Жительница Бурятии требует повторного расследования гибели сына

Возможно, что неспроста сам замначальника забрал к себе дело, отменил ходатайства и передал другому следователю.
Происшествия |
Фото Жительница Бурятии требует повторного расследования гибели сына
Фото: личный архив Рютиных

Летом прошлого года при трагических обстоятельствах не стало восьмилетнего мальчика Даниила Рютина. Его сбил водитель Toyota Land Cruiser Ламуев, следовавший по трассе Р-258 «Иркутск — Улан-Удэ  — Чита». Спустя четыре дня после наезда ребенок скончался от полученных травм.

 Согласно решению Верховного суда Бурятии, виновник должен компенсировать семье моральный вред в размере 400 тыс. рублей. Однако по результатам следственной проверки уголовное дело, заведенное по ст. 264 УК РФ, закрыли вопреки желанию родственников.

Даниил рос обычным ребенком. Занимался спортом, любил играть со сверстниками на детской площадке. В тот роковой день он вышел на улицу, чтобы вместе с ребятами искупаться в речке вблизи села Сужа. Накупавшись, дети решили вернуться домой через автотрассу. Безопасным способом преодолеть опасный участок можно было пройдя под мостом. Однако, чтобы не отставать от других ребят, Даниил решил перебежать дорогу.

«Мальчик, не беги!»

Удивительно, но именно в этот момент мимо проезжал экипаж ДПС. Из показаний очевидцев, в том числе детей, следует, что из патрульной машины раздался предупреждающий голос: «мальчик, не беги!».

Вот как описывает событие сам сотрудник ДПС Иванов. При подъезде к мосту через реку Иволгу справа за мостом он увидел мальчика, готовящегося перебежать дорогу. Иванов взял в руки рупор и дважды предупредил мальчика, чтобы тот не переходил. Со слов матери, во время предупреждения Даниил был не один, а еще с другими ребятами.

Далее Иванов начал снижать скорость, наблюдая за ребенком в правое зеркало заднего вида. Примерно после проезда третьей машины Иванов увидел, что мальчик  начал движение. Он сразу принял вправо и остановился. При этом продолжая наблюдать в левое зеркало заднего вида. В момент, когда мальчик выбежал на встречную полосу, его ударила Toyota Land Cruiser 100 серого цвета.  От удара ребенка подбросило вверх. Находящийся в 50 — 70 метрах Иванов развернулся и поехал к месту наезда.

По его словам, сбитый ребенок лежал на правой полосе ближе к обочине. Ему показалось, что мальчик при столкновении отлетел на металлическое ограждение.

Согласитесь, что из этих показаний Иванова невольно зреет вопрос, почему стражник правопорядка, оценивая угрожающую жизни ситуацию ребенку, решил обойтись лишь предупреждением. Не целесообразно ли было ему остановиться и объяснить ребенку об опасности. 

Отметим, что в этом происшествии странной кажется схема места ДТП по сравнению с фотографией места ДТП. На рисунке движение машины виновника обозначено линией, которая на протяженном участке имеет почему-то ровную линию. Однако если посмотреть на фото, то отчетливо виден черный след от шин автомобиля, начинающийся от обочины.

К слову, в показаниях одного из очевидцев отмечено, что звук торможения последовал после наезда на мальчика. Таким образом, есть предположение, что водитель Toyota Land Cruiser совершил наезд на обочине дороги.

Мама Даниила сообщила, что проводила дополнительный опрос очевидца, в котором открылись новые моменты в ДТП. Так, со слов свидетеля, выяснилось, что все ребята переходили дорогу не под мостом, как это описано в материалах дела, а по дороге. При этом машины останавливались, сигналили. 

Таким образом, родственники погибшего ребенка предполагают, что, возможно,  наезд был совершен в том числе из-за невнимательности водителя.

На скорую руку

Уголовное дело в отношении виновника ДТП Ламуева по ч. 3 ст. 264 УК РФ возбудили через пять дней после наезда на основании рапорта об обнаружении признаков преступления. Более того, мама погибшего мальчика Екатерина Рютина обратилась к следователю при МВД по Бурятии с ходатайством о проведении дополнительного следственного эксперимента и назначении дополнительной судебной автотехнической экспертизы.  Поскольку посчитала, что следствие велось поверхностно.

- К примеру, кажется невероятным, как мой сын мог бежать со скоростью 3,61 метра в секунду, со слов Ламуева. Согласно его версии, место наезда находится на расстоянии 8,2 метра от левого края дороги, тогда как, согласно схеме ДТП, место наезда находится на расстоянии 9,5 метра от правого края дороги, а именно в районе правого крыла и фары.

Таким образом, непонятно, почему Ламуев изменил место происшествия. Тогда получается, что место наезда было бы не с правой стороны, а примерно посередине кузова, что не соответствует словам Ламуева, —  рассказывает Екатерина Рютина.

Согласно заключению эксперта, скорость автомобиля Toyota Land Cruiser составляла около 80 км/ч. Известно, что водитель уже не раз ездил на данном участке проезжей части. Он знал, что после моста расположен знак населенного пункта, а значит, нужно было снизить скорость до 50 км/ч, однако он этого не сделал. 

Неясным для потерпевшей стороны остается, почему сотрудник МВД, расследовавший на тот момент дело, удовлетворил ходатайство, а спустя три месяца его отменили, передав дело другому следователю. Далее после отмены ходатайства на следующий день мама ребенка получила на руки документ о прекращении уголовного дела, а также заключение об экспертизе трупа 8-летнего сына.

Исследование показало, что травмы были получены с правой стороны, хотя в первоначальном заключении говорилось о левой стороне.

К слову, о защите

Фактически получается, что томительное ожидание правосудия пострадавшей стороной разрешилось за пару дней.  Более того, из-за отмены постановления об удовлетворении ходатайства, не проводилась повторная судебная автотехническая экспертиза.

Доподлинно неизвестно, вмешались ли в дело «силы» извне, однако отметим, что защитной стороной виновника ДТП выступило не случайное лицо, а бывший начальник отдела расследований ДТП в МВД. Возможно, что неспроста сам замначальника забрал к себе дело, отменил ходатайства и передал другому следователю.

- Может показаться, что, получив решение Верховного суда Бурятии о компенсации морального вреда, мы хотим от водителя чего-то еще, но это не так. Мы хотим правды, знать, как на самом деле все произошло. Потому что нестыковок в этом деле много, а значит, в такой же ситуации, как мы, могут оказаться и другие. Этого не должно произойти.

 Фамилии водителя и сотрудников полиции изменены.

Фото: личный архив Рютиных 

 

Кол-во просмотров: 1365

Поделиться новостью:


Поделиться: