Как возрождали сууха-хуур

Исконно бурятских народных музыкальных инструментов осталось совсем немного, к ним относятся духовые инструменты лимба, суур и струнно-смычковые сууха-хуур и ямаан-хуур.
Общество |

Исконно бурятских народных музыкальных инструментов осталось совсем немного, к ним относятся духовые инструменты лимба, суур и струнно-смычковые сууха-хуур и ямаан-хуур. Однако до недавнего времени старинный бурятский хуур аналог монгольского моринхура в Бурятии был забыт, а суур сохранился только в Окинском районе.

- Наш инструмент сууха-хуур считается прародителем двухструнных смычковых инструментов, таких как моринхур и хуучир. Однако в последнее время эти инструменты вытеснили сууха-хуур из музыкального пространства. Сейчас в Бурятии только 7-8 человек играют на этом инструменте. – сообщил «Новой Бурятии» преподаватель колледжа искусств им. П.И. Чайковского Галсан Ошоров.

Старинный бурятский сууха-хуур сначала был однострунным, со временем он трансформировался в двухструнный инструмент. Он изготавливался из подручных средств: из дощечек собирали корпус, к нему приделывался гриф, на корпус надевался сырой бычий пузырь, после чего инструмент просушивался. В глубокой древности сууха-хуур для бурят имел сакральное значение не только в ритуально-обрядовой практике, но и в военных походах, в охотничьей практике и в жизни простых кочевников. При этом игра на сууха-хууре сопровождала героические сказания улигеров.

В Бурятии о сууха-хууре помнят только люди старшего поколения, которым сейчас по 60-70 лет. До того как инструмент начали возрождать, единственный экземпляр народного инструмента был сохранен только в Тункинском районе.

Инструмент, который находился на грани исчезновения, вернулся в культурный оборот Бурятии благодаря инициативе и усилиям Виндарьи Доржиевой. Для нее возрождение музыкального инструмента стало смыслом жизни. Педагог, работавшая в МВД России и не имевший музыкального образования, не побоялась трудностей на пути к возрождению забытого инструмента.

- Я выросла в творческой семье. Отец был писателем, мама преподавала в школе музыку. Наверное, поэтому я очень люблю свою национальную культуру, литературу и, конечно, музыку. И когда я осознала, что такой инструмент как сууха-хуур на родине забыт, и его возрождением никто не занимается, я решила взяться за это дело. Ведь у человека жизнь очень короткая. Такие мастера как Очиржап Жамбалов и Гуин Балданцэрэн уже в преклонном возрасте, мне самой 50 лет, а какие знания и навыки останутся следующим поколениям после нас? Поэтому возрождать национальные традиции и культуру просто необходимо. – сообщила Виндарья Ринчиновна.

- Впервые, я услышала сууха-хуур в 2005 году на первом сольном концерте заслуженного артиста Бурятии Баттувшина Балданцэрэна. – рассказала она. – Его мама пела бурятскую песню и ей аккомпанировали Баттувшин и его отец. Отец играл на неизвестном мне инструменте. И этот инструмент привлек мое внимание необычным звучанием и тембром.

Познакомившись с Баттувшином в 2008 году, Виндарья Ринчиновна узнала, что его отец играл на концерте на сууха-хууре – бурятском народном инструменте. «А я не разу не слышала и не видела этот инструмент. Чтобы узнать происхождение сууха-хуура, я занималась в Национальной библиотеке Бурятии. – отметила Виндарья Доржиева. – Литературы было не так уж много, но все же я выяснила, что сууха-хуур – это исконно бурятский инструмент. А ведь таких инструментов очень мало. Известно, что наш народ был кочевым, поэтому многие инструменты мы позаимствовали у соседних народов. Вот, например хуучир пришел к нам из Монголии, ятаг – из Китая через Монголию, моринхур это инструмент всех монголо-язычных народов. Но сууха-хуур наш родной инструмент. И звук у этого инструмента действительно поражает особым тембром. Если вы послушаете, его игру, то вы услышите именно бурятский тембр голоса. Такое ощущение, как будто инструмент рассказывает, и все можно понять, о чем он повествует».

Затем были консультации с доктором исторических наук, ведущим этнографом, фольклористом РБ Дашинимой Дугаровым. «Он подтвердил, что сууха-хуур – бурятский народный инструмент. И я пошла в министерство культуры РБ. Тимур Гомбожапович очень внимательно выслушал меня, одобрил мое предложение возродить сууха-хуур». – добавила Виндарья Доржиева.

С 1 сентября 2009 года единомышленники Баттувшин и Виндарья Доржиева начали знакомить учащихся и преподавателей музыкального колледжа им. П.И. Чайковского с сууха-хууром. Для всех этих мероприятий Виндарья Ринчиновна выкупала инструменты и дарила образовательным учреждениям. Вскоре у них появился еще один единомышленник, преподаватель музыкального колледжа Галсан Ошоров. С ними стал сотрудничать Республиканский центр народного творчества (РЦНТ), пригласивший их в 2010 году на II-й Всероссийский фестиваль оркестров и ансамблей народов России «Многоликая Россия». И сууха-хуур стал изюминкой фестиваля. Впервые же сууха-хуур был представлен бурятской общественности в 2009 году на фестивале «Голос кочевников». В этом году в рамках празднования Сагаалгана 25 февраля РЦНТ и минкультуры РБ помогли организовать фестиваль «Хуурын наадан».

С сентября этого года Галсан Ошоров будет обучать игре на сууха-хууре и ямаан-хууре студентов отделения бурятского фольклора колледжа искусств им. П.И. Чайковского, для них изучение бурятских струнных смычковых инструментов станет общеобязательным предметом. У единственного мастера бурятских народных инструментов Очиржапа Жамбалова появился ученик мастер Иволгинского лицея традиционного искусства народов Забайкалья Баир Бодиев. В этом лицее мы получили значимую поддержку, Очиржапа Доржиевича приняли на работу преподавателем-почасовиком. Теперь он вместе с Баиром изготавливает сууха-хууры, ямаан-хууры и другие бурятские инструменты. В старину хууры делали не только из мочевого пузыря быка, но и применяли кожу священных животных – быка, оленя, коня, верблюда, овцы, а также использовали козьи и бараньи желудки. Очиржап Доржиевич предложил обтягивать верхнюю деку инструмента еще и козьей кожей. Так в Бурятии появились и ямаан-хууры. Ямаан-хуур в отличие от сууха-хуура звучит более звонко, он ближе по звучанию к моринхуру.

Для нас остается очень важная задача на базе этого лицея открыть учебную мастерскую. Она требует больших финансовых вложений. Нужно закупить станки и оборудование. За поддержкой я обратилась в Народный Хурал, но пока ничего неизвестно. В Министерстве образования нам сообщили, что финансирование по программе есть, но когда будет тоже неизвестно.

На создании мастерской единомышленники не останавливаются, нужно продвигать инструмент и в районы республики, ведь в селах и деревнях живут очень музыкальные люди. А также необходимо возрождать инструменты, которые остаются все еще забытыми. Как сообщил Галсан Ошоров, они собираются в экспедицию в Окинский район, чтобы найти сведения о сохранившемся там духовом инструменте суур, а также развить интерес у местных жителей к сууха-хууру.

Кол-во просмотров: 2488

Поделиться новостью:


Поделиться: