбон продлил ее еще на полгода, но  потом  всё равно пришлось уезжать. Он уехал в Новосибирск и работал в китайской фирме HUAWEI  инженером технической поддержки. По работе часто ездил в командировки  в Китай (г. Шэнжэнь), в крупные города Дальнего Востока, в разные города России.   

В 2007 году Солбон переехал жить в Москву, где прожил три года. Работал в американо-израильской фирме COMVERSE. Также  часто ездил в командировки, в том числе в США. В Москву приехала и Алина, здесь и началась их совместная жизнь. Алина окончила университет, по образованию она экономист, а сейчас занимается частным предпринимательством. Свадьбу играли в Польше и в Бурятии, в родной Кижинге.

– Солбон, как ваши родители отнеслись к решению связать ваши судьбы?

–  Её родители приняли меня хорошо, без проблем. Все они выходцы с Украины, приехали в Польшу много лет назад, хорошо говорят по-русски. У нас с тёщей и тестем хорошие отношения, мы часто общаемся. Мои родители более консервативные,   с опаской отнеслись к моему выбору. Но  когда познакомились с Алиной, то полюбили её. У моей жены веселый, доброжелательный характер, так что ее невозможно не полюбить. На свадьбу в Польшу приезжали мои родители  и сестра с мужем. К нам в Кижингу приехали родители Алины и три друга-поляка. К этим полякам было очень много внимания, они были в центре внимания наравне с нами. В Кижинге редко бывают гости из-за границы.

– Расскажи о ваших детях? Говорят ли они по-бурятски?

– У нас трое детей: Алдар  – ему восемь лет, Маша  – шесть лет  и младший сын Тамир, ему  всего одиннадцать месяцев. Старшие у нас в школе и в детском саду говорят на польском, а дома – по-русски. Кроме того, здесь много украинцев, которые говорят по-русски, и россиян. Везде можно услышать русскую речь. Я пробовал учить их бурятскому языку, но  когда негде язык использовать и практиковать, то это почти бесполезно. Поэтому  оставил эту затею. Но  мы справляем Сагаалган, другие праздники. Иногда  я надеваю бурятский костюм и рассказываю детям про наши обычаи. Когда у моего папы  был 50-летний юбилей в Кижинге, то Алина поздравила его на бурятском языке, чем сорвала бурные аплодисменты. А живя в Москве, она ходила на курсы бурятского языка  и немного понимает и говорит по-бурятски.  

– Вы часто бываете в Бурятии?

– Мы с семьей обычно стараемся приезжать каждый год. Посещаем Кижингу, Байкал, живем в Улан-Удэ.  У меня очень много родственников, и мы все живем дружно. Поэтому, когда я приезжаю, то хожу в гости  то к одним, то к другим. Мы даже составляем график, кого и когда посетить. Дарим и получаем подарки. Последний раз   были в прошлом году в мае и весь месяц ходили по гостям.

– Алине нравится в Бурятии?

– Нравится, она даже думала о реализации разных проектов, если мы туда переедем. Но  я просмотрел рынок труда и, честно говоря, не вижу, где бы   мог приложить свои знания. Некоторые мои родственники и одноклассники испытывают трудности с работой.  Обидно, что молодые специалисты не могут найти в Бурятии работу и уезжают. Обидно, когда специалист по банковскому делу  не может найти работу без «лохматой руки». Недавно  мы отдыхали с семьей в Турции  и познакомились там с семьей из Магадана. Они говорят, что из их города сейчас все стремятся уехать. Видимо, такое положение во многих регионах Дальнего Востока России.  

– Как к тебе относятся в Польше?

–  Нормально относятся. У поляков менталитет чем-то похож на русский, так что мне с ними легко. Когда я начинаю говорить по-польски, то они удивляются: «Как хорошо вы говорите по-польски!». Язык я довольно быстро выучил и без особых сложностей, сразу, когда приехал в Польшу. Наверное, потому, что он немного похож на русский. Я сдал на уровень B-2  (знание языка оценивается по шкале  А, B, C – начальный, средний, продвинутый. – Прим. ред.) Мне сказали, что   мог бы сдать и на С-2, но это уже слишком. А  вообще  Польша – уютная страна, я чувствую себя здесь безопасно. Например, в Москве за три года полицейские у меня раз десять проверяли документы  без каких-либо причин. И это очень неприятно. В Польше  за десять лет  ни один полицейский ни разу ко мне не подошел. Один раз меня оштрафовали за вождение с сотовым телефоном,   потому  что я нарушил правила. Краков – это большой туристический город, еще и поэтому на меня здесь не обращают внимание.  

– Где ты работаешь?

– Сначала   работал инженером техподдержки в IBM, а четыре года назад перешел в фирму «Самсунг» программистом, там и тружусь до сих пор. Как-то мы устроили для детей детский спортивный уголок, и наши друзья-поляки  очень заинтересовались, когда его увидели. В Польше очень редко кто делает их для детей.  Они захотели приобрести такие же.  И моя жена стала частным предпринимателем, продает детские спортивные уголки из России и Украины. Теперь это её бизнес. Недавно у нас было польское телевидение, передача «Доброе утро, Польша»,  сняли о нашей семье большой сюжет. И их очень заинтересовал наш спортивный уголок. 

– Нескромный вопрос, а сколько ты получаешь?

– У нас не принято говорить про зарплату, но скажу, что она больше 6 тыс. злотых. Один злотый – это 20 рублей по нынешнему курсу. Хотя  еще не так давно  курс был один к 15. Я понимаю, что все это говорит о том, что в России жизнь все сложнее и сложнее. Очень жаль, конечно.  Мы живем в четырехкомнатной квартире, которую взяли в ипотеку. Платим 1800 злотых за ипотеку, и нам хватает. Квартира нам очень нравится. Отсюда  недалеко до моей работы, и я езжу туда на велосипеде.

– Ты следишь за событиями в республике?

– Слежу за событиями в Бурятии из соцсетей. Новостные сайты иногда читаю. Слышал, что многие уезжают на заработки. В Польше, как известно, работает много украинцев. Но и россияне стали приезжать. У меня друзья переехали в Краков из Москвы и Санкт-Петербурга  и совсем не жалеют. Им здесь нравится.

– Расскажи немного о своих родителях и своем детстве…

– Мои родители начинали учителями, потом отец работал директором центра занятости, мать  –  директором дома творчества. С детства носил воду, колол дрова, топил печку, ходил за скотиной, убирал стайку, кормил куриц, когда стал постарше, доил коров, сепарировал молоко, косил сено, все, что у нас в Кижинге делают почти все. В школе занимался шахматами, у меня 1-й разряд по шахматам. Участвовал в олимпиадах по математике и физике в Кижинге. Ездил на олимпиаду по физике в Улан-Удэ. У меня есть старшая сестра, которая старше меня почти на два года, и младший брат, он сейчас живет в Казани. Сестра работает юристом в Улан-Удэ.

– Какую профессию нужно получить молодому человеку, чтобы легко найти работу в любом городе и любой стране?

– Нужно получить конвертируемую профессию, как это называется сейчас. Например, водителя, строителя, повара, парикмахера, массажиста или администратора. Работа программистом тоже актуальна сейчас. Если есть талант и знания математики, владение английским языком, то овладеть этой профессией не так уж сложно. Я выучился на программиста самостоятельно. Мой младший брат работал учителем. Он окончил НГУ, вуз, который еще круче НГТУ, учился в Академгородке, и я посоветовал ему выучиться на программиста. С его уровнем математики  это было не так сложно. Он выучился за три-четыре месяца  и удаленно, из Кижинги, нашел работу в Казани. Около года назад   переехал туда работать. Программистом можно работать в любой стране, даже в любой точке земного шара, где есть Интернет. 

– Чем занимаешься в свободное время?

– Во время жизни в Москве я серьезно увлекся волейболом. Поступил в любительскую школу волейбола, где нас учили азам игры. В Польше постоянно играю. Организовал любительскую команду, которую мы назвали «АК-47» (автомат Калашникова), со смыслом, что будем побеждать всех, как с АК. В шутку, конечно. Это название команды набрало больше всего голосов при голосовании. Тренируемся два-три раза в неделю, играем, недавно перешли из четвертой любительской лиги в третью. Всего в Кракове пять любительских лиг. Являюсь связующим, капитаном команды. Мои игроки хорошо понимают, когда я кричу им: «Урагша!», хотя все ребята – поляки. В нашей фирме тоже организовал команду, мы играем иногда на корпоративных турнирах. Остальное свободное время провожу с семьей. Сына вожу на фортепьяно, дочку – на художественную гимнастику, часто ходим в бассейн. 

– Перед началом разговора ты сказал, что к вам придут гости – друзья из Киева, Санкт-Петербурга. Часто бывают гости?

– Все мои друзья, россияне, украинцы и поляки,  очень полюбили бурятские буузы. Я с детства приучаю детей к совместному приготовлению этого блюда. Я готовлю фарш, Алина – тесто, все вместе мы лепим буузы за большим столом. Как это делали в моей семье  в детстве. И это праздник для всех. Когда к нам приходили гости, мы угощали их буузами. И они были в восторге  и от бууз, и от атмосферы. Все время говорят нам с женой: «Когда пригласите нас на свои буузы?». Я говорю, что делаю их только по праздникам. На днях они нашли в календаре гуннский Новый год и говорят мне, что это праздник. Юмористы. Жена сказала, давай пригласим их и поляков, а то  все время спрашивают. Вот они и должны прийти сейчас.

– Хорошо, спасибо, Солбон, за беседу. И счастливого вам гуннского Нового года!  

– Удачи и всем читателям «Новой Бурятии»!

Андрей Мухраев

 

 

Кол-во просмотров: 943

Поделиться новостью:


Поделиться: