Имидж — все!

В национальном бренде власти Бурятии избегают отголосков панмонголизма.
Общество |

В национальном бренде власти Бурятии избегают отголосков панмонголизма.

Бурятия никак не может выстроить свой единый образ, выработать модный бренд. Имидж республики – это словосочетание постоянно звучит из уст чиновников, начиная с президента Наговицына. В поисках имиджа власти опираются на Байкал – жемчужину планеты. При этом непонятно, почему власти отказывают региону в его изначальном бренде – исторической бурятской республике. На истории народа можно выстроить неплохую имиджевую линейку – эпос «Гэсэр», легенды о хори, эхирите и булагате, а также истории о матери Лебеди Хун Шубуун и богатыре Бабжа Барас Баатаре.

Уроки истории

Однако к истории чиновники обратиться не спешат, скорее наоборот, стремятся сконструировать новые образы Бурятии – центр буддизма России, «Байкальская гавань». В эту же цепочку встраивается позиционирование республики как места зимнего и экстремального туризма. Сюда же можно отнести новые чиновные бренды – «Байкальское качество», «Продукты Бурятии». Фактически формируя безликий, вненациональный образ Бурятии, власти стремятся уравнять наш регион, скажем, с Орловщиной или Тамбовщиной.

Работа над созданием имиджа региона в Бурятии идет уже более двух лет. Бурятия регулярно презентует себя на различных уровнях, проводит на своих площадках крупные мероприятия международного уровня. Повысилась узнаваемость республики на российском и международном уровнях. Но, как отмечают сами разработчики, «пока рано говорить о том, что у Бурятии есть четко сформированный имидж». «Есть только составные части, проведено исследование, в результате которого выявляются «имиджевые месседжи» и целевые аудитории», – заявила заместитель руководителя администрации президента и правительства Бурятии Ирина Смоляк на недавней конференции «Имидж страны/региона как стратегия интеграции России и АТР в XXI веке». Результаты этой работы должны сформироваться в концепцию имиджа Бурятии. Но сроки формирования концепции так и не были озвучены.

Пока республиканские власти работают над концепцией, муниципалитеты Бурятии подались «кто в лес, кто по дрова». Мэр Улан-Удэ Геннадий Айдаев объявил столицу «воротами в Азию», Иволгинский район позиционирует себя как центр буддизма, Бичурский и Тарбагатайский районы выходят на туристический рынок как хранители культуры семейских, а Кяхта готова провозгласить себя «песчаной Венецией».

При этом республиканские чиновники вполне осознают, что Бурятии создание правильного позитивного имиджа жизненно необходимо. Именно от него зависит конкурентоспособность и привлечение инвестиций. Многие жители нашей страны ассоциируют республику лишь с Байкалом. Президент РФ Дмитрий Медведев до приезда в республику вообще считал, что Бурятия находится поблизости с Хакасией. Для того чтобы нашу родину знали, посещали, интересовались ей, необходим бренд – знак отличия.

Есть понимание того, что бренд должен быть реализован и в мелочах. «Мы часто говорим об имидже, но каждый понимает под этим свое. Мы пока видим в этом значении какой-то глобальный смысл. Нужно освоить имидж как стратегический инструмент в развитии республики, необходимо научиться считать его в штуках, граммах», – отметил все на той же конференции зампред правительства РБ Андрей Полосин.

Знамя Гэсэра

Эпос «Гэсэр», или «Гэсэриада», существует уже свыше 1000 лет. Он является уникальным памятником духовной культуры бурятского народа. Эпос считают своим не только буряты, но и многие другие народы Центральной Азии. Он распространен у тибетцев, монголов, тувинцев, алтайцев, калмыков, северотибетских уйгуров. «Гэсэр» стал как бы символом центральноазиатской общности различных культур и традиций. Эпическое сказание о Гэсэре сохраняется в живой народной памяти до нашего времени. Если записанные тысячи лет назад «Илиада» и «Одиссея» перестали исполняться сказителями, передаваться из уст в уста, то «Гэсэр» дошел до нас и в литературной, и в фольклорной традиции.

В середине 90-х годов прошлого века тогда еще три бурятских субъекта с почетом встретили знамя Гэсэра, переданного с монгольской стороны. А его путешествие по районам Усть-Орды, Аги и Бурятии вылилось в масштабное празднование. Это было, пожалуй, самое крупное бурятское событие того времени. Стоит отметить, что именно в подготовке этого глобального события ярко проявили себя недавно созданные Всебурятская ассоциация развития культуры (ВАРК) со своими филиалами в Чите и Иркутске и Конгресс бурятского народа.

В этом году можно было бы отметить 1115-летие эпоса. Однако, несмотря на проведение в Бурятии Генеральной ассамблеи Конвентов монголов мира, история об Абай Гэсэре даже не вспоминается. А ведь знамя Гэсэра могло бы стать одним из связующих бурятские регионы факторов, да и на готовой истории выстроить имидж гораздо легче. Тем более что Бурятия была бы не первым национальным регионом, прославляющим эпического героя, стоит только вспомнить татарский эпос «Идигей» или кыргызский «Манас». Кстати, Карелия намерена использовать известный карело-финский эпос «Калевала» для разработки новой линии туристического продукта в республике. В частности, всерьез обдумывается идея реконструкции различных сцен известного эпоса, знакомство с его героями. Упор будет сделан и на развитие ресторанов карельской кухни, которых, увы, пока в республике немного.

Справка

Существуют три основные версии «Гэсэра»: бурятская, тибетская и монгольская. Первые записи сказания появились в Тибете. Здесь в XI-XII вв. были сведены воедино различные устные варианты текста. Так была создана тибетская письменная версия «Гэсэра». Монгольский текст сказания был издан в Пекине в 1716 году. Бурятский эпос о Гэсэре был опубликован в 1930 году. Несмотря на относительно позднюю письменную фиксацию, бурятская версия этого древнего эпоса представляет исключительный интерес. Именно в бурятских вариантах (забайкальских, унгинских и эхирит-булагатских) сохранились наиболее архаические черты общего центральноазиатского мифа. Эта версия «Гэсэра» опирается не на поздние письменные источники (такие как монгольский ксилограф начала XVIII в.), а представляет собой самостоятельную ветвь чрезвычайно архаичной устной традиции. В поэме воспевается верность долгу, клеймятся позором измена и предательство. «Гэсэр» – гимн любви к своей земле. «Не допускай врага к родной земле, не жди его, но выходи навстречу, там-то он будет побежден», – вот один из важнейших мотивов этого эпического сказания.
Кол-во просмотров: 2449

Поделиться новостью:


Поделиться: