Все новости
Мэр г. Улан-Удэ, возглавляет администрацию города
Заместитель Председателя Правительства Республики Бурятия
Общество
02.08.2010 11:20

Страна тысяч дорог

Продолжение (начало) Позади Улан-Батор, впереди бескрайние степи Монголии и множество переплетающихся между собой дорог. «Страна тысяч дорог» - так называет Монголию член экипажа грузовика Марина Никитина.

Улан-Батор позади

Продолжение (начало)

Первый день пути от Улан-Батора

Позади Улан-Батор, впереди бескрайние степи Монголии и множество переплетающихся между собой дорог. «Страна тысяч дорог» - так называет Монголию член экипажа грузовика Марина Никитина. Действительно, страна просто испещрена дорожными колеями, хорошими и не очень, новыми и старыми. Возможно, это те древние тропы, по которым когда то ходили обозы кочевников, купеческие караваны, армии великих военачальников.

«Только бы не сойти с главной дороги («туб зам» -монгол., главная дорога), - предупреждает Дарима Цырендагбаева, осматривая уже наметанным глазом ветку совершенно одинаковых дорожных полос, - а не то заплутаем и выбраться на нужную колею будет уже сложнее».

Движемся со скоростью 40 км в час. Нормальный ход замедляет гребенка, ухабы, ямы, пески, валуны и прочее. Смотрю на них и думаю, а ведь российские дороги еще не так плохи, по сравнению с монгольскими.

Однако, на убийственные дороги мало кто обращает внимание, впечатление от окружающей природы намного сильнее желания комфортных условий, впрочем никто не говорил, что будет легко.

А вокруг, покрытые зеленым ковром бескрайние степи, усыпанные жемчугом белых юрт. Возле них пасутся отары овец вперемешку с козами. Рядом табуны лошадей и стада коров. «В Монголии так много скота, что девать его некуда. Большинство умирает от старости — рассказывает министр культуры Монголии Лхагвасурэн».

О том, что в стране много мяса, мы поняли после посещения «Цайнай газар» или столовых. Несмотря на окружающую нас бедность, порции мясных блюд, которые нам подавали, были настолько большими, что приходилось есть одну на двоих. А вообще, мясо в монгольских столовых добавляют практически во все блюда. Вечером первого дня пути мы заказали простую яичницу — нам принесли огромную тарелку с рисом, сверху густо покрытым мясом, а на верхушке этой горки возвышалась яичница.

Вечером, когда мы раскидали палаточный лагерь, развели костер, Эрдэни Жалцанов, как настоящий улигершин (сказитель) повел свой рассказ о том, что происходило на том пути, по которому мы сейчас движемся. Его первый рассказ был о ближайшем советнике, соратнике и главнокомандующем трех тюркских ханов Тоньюкуке. Памятник этому общественному деятелю мы проезжали днем, он находится совсем недалеко от Улан-Батора. Тоньюкук был тесно связан с возрождением Восточно-Тюркского каганата, восстановлением его независимости от Китая в седьмом веке нашей эры. После побед над китайцами, он возродил вторую Тюркскую империю.

Каньон Цаган субургаа

Второй и третий день пути от Улан-Батора

Удивительно как быстро меняется в Монголии ландшафт. Еще вчера мы видели зеленые степи, сегодня – выжженные солнцем песчаные барханы, каменистые островки, из зелени лишь саксаулы. Кажется, что земля здесь необитаема. Однако, мы ошиблись. Изредка нам попадались одиночные юрты, правда, рядом с ними паслись уже не овцы, а стада верблюдов. Если честно, верблюдов я видела только в зоопарке. Вживую ни разу. Впечатляет. Когда в первый раз мы их увидели, то подойти к ним ближе трех метров не решились, уж как-то грозно они на нас смотрели. Впоследствии, мы к ним привыкли настолько, что даже пришлось с ними побороться за спасительную воду на водокачке, на которую нам указал наш провожатый юноша – монгол.

Кстати, о провожатых. Может быть, действительно, как кто-то говорил, сложные климатические условия, в которых постоянно живет человек, делают его добрее. Уж сколько раз за все время нашего пути по Монголии мы убеждаемся в этом. Этот юноша, который совершенно неожиданно стал нашим провожатым, проехал с нами небольшой участок пути, чтобы показать нам место, где можно взять воды, он же потом пригласил нас домой, на чашку тарака (кисломолочный продукт).

Когда мы приехали в Мандол овоо – сломался грузовик, полетела рессора. Пришлось встать на стоянку. Благо, Костя Никитин, водитель грузовика, встретил в этом поселке своего давнего знакомого монгола, который и помог «поставить авто на ноги». А мы тем временем успели побывать на празднике «Надам», который проходит лишь раз в году, летом. Целых два дня все население не только районного центра, но и близлежащих сел, отдыхает и собирается на местном стадионе посмотреть на конные скачки, борьбу и стрельбу из лука. Начало и завершение каждого спортивного состязания оповещается протяжной песней, восхваляющей батора (борца), лучника, коня.

Отремонтировав грузовик, мы двинулись на удивительно красивый памятник природы – монгольские каньоны Цагаан субургаа. Правда, нашли мы его не сразу, пришлось поплутать. «Вам нужно проехать ровно семнадцать километров (все время удивляюсь тому, как монголы, без всяких навороченных современных устройств определяют точный километраж пути до какого-то определенного пункта, причем они никогда не ошибаются, проверяли), там вы увидите овоо (сакральное место, увешанное голубыми ритуальными ленточками). Если, после овоо вы проедете еще три метра вперед, то провалитесь в пропасть» - говорит нам, улыбаясь, добродушный монгол.

Действительно, через семнадцать километров на горизонте появился овоо, а за ним пропасть. Это очень странно. Едешь, едешь по плоской как тарелке степи и вдруг такой резкий обрыв. Глубина пропасти метров шестьдесят, а может и больше. Зрелище необыкновенное, почему то напомнило мне американские каньоны. Вообще, природа в некоторых местах страны напоминает американские прерии, у меня возникает ощущение, что попала в фильм про ковбоев и прочее. Но это так, фантазия разыгралась.

Наводнение

Четвертый и пятый день пути от Улан-Батора

Автопробег продолжается. Кругом пустыня. Жара. Где то вдалеке увидели дерево, от удивления даже опешили. Наш оператор, Эдик Бубеев, помчался снимать красивый кадр, ну и мы, конечно же, не отставали. «Скорее всего это саксауловое дерево, - с видом знатока сказала Марина Никитина». Мы поверили, потому что сами точно не знаем как оно, это саксауловое дерево, должно выглядеть. Ствол дерева состоял он из мощных переплетающихся «мускулов», а листья схожи с березовыми. На вершине дерева было свито огромных размеров гнездо, хозяев гнезда никто из нас так и не увидел.

Вечером отмечали день рождения Даримы Цырендагбаевой, председателя клуба «Байкальское кочевье». Были подарки, задушевные песни у костра. «Каждый год я отмечаю свой день рождения в дороге, и это самые лучшие дни рождения в моей жизни» - говорит Дарима.

На следующий день начался дождь. Дожди в Монголии и живительны, и опасны. Там, где земля состоит в основном из камня и песка, вода не впитывается, реки переполняются, начинается наводнение. Не переплыв реку, нам пришлось искать другое место для того, чтобы перебраться на другой берег. Дело было ночью. Заблудились. Добрались кое-как до какого-то селения. В местном магазине, в 12 часов ночи, попросили показать нам на карте дорогу до федеральной трассы. Одна из покупательниц, сжалившись над нами, вызвала кого-то из своих знакомых, попросив их вывести нас на нужную дорогу. Мы, конечно, думали, что нам только покажут путь, но никак не ожидали, что наши провожатые, мужчина и беременная женщина, на крутом джипе, в полночь повезут нас до самой трасы, а это более двадцати километров по сложным монгольским дорогам. Довезли, не попросив ничего взамен. Удивительный этот народ – монголы.

А впереди снова река. В три часа ночи на переправе, где мост уже смыло, стояло с десяток машин: грузовики, автобусы, легковые. Кто-то уже увяз в грязи, кто-то, не решившись на переезд, разворачивался обратно. Мы решили переночевать.

Утром, была все та же картина: непролазная грязь, увязшие по пояс машины. Кто-то где-то раздобыл доски, камни, сделали подобие переправы. Первые два автомобиля застряли. Когда их снова затащили всем миром обратно, на переправу решился наш грузовик. На удивление он прошел гладко. Монголы лишь ахнули. Каково же было их удивление, когда прошла и наша машина. «Ты проехала как погремушка, бренчала и шумела всем чем только можно, - радостно кричала Даримее Марина Никитина».

Поющая столовая

Шестой и седьмой день пути от Улан-Батора

Движемся все с той же скоростью, за окном ландшафт меняется с пустыни на степи, со степей на горы. Изменяются и монгольские жилища. Юрты сменились каменными домиками, обмазанными глиной. Домики разных форм, от круглых, до квадратных. Внешность и говор монголов также претерпевает изменения. Они становятся больше похожими на жителей Средней Азии. Язык становится менее понятным для Эрдэни, в совершенстве владеющим монгольских языком, являющийся попутно нашим переводчиком.

Снова сломался грузовик. Теперь уже сделать его смогут только в России. Поэтому едем со скоростью 20-30 км в час. Опаздываем на фестиваль, который состоится в Алтае, но надежда умирает последней, может быть еще успеем.

Селений становится все меньше. Дороги сложнее. Решили ехать не останавливаясь, чтобы успеть на фестиваль. Заехали перекусить в селение под названием Зэрэг. Заехали в столовую. Когда нам подавали блюда, повар в стихотворной форме рассказывал нам о каждом блюде. Нас это сначала шокировало, но потом оказалось очень забавно, и мило. Самое главное было в конце нашей трапезы — он пропел нам три благопожелания на хорошую дорогу. Как потом мы выяснили, повара зовут Джамбал Нуагаа, его столовая известна по всей Монголии как «Поющая столовая».

Мы находимся в аймаке Алтай Говь. Впереди русско-монгольская граница. Продолжение

Кол-во просмотров: 649

Поделиться в соцсетях:


Поделиться:

Похожие новости
Новости 1 - 6 из 20420
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец
Опрос недели:
На ваш взгляд, когда закончится эпидемия коронавируса?
Проголосовавших: 117