Оформить заказ в интернет-магазине

Правда и ложь о Востсибрыбцентре

Ответ коллектива ОАО «ВостСибрыбцентр» на статью в газете «Номер один».
Экономика |

В газете «Номер один» от 14.08.13 г. была опубликована статья Артема Самсонова «Главный враг омуля», в которой автор использовал непроверенные и недостоверные сведения, предположения и собственные домыслы, наносящие ущерб репутации Востсибрыбцентра, его руководства и С.Г. Красинского лично.

Красинский в соответствии со ст. 46 ФЗ «О средствах массовой информации» потребовал у редакции газеты «Номер один» опубликовать ответ на статью, в котором абсолютное большинство «фактов» опровергается, и это подтверждается документами.

Редакция газеты «Номер один» без объяснения и обоснования причин отказала в публикации ответа, в то же время в номере за 28.08.13 г. разместив свой «ответ на ответ Красинского», что выглядело весьма странно и крайне непорядочно с ее стороны. Таким образом, читатели газеты были лишены возможности самостоятельно ознакомиться с точкой зрения и фактами, представленными Красинским, и составить объективную картину. Надеемся на то, что настоящая публикация позволит хоть в какой-то мере восстановить справедливость, за что выражаем благодарность редакции газеты «Новая Бурятия»

Статья вызвала интерес у читателей. Представленная в ней информация вызвала различные эмоции – от одобрения людей, не связанных с рыбной отраслью, до неприятия приведенных выводов специалистами. Не ускользнула от внимания вдумчивых читателей явная тенденциозность статьи, очерняющая деятельность Красинского С.Г. Многие задавались вопросом, кому выгодно «замочить» ОАО «ВостСибрыбцентр» и его руководителя?

Да, с рядом фактов, приведенных в статье, нельзя не согласиться:

- главной целью деятельности ОАО «ВостСибрыбцентр» (ВСРЦ) является воспроизводство водных биоресурсов о. Байкал;
- единственным акционером ОАО «ВСРЦ» является Российская Федерация (100% акций ОАО);
- с 2009 года ВСРЦ возглавляет Сергей Григорьевич Красинский;
- с 2000 года в качестве председателя вначале КПО, а впоследствии – СПК «Баргузин» Красинский занимается рыбодобычей в Баргузинском районе. С 2004 года, кроме названного предприятия, рыбодобычу ведет созданное и возглавляемое Красинским С.Г. ООО «Рыбообъединение «Байкал», имеющее в 2013 году квоту на отлов 108 тонн омуля в Баргузинском районе (в т.ч. 21 тонна – квота СПК «Баргузин»), всего по Байкалу к вылову предназначено 1 800 тонн;
– деятельность по оптовой торговле рыбой ИП Красинский ведет с 1998 года, удельный вес омуля в общем объеме продаж ИП составляет не более 30%;
- в 2004 году ИП Красинский С.Г. был удостоен звания «Лидер торговли» (имеются поощрения и до 2004 г., и позднее, в т.ч. от Минсельхоза, главы Бурятии).

Нужно согласиться с сетованием автора на ограниченность влияния на деятельность ОАО «ВостСибрыбцентр» со стороны правительства Бурятии. Руководством ВСРЦ неоднократно предлагались варианты повышения возможностей республики в управлении АО. В частности, передача воспроизводства омуля в сферу совместного ведения региона и федерального центра, приобретение (выкуп или передача в управление республики) значительного либо контрольного пакета акций. Однако пока движения нет.

Можно согласиться с данной статьей и в том, что человек, совмещающий несколько видов деятельности, должен иметь талант. На этом достоверные факты заканчиваются и далее автор (авторы), используя непроверенные и недостоверные сведения, переходит в область предположений и домыслов.

Так, автор уделяет внимание «процветанию» бизнеса по вылову омуля Красинским. Однако несложные расчеты показывают, что продажа отловленных за летнюю и зимнюю путины 2013 года 80,5 тонн баргузинского омуля, при оптовой цене не выше 100 руб. за 1 кг, позволила двум предприятиям – «РО «Байкал» и СПК «Баргузин» – получить общую выручку около 8 млн рублей. За вычетом всех производственных затрат: расходов на сетеснастные материалы, оплату труда рыбаков и другого персонала, ГСМ, выплату налогов и других расходов- прибыль не превысила 1 млн рублей. Назвать такой бизнес крупным – язык не повернется.

Не соответствует действительности пример поставок омуля в республиканскую больницу. По документам за период 2011-2013 гг. омуля в больницу было поставлено 2,215 тонны на сумму 225,3 тыс. руб. Автор статьи завысил объем поставок в 15 раз!

Не стоит выеденного яйца попытка представить шокирующим обстоятельство, при котором Красинский С.Г., являясь директором рыбоводного предприятия, «должен воспроизводить омуль на Байкале и всячески (?) увеличивать популяцию ценной рыбы», еще и по-крупному вылавливает «того самого омуля». Эти виды деятельности не являются взаимоисключающими. Как в комментариях к статье писал один из читателей, это словно утверждение о том, что хлебороб не должен есть хлеб.

Поясним:

1. Должность гендиректора ОАО, даже со 100-процентной долей государства, не является госслужбой. По закону директору не возбраняется занятие другим бизнесом по совместительству.
2. Для любого здравомыслящего рыбодобытчика забота об увеличении запасов омуля в Байкале и его воспроизводстве есть и будет святым делом.
3. При реализации омуля через открытый аукцион, проводимый ВСРЦ по закону, конфликт интересов, на котором настаивает автор статьи, исключается.

Автор статьи использовал в качестве источника информации статью «Грабеж без срока давности» от 21.02.2007 года в газете «Информ Полис» (№8) о ситуации в СПК «Баргузин». Он привел выдержки из указанной статьи, утверждая, что информация 6-летней давности не была опровергнута. На самом деле, редакция «Информ Полиса» была вынуждена признать необъективность материалов в указанной статье и опубликовала опровержение, представленное Красинским С.Г., в № 11 (754) газеты за 14.03.2007 г.

Поэтому ничего не стоят утверждения опровергнутой статьи о приписываемом Красинскому использовании в своих интересах имущества СПК, как и выводы, сделанные автором на их основании. Об этом свидетельствуют и судебные материалы, а также материалы, проведенных ОБЭП и следственными органами проверок.

Не соответствуют действительности сведения статьи в «Номер один» о том, что СПК «Баргузин» не имеет квот на вылов рыбы и «по сути, не работает». На летнюю путину бригаде рыбаков СПК «Баргузин» (7 человек) через «РО «Байкал» выделена квота и оформлено разрешение на вылов омуля в объеме 21 тонны. Кооператив ведет производственную деятельность, выплачивается зарплата и вносятся налоги. Объем выплат в 2012 году составил: по платежам в бюджет и внебюджетные фонды – 555,147 тыс. руб., по зарплате – 1087,421 тыс. руб. (при среднемесячной зарплате 11327 руб.). Объем выплат в текущем году (за 7 месяцев) составил: по платежам в бюджет и внебюджетные фонды – 245,057 тыс. руб., по зарплате – 583,714 тыс. руб. (при среднемесячной зарплате 16 677 руб.).

Далее автор неправомерно делает вывод о наличии у ВСРЦ задолженности по налогам, поскольку не разобрался с категорией задолженности и принял реструктурированную (на 9 лет) задолженность за текущую.

По поводу «восхищения» автора высокой производительностью труда в «РО «Байкал» нужно отметить, что не все так «радужно». Среднесписочная численность персонала составляет не менее 21 человека. Кстати, численность работников предприятия – категория подвижная, и во время путины возрастает (как сейчас) до 24-х человек.

Упомянутая всуе «беспримерная оптимизация налогов» также существует только в воображении автора статьи, поскольку действительные суммы выплат по налогам выглядят следующим образом: за 2012 год платежи в бюджет и внебюджетные фонды составили 1056,812 тыс. руб.; за 7 месяцев текущего года – 1215,609 тыс. руб.

Легенда о закрытости ВСРЦ действительно является легендой, поскольку в соответствии с законодательством об акционерных обществах ВостСибрыбцентр, обязан раскрывать установленный объем информации. Это делается в лентах новостей информагентств, в газете «Дело», в Интернете на сайтах (до осени 2012 года – на сайте правительства РБ, с октября – на сайте ВСРЦ), МВ-портале Росимущества. Процесс раскрытия информации АО контролируется ФСФР. Ни разу не было отказа в предоставлении информации и кому-либо из представителей СМИ, обратившемуся в ВСРЦ непосредственно.

По поводу продажи судна «Д. Норенко» следует пояснить, что продано оно было частным лицам в феврале 2010 года, чтобы погасить хотя бы частично долги по зарплате работникам, составлявшие более 4 млн. рублей. Задолженность эта образовалась до прихода Красинского на должность гендиректора ВСРЦ. Продажа, которая позволила среди прочих мер спасти предприятие от неминуемого банкротства, была согласована с ТУ Росимущества. Теплоход производства 1973 года практически выработал свой ресурс, его стоимость по балансу (с учетом произведенных переоценок) на момент продажи составила 540 099 рублей, а расходы на его содержание, включая зарплату экипажа, ежегодное освидетельствование и получение разрешений в Речном регистре, ремонт, обслуживание и проч. составляли не менее 1,5 млн руб. в год. При этом в производственном процессе судно не участвовало и никаких других доходов не приносило.

По указанию ТУ Росимущества по РБ, ООО «ЭкспертЪ-оценка» была проведена независимая оценка рыночной стоимости теплохода, составившая 1 900 тыс. рублей. Руководству ВСЦР удалось достичь договоренности о продаже теплохода по более высокой цене – 2 650 тыс. руб. Она на 39,47% превысила оценочную. Сделка была одобрена Советом директоров и отражена в отчетах за 2010 год. Кстати, «Д. Норенко» для республики, в том числе и для науки, не потерян. Он не переоборудован и при желании может быть использован для проведения научных работ, так как базируется в п. Усть-Баргузин. Никакой драмы, как пытается представить автор статьи, не произошло.

Объявленная автором 15-миллионная стоимость судна марки «ПТС-150» не находит никакого объективного подтверждения в ценах на аналоги, реализуемые на торговых площадках страны.

Вопросы по поводу состава Совета директоров, назначаемого ежегодно решением единственного собственника, роль которого выполняет Росимущество, нужно ему и адресовать. Роль председателя Совета директоров Герасимова М.Д. в статье преувеличена, поскольку по всем важным вопросам деятельности АО, включая имущественные, решения принимаются на основании директив Росимущества, доводимых до каждого члена Совета директоров. Никакого преимущества при голосовании перед остальными членами Совета председатель не имеет, выполняя лишь технические организационные функции.

Внешне эффектно (для непосвященного обывателя) выглядит указанная автором квота ВСРЦ на вылов в 2013 году нерестового омуля в объеме 125 тонн (фактически выделенная квота составляет 165 тонн). Автор автоматически добавил ее к «коммерческому разрешению Красинского на вылов 102 тонн» и сделал недвусмысленный вывод с определением Красинского как владельца всего объема выловленного нерестового омуля, якобы единолично извлекающего выгоду от продажи.

На самом деле он как представитель «РО «Байкал» имеет на нерестовый омуль ровно такие же права, как и автор статьи, если тот решит участвовать в открытом аукционе по продаже ВостСибрыбцентром принадлежащей ему по праву рыбы. При желании автор мог легко выяснить и сам ответить на заданный им вопрос о том, «куда девается государственная нерестовая рыба?».

В 2012 году в открытом аукционе участвовали все основные рыбоперерабатывающие предприятия республики и одно предприятие из Иркутской области. Средняя аукционная цена за 1 кг омуля превысила 130 руб., а выручка от продажи омуля позволила предприятию завершить 2012 финансовый год с положительными показателями, получить небольшую прибыль. Напомним, что это происходило в условиях резкого сокращения финансирования воспроизводства омуля на Байкале по линии Росрыболовства. Так что предположение автора о «коммерческой продаже рыбы в неизвестном направлении (скорее всего, себе же самим)» не соответствует действительности.

Вопрос автора, «кому из начальников в ВСРЦ можно верить, что они трудятся там не из-за вылова омуля в нерестовый период…», является оскорбительным для руководителей предприятия и абсолютно безосновательным. Автор, видимо, судит исходя из собственных представлений и жизненных позиций.

Еще один «ляп» в статье – факт о продаже «РО «Байкал» в 2011 году новосибирскому предпринимателю 20 тонн омуля по «браконьерской» цене – всего за 55 рублей. Это явно результат невнимательного изучения автором арбитражного дела. Очевидно, что никто из промысловиков не может продавать добытый честным путем качественный омуль по заниженной цене. Объяснение состоит в том, что эта сделка прошла 2 июля 2008 года, когда существовал именно такой уровень цен.

Попытка автора посчитать, «сколько было икры, куда ее девали, что с ней стало?», говорит о его вопиющей некомпетентности, так же как и неких «экспертов и экологов». Очевидно, что они не знакомы с процессами сбора икры, инкубации на рыбоводных заводах, системой учета инкубируемой икры и выпускаемой рыбоводной продукции. Специалист никогда не стал бы утверждать о «сбросе икры в Байкал» в меньших, чем «заявлено на бумаге», объемах на 20-40% и продаже «несброшенной икры» нелегальным путем.

Информируем: кроме икры от самок, ушедших в отход до нереста в садковых базах (не более 10-12% при нормативе 15% от выловленного объема), которая передается на переработку в СПК «Кабанский рыбзавод», имеющий сертифицированную переработку и продающий икру легально в мизерных объемах, никакая другая икра от нерестового омуля из рыбоводных заводов ВСРЦ не может быть использована в пищу как продукт и оказаться на рынках по одной простой причине. Вся эта икра «не выдавливается из омулих», как думают многие, а собирается спецустройствами после нереста рыбы в садках, промывается и сразу помещается в инкубационные аппараты Вейса. В пищу она не пригодна. Кроме того, ведется многоступенчатый межведомственный количественный контроль на всех стадиях нерестового процесса – от вылова рыбы до закладки икры на инкубацию.

По завершении нереста на всех заводах в середине ноября с участием контролирующих органов, комиссионно проводится инвентаризация икры, определяется ее количество и качество. Вся икра пересчитывается с применением объемного и весового методов, сопоставляется с количеством выловленных производителей. За весь инкубационный период (8 месяцев) по нормам допускается отход (гибель) не более 10% от оплодотворенной икры. Эти нормативы строго выдерживаются. Процесс инкубации абсолютно прозрачен, а перед самым выклевом личинок, икра вновь пересчитывается. Данные последней инвентаризации берутся за основу при определении количества выпускаемых личинок омуля.

Ни о каком «сбросе икры в Байкал» речь идти не может, как и о ее «нелегальной» продаже, поскольку не выпустить полученную после инкубации личинку невозможно. Ну а контролем за продажей браконьерской икры на рынках пусть занимаются соответствующие органы.

Завершающая часть статьи повторяет «факты» про совмещение должностей и «полную непрозрачность». И только упоминание об обороте в «сотни миллионов рублей» может оживить внимание читателя. Но и здесь звучит фантастика, бесконечно далекая от действительности.

В итоге даже совокупность приведенных в статье «фактов» не тянет на то, чтобы оправдать ее название. Это признается самим автором в завершении статьи, где воздается должное в равной с Красинским степени и «силовикам», и «браконьерам». А поскольку эти «факты» не соответствуют действительности, то эффект статьи сравним, по сути, с мыльным пузырем.

Кол-во просмотров: 4478

Поделиться новостью:


Поделиться: