Житель Бурятии рассказал о ярком примере государственного подхода

Благодаря господдержке в Баунтовском районе республики увеличилось производство мяса и молока. Экономически окрепли все совхозы.
Экономика |
Фото Житель Бурятии рассказал о ярком примере государственного подхода
Фото: Зорикто Дагбаев

В январе 1982 года в рамках работы по укреплению кадров я был направлен обкомом партии в северный Баунтовский район. Работал директором самого отдаленного и крупного совхоза «Джилиндинский», главным инженером управления сельского хозяйства, а с 1990 по 2005 год возглавлял УСХ района.

 До этого я представлял Баунт как огромную снежную тайгу, Витим – как Угрюм-реку, где старатели моют золото в лотках, как в известном романе Шишкова.

Прилетев в Багдарин, удивился обилию собак-лаек в аэропорту. Все ходили в теплых унтах и полушубках, много снега, морозно. Прежде чем принимать совхоз, секретарь райкома В. Д. Раднаев поступил мудро: дал возможность ознакомиться с районом – направил на несколько месяцев в аппарат райкома. За это время я объездил, облетел район. Благо, тогда Ан-2 садился в каждом селе. Увидел коренных жителей – эвенков, знакомился с их бытом и обычаями. Видел, как работает прииск, старательские артели, знаменитая драга, буровые геологов, зверосовхозы, охотники, рыбаки, а также летал на БАМ в Таксимо. Естественно, большое внимание уделял сельскому хозяйству, четырем  совхозам. К осени я уже вполне адаптировался.

И вот в начале сентября  полетел принимать совхоз. Летели 45 минут на Ан-2. Летом по Баунту нет дорог. Чтобы зимой попасть в Усть-Джилинду, надо ехать до Романовки 172 км, потом резко на север по тайге 90 км, через крутой перевал Бай-Цаган. Из города можно ехать через Исингу, затем 40 км до Усть-Зазы и далее 90 км вверх по льду Витима. Баунт – самый большой район Бурятии, занимает территорию в 66 тыс. кв. км. Из Багдарина до Таксимо лету – 2,5 часа.

Совхоз «Джилиндинский» был образован в 1974 году на базе колхоза «Заветы Ленина». На момент приема работало в нем около 100 человек. В хозяйстве было 3 тыс. голов КРС, ИТФ – на 200 голов и около 500 голов лошадей. Также было свыше 1000 голов оленей, но они ранее были переданы Госпромхозу. Все гурты были расположены вдоль Витима в живописных местах.

Целый день ездили на моторной лодке, знакомились с людьми. Надо сказать, кадры животноводов были замечательные, привыкшие к суровым условиям. Были и хорошие семейные династии, об этом когда-нибудь напишу отдельно. Жителей в селе было 650 человек. Русские, буряты, эвенки, много смешанных браков. Старенькие школы, детсад с печным отоплением, участковая больница, метеостанция, торговый куст с магазином и складами. Работала по вечерам старенькая электростанция ДЭС-60.

В то время Ан-2 летал регулярно, возил пассажиров и почту. В таких условиях зимой по автозимнику надо было завезти буквально все: корма, ГСМ, семена, запчасти, стройматериалы, продукты и много еще чего. В то советское время руководители хозяйств входили в номенклатуру обкома партии и утверждались на его бюро. Старые мои коллеги знают, что это такое. Меня в райкоме предупредили, что в январе будет мое утверждение на бюро обкома. Приходилось вкалывать, чтобы улучшить показатели совхоза. Такая система очень напрягала, вырабатывала ответственность. Кадры тогда готовили основательно, вместе с резервом на выдвижение. Случайный человек здесь исключался. Сейчас такого подхода и близко нет.

В 20 км от села работала Мухальская геологоразведочная партия. С начальником ГРП В. П. Важениным мы завязали крепкие отношения. Мы им – мясо и молоко, они нам – дефицитные продукты и запчасти. Их ОРСы хорошо снабжались. Так вот он нам и поведал, что здесь, в Мухале, разведаны огромные запасы нефелиновых руд, ценнейшее сырье для производства алюминия. Они сопоставимы с Канско-Ачинским месторождением и находятся неглубоко, поэтому разработка не потребует больших затрат. Скорее всего, говорил Важенин, ваш совхоз станет подсобным хозяйством будущего ГОКа, будет большое строительство. Это я тогда крепко запомнил.

Когда пришло время возить сено из Монголии, то, чтобы автоколонны не блудили, мне довелось вешковать трассу по тайге красными полосками, использовав при этом бабусин халат в горошек. На 34 км автодороги «Романовка – Багдарин» есть отворот на Южный, что около озера Тетрахт в 40 км. Там была небольшая база экспедиции 130-го объединения «Сосновгеология» из Иркутска. Она отсыпала неплохую дорогу до Южного, работало много буровых скважин по разведке урана. Об этом мне по секрету рассказал начальник экспедиции Владимир Николаевич Бавлов, будущий глава района, депутат Народного Хурала, член Совета Федерации ВС РФ, замминистра природных ресурсов РФ. Тогда еще никакой Хиагды не было и в помине. И вот по этой дороге шли автоколонны с сеном до Джилинды напрямую через лесостепь Нэмири.

Я к чему это пишу: в конце февраля район проводил сельский сход. Проблемы давно известные: очень трудно людям выезжать летом, самолеты практически не летают, гусеничный вездеход «ГАЗ-71» постоянно ломается и встал на прикол. ДЭС-60 работает на пределе, хозяева ее постоянно меняются. Наговицын в свое время клятвенно пообещал джилиндинцам заменить ДЭС на солнечные батареи. Воистину, слово – воробей, не догонишь. Нет ни его, ни батарей, нет сейчас и процветающего некогда совхоза. Есть несколько фермеров, многие люди уезжают.

Весной 2012 года в издании «Молодежь Бурятии» вышла статья геолога Евгения Кислова об освоении природных богатств республики. Там говорилось о планах строительства железной дороги от Могзона через Хиагду, Мухал и далее на север, где и начнется освоение рудного месторождения. Я тогда сразу написал джилиндинцам, что в скором времени поедем на поезде до станции Мухал, будете встречать. Со временем все это затихло, но какая-то искорка надежды все еще теплится.

Сегодня, когда весь мир пытается задавить нас тотальными санкциями, нужно срочно восстанавливать собственное производство. Премьер Михаил Мишустин недавно сказал: «Ограничения, которые введены против нашей страны, открывают новые возможности для внутренних капиталовложений, а импортозамещение должно стать основным направлением нашей деятельности». Президент В. В. Путин уже говорил о кардинальной перестройке управления экономикой, кадровой реорганизации. Понятно, что ожидается национализация многих отраслей, в первую очередь угольной, владельцы которой сидят за границей припеваючи и ни за что не отвечают.

Возьмем наше авиастроение. Бывший замминистра гражданской авиации, истинный патриот Олег Смирнов в феврале в «МК» говорил, что в нашей авиации главный самолетостроитель – социолог по образованию и что бацилла коррупции поразила всю авиацию. Несвойственной технической деятельностью у нас занимаются экономисты, юристы и прочие менеджеры. В гражданской авиации у нас одни «Эйрбасы» и «Боинги», запчастей на них Запад не дает. Для возрождения отечественной авиации потребуется много алюминия, а наш экспорт его составлял 3 млн тонн в год. Доля же России в мировом производстве всего 6%. Глинозем возим аж из африканской Гвинеи. Алюминиевую фольгу для пищепрома ввозили тоже, теперь цена ее подскочила в два раза.

Помню, много раз бывал на предвыборных собраниях разных кандидатов в депутаты СССР, РСФСР в Романовке. Все клятвенно обещали построить мост через Витим. Сколько мы мучились, ожидая паром, когда река прибывает. А тут раз! За три месяца Хиагда построила металлический мост – и нет многолетней проблемы! В Южном, где добывается уран, построен небольшой городок.

Баунт – богатейший район. Но, посмотрите, в каком плачевном состоянии дороги! Население района сокращается. В 80-е годы было 14 тыс. жителей, а сейчас  чуть более 8 тысяч. В трудном положении находятся дальние поселки – Уакит, Варваринский, Карафтит, Ципикан, Россошино. Решать все эти проблемы нужно на уровне республики. Не наездами, а кропотливой работой всех ведомств.

Ярким примером истинного государственного подхода к решению проблем таежного Баунта был приезд в декабре 1985 года комиссии во главе с первым секретарем обкома партии А. М. Беляковым и председателем Совмина В. Б. Сагановым.  Такого никто не помнит: за три дня проверяющие объехали все гурты и фермы в радиусе 250 км. По итогам поездок проведено районное совещание.

Тогда крепкий нагоняй от Владимира Бизьяевича получили руководители минсельхоза, района, а также директора, специалисты и бригадиры. Весной 1986 года вышло постановление правительства и обкома «О развитии кормовой базы сельского хозяйства Баунтовского района». Выделены значительные средства, техника, оборудование, семена. Все было расписано буквально по пунктам. Результаты не замедлили сказаться. Увеличилось производство мяса и молока. Экономически окрепли все совхозы. В эвенкийском селе Россошино на ферме заработала механическая дойка АД-100. Введена ЛЭП-110 Багдарин – Романовка, Бамовская мехколонна 136 построила автодорогу «Байсы – Россошино», 130-я экспедиция отсыпала трассу «Байсы – Монгой» со строительством моста через реку Ашагли.

Хорошую память о себе оставили секретари райкома Гаврил Иннокентьевич Воронин, Константин Доржиевич Лубсандоржиев, Владимир Доржиевич Раднаев, Геннадий Феоктистович Малыгин, главы районов Вячеслав Васильевич Хингелов, Владимир Николаевич Бавлов, Иннокентий Бадраевич Дагбаев. Люди помнят о них.

За все эти годы я прикипел душой и сердцем к Баунту. Ведь лучшие годы мы отдали этому таежному краю. Все наши дети выросли там. И нам хочется, чтобы в это непростое время район обрел второе дыхание для дальнейшего развития. Толчок в этом должно дать правительство Бурятии.

Автор: Илья Ангархаев, ветеран труда, заслуженный работник АПК РБ

Кол-во просмотров: 1490

Поделиться новостью:


Поделиться: