Оформить доставку из интернет-магазина

Почему водители скорой помощи в Бурятии боятся теперь ездить по встречной

Как судья Наталья Редикальцева превратила водителя скорой из свидетеля в главного обвиняемого
Происшествия |
эксклюзив
ЭКСКЛЮЗИВ
Фото Почему водители скорой помощи в Бурятии боятся теперь ездить по встречной
Фото: личный архив Игоря Карпова

Второй год в Бурятии идут судебные разбирательства вокруг ДТП, участником которого стала машина «скорой помощи». Как известно, простых ДТП не бывает в принципе, и то, что произошло поздним вечером 10 сентября 2020 года на автомобильной дороге А-340 «Улан-Удэ – Кяхта» вблизи села Нижняя Иволга Иволгинского района, заставило задуматься не только экспертов.   

Особенно усилилось внимание к этому ДТП всех учреждений здравоохранения республики, где работают машины скорой, после того, как судья Иволгинского районного суда Наталья Редикальцева вынесла решение, в котором признала обоюдную вину водителей. Водитель скорой Игорь Карпов, к примеру, получил наказание в 1 год 2 месяца колонии-поселения, а также запрет управлять любым транспортным средством следующие полтора года. Водитель грузовика, вывернувший под колеса скорой, – год колонии-поселения.

Из свидетеля в обвиняемые

У жительницы Селенгинского района в тот вечер стало плохо с сердцем. Констатировав обширный инфаркт, врачи приняли решение доставить больную в Республиканскую клиническую больницу имени Семашко. Движимый целью спасти жизнь человека, у которого каждая секунда на счету, водитель «скорой» включил проблесковые маячки и помчался по встречной полосе. Любой водитель знает, что, услышав и увидев соответствующие сигналы, следует остановиться и дать дорогу специализированному медицинскому транспорту, что, собственно, и сделали в тот вечер все проезжавшие возле Нижней Иволги водители. Все, кроме водителя грузовика, который, по его собственным словам, решил, что успеет проскочить на поворот.

– И с самого начала, и сейчас я утверждаю, что не сделал ничего, что шло бы вразрез с правилами дорожного движения и теми инструкциями, которыми мы, водители «скорой помощи», руководствуемся каждый раз, когда отправляемся в рейс. Очень жаль, что в этом ДТП погиб человек, но не я создал ту аварийную ситуацию и не моя вина в том, что не было никакой возможности избежать этого столкновения, – убежден попавший в ДТП водитель Гусиноозерской ЦРБ Игорь Карпов.    

По его словам, в тот вечер он неожиданно увидел перед собой выворачивающий из-за стоящей фуры на поворот грузовик, начал торможение, но скорость была высокой, а расстояние небольшим. В результате столкновения грузовик опрокинулся, а сидевший в это время на его борту человек откатился в кювет. Абсолютно убежденный, что действовал в данной ситуации согласно инструкциям, Игорь Карпов принял участие во всех следственных действиях, не прибегая к услугам адвоката. Собственно, с самого начала следователь убедил его в том, что и в услугах таких надобности нет, поскольку водитель скорой всего лишь свидетель ДТП и опасаться ему, по сути, нечего.

Все изменилось в тот самый момент, когда следствие не смогло определить, с какой скоростью мчалась в тот злополучный вечер машина скорой, и, не определив этот ключевой показатель, почему-то решило, что Карпов мог предотвратить столкновение, но не сделал этого. Не случайно опытный судья Марина Помулева, она же на тот момент исполняющая обязанности председателя Иволгинского районного суда, взявшаяся первоначально рассматривать это дело, направила материалы на дополнительное расследование, поскольку не обнаружила убедительных доказательств виновности Карпова. Верховный суд Республики Бурятия фактически согласился с доводами судьи, но посчитал, что недостающие сведения о ДТП вполне по силам обнаружить и в рамках судебного производства, для чего вновь вернул дело в суд, где к рассмотрению приступила судья Иволгинского районного суда Наталья Редикальцева.

Скорая от слова «скорость»

Несмотря на то, что эксперт в своем заключении написал, что Карпов как водитель скорой не имел технической возможности предотвратить столкновение с автомобилем ни со скоростью 80 км/ч, ни со скоростью100 км/ч, судья Наталья Редикальцева почему-то делает совершенно обратный вывод, учитывая, что ни одного свидетеля ДТП следствие так и не установило, а потому все умозаключения вынуждено было делать со слов самих участников.    

«Водитель Карпов И. Н., управляя технически исправным автомобилем скорой медицинской помощи, при выполнении неотложного служебного задания, с включенными проблесковыми маячками синего цвета и специальным звуковым сигналом, пользуясь преимуществом перед другими участниками движения, не убедился в том, что последние уступают ему дорогу, проявив тем самым преступную небрежность, а именно не предвидя возможности наступления общественно опасных последствий своих действий по неосторожности, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог их предвидеть», – значится в решении суда.

Каким образом Карпов должен был предвидеть, что водитель грузовика вдруг решит вывернуть из-за фуры под колеса скорой, просто понадеявшись на то, что успеет проехать на боковую дорогу, судья Редикальцева в своем решении не пояснила. Почему водитель Аяндаев, слыша сигналы, которые шли от скорой, а он, как и все остальные, не мог их не слышать, рискнул преградить больничной машине путь? Почему в своем решении судья никак не исследовала тот вопрос, что грузовик, в кузове которого находились двое, один из которых погиб, вообще никак не был оборудован для перевозки пассажиров.

– Если уж разбирать все досконально, то в момент, когда грузовик решил совершить поворот, этот человек сидел на бортике машины и курил, что вообще не вписывается ни в какие рамки перевозки пассажиров. От удара он вылетел за пределы дороги и получил травмы, от которых через два месяца скончался. Те же, кто находился в машине скорой, включая больную, перенесли ДТП довольно легко, что тоже говорит о многом, но не объясняет, почему водителю скорой судья Редикальцева выносит более суровое наказание, чем водителю грузовика, – задались вопросами работники Гусиноозерской ЦРБ.

Никак не учла судья в своем решении и то обстоятельство, что Карпов с его водительским стажем в 26 лет ни разу не привлекался к ответственности, имеет на иждивении несовершеннолетнего ребенка и положительно характеризуется по месту работы в Гусиноозерской ЦРБ. По сути, на его счету не одна сотня человеческих жизней, которые удалось спасти именно благодаря тому обстоятельству, что машина скорой с включенными проблесковыми маячками мчалась по встречной прямой только благодаря тому, что на дороге существует гласное и негласное правило пропустить ее, куда бы ни торопились остальные участники дорожного движения.

В условиях неочевидности

– Мы все были уверены, что суд разберется во всех обстоятельствах и в полной мере определит, что аварийную ситуацию создал тот, кто, желая того или не желая, преградил дорогу скорой. У судьи же получилось, что это Карпов создал аварийную ситуацию, что в корне неверно. Если виноваты оба, как решила судья, то получается, водитель скорой должен был ехать так медленно, чтобы предвидеть, а вдруг кому-то захочется нарушить правило и проскочить на повороте. Вывод – нам теперь надо ездить, как все, что лишает скорую смысла называться таковой, – поделились коллеги Игоря Карпова.

А если бы женщину с инфарктом миокарда, находившуюся в тот вечер в машине скорой, водитель Карпов в результате всего этого происшествия не довез бы до операционного стола и она умерла? А что сказала бы Наталья Редикальцева, несмотря на свой молодой возраст, окажись она сама на месте той женщины? Если бы, к примеру, скорая с судьей на борту двигалась не 100 км/ч, а с обычной скоростью, а на все вопросы водитель бы отвечал словами из ее собственного судебного решения в духе «предвидение возможного наступления общественно опасных последствий своих действий».

По данным УГИБДД по Бурятии, в том, 2020 году на дорогах республики было зарегистрировано 994 ДТП, в которых 113 человек погибли, а 1300 получили травмы различной степени тяжести. К примеру, известно, что судья Прибайкальского районного суда Олег Абидуев, рассматривавший скандальное дело бывшего лидера местных «единороссов» Баира Жамбалова, сбившего в январе 2020 года на такой же темной дороге девушку, так и не обнаружил в материалах дела доказательств, что за рулем был именно этот человек. Как известно, своей вины Баир Жамбалов и не признал, но, находясь под беспрецедентным давлением прессы и общественного мнения, Олег Абидуев вынес таки обвинительный приговор бывшему чиновнику, после чего спустя всего два месяца написал заявление об отставке.

Готова ли судья Наталья Редикальцева последовать его примеру, если не признающий своей вины Игорь Карпов все же отправится за решетку только за то, что добросовестно выполнял свои профессиональные обязанности?  

Кол-во просмотров: 1800

Поделиться новостью:


Поделиться: