Тенор и философ Чингис Аюшеев

Чингис Аюшеев – наш земляк и ныне солист Московского академического Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко. С «Новой Бурятией» он поделился мыслями о современной опере, своей жизненной философией и мечтами.
Общество |

Чингис Аюшеев – наш земляк и ныне солист Московского академического Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко. Он исполняет ведущие теноровые партии во множестве опер, гастролирует по России и миру, а в прошлом году был номинирован на премию «Золотая маска» за исполнение главной партии в опере-провокации Владимира Кобекина «Гамлет (датский) (российская) комедия». 30 октября Чингис исполнил на сцене Бурятского театра оперы и балета партию Альфреда в опере «Травиата». С «Новой Бурятией» он поделился мыслями о современной опере, своей жизненной философией и мечтами.

Об учебе

«В детстве у меня не было мыслей стать оперным певцом, им собирался стать мой брат Жаргал. Мама привезла его в Улан-Удэ поступать в музыкальное училище, но он не прошел во второй тур и тогда решили попробовать меня. Так я и поступил учиться, по счастливой случайности. Обучать меня стал один из лучших вокальных педагогов Вячеслав Елбаев, он и зародил во мне страсть к пению».

«Потом я поступил в Московскую государственную консерваторию им. П.И. Чайковского, где пришлось фактически заново учиться вокалу: в консерватории педагоги иногда начинают переучивать по-своему и «ломать» певцов. Не каждый хороший певец может научить петь своих учеников. Я тоже прошел через эту «школу» и чуть не бросил учебу в консерватории. Но в итоге это дало мне стержень, внутреннюю силу. Ведь борьба всегда дает силы для развития».

О мастерстве

«Вообще, выражение «Медведь на ухо наступил» в корне неверное: у всех людей есть слух, и даже голос развить можно многим. Если в училище я учился только вокалу, то в консерватории получил музыкальную базу, которая также очень важна для исполнителя».

«Но настоящее мастерство, техника приходит к вокалисту с годами, многие только к 60–70 годам восклицают: «Я, наконец, понял, как надо петь!». Так что дело даже не в таланте, данном тебе природой: талантливые люди часто сдаются, а те, кто добивался всего упорной работой, способны достигнуть многого».

О современной опере

«Новый подход к опере интересный и сложный одновременно. Режиссеры требуют от нас многого: на сцене нужно играть так, чтобы выглядеть очень естественно и при этом петь, сохраняя темп в любых условиях. Но меня удручает, что в любых театрах всегда присутствуют закулисные интриги и столкновения. Ничего не остается, как абстрагироваться от них».

«Еще одна тенденция – театры очень «молодеют»: все солисты молоды, а опытных старших певцов «списывают со счетов». Я думаю, что это неправильно. Раньше они, даже когда не пели сами, присутствовали в театре и помогали. Сегодня этого нет, нет преемственности и нам не у кого учиться».

О самом сложном

«Открывая любой клавир, я каждый раз пою партию как в первый раз. И самое сложное на с сцене – «подключиться» к зрителям. А это просто необходимо, чтобы отдаться полностью, и тогда от зрителей эта энергия вернется тебе в разы больше. Служить людям – суть нашей, как и любой другой профессии».

О буддизме и ценностях

«Однажды мне разные люди вдруг начали дарить много буддийских, тибетских книг. Я начал изучать их, вспомнил, что в детстве хотел стать ламой. И, наверное, это желание теперь ко мне вернулось. Особенно сильно буддизм меня начал интересовать 2 года назад. Тогда я понял для себя, что не нужно ни к чему привязываться. Большинство людей моей профессии держатся за карьеру, а когда оказываются «за бортом», для них это становится катастрофой. Я сам раньше был таким честолюбивым, стремился к карьере и страдал. Мы ставим много целей перед собой, но, достигая их, получаем лишь временное наслаждение, а потом опять страдаем. Каждому нужно понять смысл жизни и ее настоящие ценности».

О Бурятии

«Мне становится тяжело, когда долго не бываю на родине, но пока приезжать удается 1–2 раза в год. Здесь мне становится легче и спокойнее. Люди тут такие размеренные, неторопливые… я сам в душе очень ленивый человек! Каждый раз я заезжаю в Иволгинский дацан – там я как будто свой. Вообще все мои друзья поражаются, приезжая сюда: местными красотами, энергетикой. В прошлом году летом мы с коллегами по театру объездили всю республику, насчитав 2 тысячи километров. И почему-то больше всего им понравилось в моем родном Джидинском районе».

О настоящем

«У меня ощущение, что на нашей планете сегодня полная разруха: большинство людей интересует только материальное, войны и катаклизмы бушуют по всему миру. Я бы очень хотел доносить до людей настоящие ценности, суть жизни. Уверен, в человеке главное – это сердечное сознание. Важно в жизни не стать озлобленным, эгоистичным, а дарить друг другу любовь и сострадание».

Кол-во просмотров: 2116

Поделиться новостью:


Поделиться: