В Улан-Удэ обманутые дольщики на Сахьяновой, 9 готовы устроить голодовку

Республиканские власти не знают, что делать с домом с самой высокой степенью готовности
Общество |
Экономика |
Спорт |
Происшествия |
Здоровье |
Политика |
Культура |
Туризм |
Любимые песни родителей |
Бурятия сегодня |
Фото В Улан-Удэ обманутые дольщики на Сахьяновой, 9 готовы устроить голодовку

История многострадального дома по улице Сахьяновой, 9 города Улан-Удэ длится уже семь лет. В 2014 году застройщик обещал сдать объект жильцам, которые буквально уже сидели на чемоданах. Однако их мечтам осуществиться было не дано. Стройка остановилась. И, по сути, сегодня жильцы оказались в подвешенном состоянии – дом не достраивают, компенсацию не платят. Ничего внятного им объяснить никто не может.

Строили своими силами

11-этажный дом на Сахьяновой в одном из престижных районов города словно замер в ожидании своей судьбы. Здание обнесено металлическим забором и пребывает под надзором сотрудников охранного агентства. Попасть туда даже самим хозяевам невозможно.

В 2013 году началось строительство этой многоэтажки. В 154 квартиры жильцы-дольщики должны были заселиться уже на следующий год, как обещал застройщик «Улан-Удэжилстрой». Но этого не произошло. Компания обанкротилась, стройка остановилась. Тогда жильцы организовали жилищно-строительный кооператив с говорящим названием «Надежда» и стали решать вопрос своими силами. Члены кооператива обращались куда только могли, устраивали митинги, писали письма во всевозможные инстанции, но тщетно. Время шло, а ситуация не менялась.

- Когда поняли, что наш застройщик «Улан-Удэжилстрой» банкрот, мы создали ЖСК и попытались решить вопрос своими силами, - вспоминает председатель жилищно- строительного кооператива «Надежда» на Сахьяновой, 9, Роман Абрамский. - Поскольку среди наших дольщиков оказались 17 участников программы «Жилье для молодых», которые получили бюджетные субсидии, то долгострой был взят на контроль прежним главой республики. Результатом «контроля» стало предложение собрать деньги (от 18 до 40 млн рублей) и достраивать дом самостоятельно. Дальше начались митинги, в Бурятии сменилась власть, а вместе с ней и появились новые попытки решить проблему. В марте у главы состоялось совещание, на котором присутствовали дольщики девяти недостроенных объектов. Наш дом значился как объект с наибольшей готовностью. На тот момент не хватало 23 млн рублей. Было предложено действовать через ипотечную корпорацию. Ее генеральный директор Виталий Батодоржиев публично пообещал, что купит у нас шесть квартир в обмен на два лифта общей стоимостью примерно 9 млн. рублей. Единственное условие, которое нам поставили, это оформить объект на ЖСК как незавершенное строительство. Представитель города сказал, что поможет в вопросе подключения к теплу, которое оценили в 6,5 млн рублей.

– Мы тут же принялись оформлять незавершенку. Получили у города разрешение на строительство, а дальше все вышло, как обычно. В ипотечной корпорации заявили, что о квартирах на Сахьяновой, 9, слышат впервые. В Росреестре незавершенное строительство на учет ставить отказались с резолюцией, что зарегистрировать объект смогут только на «Улан-Удэжилстрой». Началась разноголосица. С одной стороны, ипотечная корпорация предлагает готовить документы на шесть квартир, с другой – Минстрой РБ сообщает, что финансовой возможности выкупить нереализованные квартиры ипотечная корпорация не имеет, – рассказал Роман Абрамский.

Достроят или компенсируют?

В итоге многоэтажка на Сахьяновой вошла в списки проблемных объектов Бурятии, а дольщики официально признаны обманутыми.

– Мы не одни такие проблемные по Улан-Удэ, – продолжает Роман Абрамский. – Однако  с другими объектами вопрос решился: либо выплатили компенсацию дольщикам, либо приняли решение по достройке. Обращаю внимание, вопрос решился по всем 10 объектам, которые первоначально были взяты под опеку Алексея Цыденова, кроме нас. По нашему дому так ничего и нет. Хотя региональный фонд обманутых дольщиков утверждает, что занимается нашей проблемой. Там заверили, что все документы отправлены в федеральный фонд в Москву и вот буквально на днях нашу проблему вынесут на правление. (При фонде есть наблюдательный совет защиты прав дольщиков. Так вот региональный фонд подготовил всю документацию, согласовал с Минстроем и отправил все документы в федеральный фонд.) На наблюдательном совете будет решаться наша судьба – либо достройка, либо компенсация.

Степень готовности дома, по словам Романа Абрамского на сегодня, по разным оценкам, составляет от 75 до 92%. Из всех проблемных объектов, которые есть в Улан-Удэ, у этого объекта самая большая степень готовности. Однако если примут решение о достройке дома, то жильцы смогут туда заселиться не раньше 2023 года.

– Есть проблемы именно технического характера, – поясняет Роман Абрамский. – Наш дом один из первых  начал строиться из принципа 2,5 куба. Это блочный способ стройки объекта, при котором необходима экспертиза по «сейсмике». Когда ее провели, оказалось, что он ее не прошел.

Несмотря на то, что здание не прошло экспертизу, дом продолжали строить, возводить этажи. Дольщики до сих пор возмущаются, почему надзорные органы просто пропустили этот момент, махнули рукой.

– Непонятно, почему не вмешалось Министерство строительства, почему объект продолжал эксплуатироваться без этой экспертизы? – недоумевает Роман. – Если примут решение о достройке, нужно менять конструктив объекта. А это дополнительные расходы по проекту и его изменению. Его нужно написать, а это опять деньги. Внутри квартир придется ставить железные балки для усиления стен. Квартиры станут еще меньше. Но все же это выход.

Обманут дважды

Сейчас у дольщиков, по сути, только два варианта классического развития событий. Либо компенсация, либо все же им позволят достроить дом. Но и тут наученные горьким опытом дольщики опасаются. И боятся, что и государство их может обмануть.

– Есть нормативные документы, по которым принимается средняя цена за квадратный метр, – поясняет Роман Абрамский. – У каждого объекта она индивидуальна. На это влияет и географическое расположения объекта, и степень застройки. В нашей ситуации я видел оценку по нашему дому. Конкурсный управляющий оценил его в 83 млн рублей. В три раза меньше! А дольщиками только изначально потрачено 240 млн. Плюс мы сами достраивали крышу, балконные ограждения и много чего еще. Все это помимо договоров долевого участия. Вот и представьте, сколько будет теперь стоить квадратный метр. Допустим, нам выплатят по этой новой цене компенсацию, а сами решат достроить дом. И конечно, продавать они будут не по мизерной цене компенсации. Там цена взлетит в разы! Вот этого обмана мы боимся. Сначала нас обманул застройщик, а сейчас может и само государство. Хотя нас уверяют, мол, ребята не беспокойтесь. Все будет нормально. Но слабо в это верится. Нам говорят: радуйтесь – вы можете вообще без всего остаться. Поэтому мы хотим, чтобы федеральный фонд, если он определяет компенсацию, сделал эту информацию открытой. Потому что по оценке объекта он не стоит 82 млн. Мы можем привлечь независимых оценщиков. Если федеральный фонд оценит квадратные метры по мизерной цене, мы будем оспаривать.

Также дольщикам неоднократно намекали, чтобы они все же соглашались на компенсацию (в случае если будет принято решение о возмещении) и брали ипотеку, чтобы купить нормальное жилье.

– Люди уже за этот дом многие выплатили ипотеку и проценты по ней, а им опять советуют залазить в долги! – возмущается Роман. – Это неправильно. Они и так натерпелись. Поэтому со стороны дольщиков  позиция – чтобы на нас обратили внимание. Проблему надо решать! Еще раз подчеркну, что по всем проблемным объектам есть решение. По нам его нет. Процессуально у нас банкротство велось по сравнению с другими объектами на два месяца позже. Сроки все прошли еще в апреле. Нам говорят наверху, мол, столько ждали, еще подождите. Но мы не можем больше ждать. Народ готов уже идти на крайние меры – устроить голодовку!

Эскроу-счета как палка о двух концах

Проблема обманутых дольщиков уже много лет не теряет своей актуальности. Людей кидают, обманывают и оставляют ни с чем. Предложенный государством вариант предупреждения обмана при покупке строящегося жилья. Эскроу-счет тоже воспринимается людьми неоднозначно. По крайней мере так считает Роман Абрамский.

– Почему у нас такой высокий ценник в регионе? Как раз в том числе из-за этих счетов, – считает Роман. – С одной стороны, это сделали, чтобы застраховать людей, а с другой – привело к увеличению цен на жилье. Это одна из причин. Мелких застройщиков в регионе нет. Крупным нужно взять деньги в банке. Соответственно, цена ложится на потребителя. Застройщики все проценты кидают на «квадраты». Данные счета, конечно, нужны, но это сразу увеличивает стоимость жилья. Весь мир работает по этим счетам. Нужно это обкатывать. 

Кол-во просмотров: 5954

Поделиться новостью:


Поделиться: