Долгожитель из Бурятии размышляет о медицине

Таблетки не помогают справиться с головной болью уже 5 лет
Общество |
Фото Долгожитель из Бурятии размышляет о медицине
Фото из семейного архива Стрекаловского

Живу долго. Пережил немало. Но всегда работал, работал и будучи на пенсии. Получалось, видимо, неплохо. Неизменно получал заслуженную оплату. Да еще и целая стопа грамот сохранилась. На всю жизнь запомнилось, как мне, 16-летнему рыбаку-колхознику, на бригадном собрании рыбаков большого закидного невода установили оплату труда за каждый трудовой день в 1,25 трудодня как помощнику бригадира. Это на 0,25 трудодня выше, чем старым рыбачкам-женщинам.

Но не об этом разговор. Я не согласен с теми пожилыми людьми, кто, рассказывая о себе, говорит, что вот дожил до старости, не успел обернуться, а уже старость, пенсия. Нет, не верьте. Мной испытано: 30 лет – на пенсии, мне 91 год, но я знаю все периоды жизненного опыта. Старость – новый этап жизни, в котором сразу как-то чувствуешь ее, можно сказать, меняется все: перестаешь работать, больше сидишь дома, реже общаешься с друзьями, с коллегами по работе, сразу ощущаешь потерю заработка. Еще более сложным оказывается старость на физическом состоянии организма. Вот и дожили мы к 60 с болезнями, с тем, что их  не замечали, а тут стала появляться то одна, то другая «болячка».

Куда идти, кому жаловаться? При очередном посещении терапевта узнал, что боль в голове и снижение памяти – это новая болезнь, деменцией называется, она не поддается медикаментозному лечению. Жаловался врачам на гнетущее состояние всего организма, слабость физическую, потерю памяти и т. д и т. п. В ответ получаю разъяснение, что все перечисленные мной болячки обусловлены деменцией. Чуть позже последовали свежие объяснения на жалобы: «А что хочешь, ты уже старик, в преклонном возрасте, имя которому «гериатрия» – старческая астения с умеренными когнитивными нарушениями. «Снижение базовой функциональной активности» – так записано в выписном эпикризе из госпиталя. 

Продолжаю ходить к врачам и узким специалистам, так именуют теперь врача, лечащего отдельные органы или части тела. Таблетки не помогают справиться с головной болью уже 5 лет. Наконец-то попадаю на «КТ». Прочитав показания этого прибора, узкий специалист невролог, сказал примерно следующее: все нормально, принимай те же таблетки. Я возразил, сказав, что они не помогают, принимаю их много лет. В ответ услышал – что же вы хотите, вам же 91 год. Уйдя от невролога, я понял, что использовал весь ресурс, отведенный моему организму.

Сижу сейчас спокойно и рассуждаю, как же я, «хороший мальчишка», как говорили в школе и деревне, мог позволить приобрести эти «болячки».

Все работы или почти все работы папы, ушедшего на войну, легли на мои плечи в 12 лет. После детей того поколения назвали тружениками тыла. Я получил удостоверение ветерана войны, в которой в статье 20-й отмечены льготы, которые положены таким работникам тыла.

Почему не берегся и мерз на подледной рыбалке, зачем работал на неводах, а рядом плавал лед, зачем ехали в лес за дровами. С ранней весны мужская работа в поле, пахота конным плугом, посев зерновых, затем сенокос, уборка урожая. А врачи спрашивают иногда о причинах «болячек», досадуя,  что надо было беречься, а на жалобы в паху хирург заявил, что нужно было жаловаться раньше. И так пять лет объясняли другие специалисты. И операцию вовремя делать не стали.

Я не о себе пишу. Это только пример. Сколько бы ни говорили об улучшении медицинского обслуживания, все остается по-старому. Чтобы попасть к терапевту, вынуждены ждать очереди по полтора часа и более. Запись на прием принимают за неделю, дней за 10 после звонка и т. д. Я не люблю шумных очередей. Но однажды присела соседка на лавке. Разговорились.

«Да не переживайте вы так. Врачи не любят нас, стариков. Вот мне 88, а сейчас еще эта зараза, ею прикрываются».

Так или примерно так показывает себя нынешняя медицина. Вместо принятия необходимых мер по лечению отдельных болезней они объясняют это старением общества, давая ему новые названия. Говоря о республике, надо признать, что последние годы правительство принимает определенные меры: строятся новые больницы, полклиники, амбулатории и фельдшерские пункты. Они оснащаются современным оборудованием и техникой, принимаются какие-то кадровые решения. Но, видимо, всего этого мало.

На сколько лет отстала российская медицина в лечении? А почему убрали плакаты в медучреждениях, где настойчиво мэтры советской медицины требовали, что она должна быть предупредительной, лечить нужно лишь тогда, когда есть выгода для пациента.

Пока наше общество никак не оценивает высказывание президента РФ, что продолжительность жизни людей в нынешнем обществе увеличивается. Стесняются чиновники признать и сказать, какие же меры планируются при строительстве социального общества, чтобы избавиться от имеющейся нищеты или как и когда увеличить среднюю заработную плату рядового труженика.

А ведь пример решения нищеты есть. Давайте поучимся у китайцев. Они – друзья наши, почему бы не внедрить их опыт, покончить с нищетой в два счета? А средства же эти есть у государства нашего. Народ России достоин жить лучше, он заслуживает этого.

Теперь мы знаем, что «броня крепка и танки наши быстры». И сделал это наш народ-труженик, заплатив и здоровьем, и жизнью своей. И это те самые люди преклонного возраста, которые подчас недееспособны, но ждут, что о них вспомнят.

Автор: Александр Иванович Стрекаловский, декабрь 2021 год

 Справка:

Александр Иванович Стрекаловский родился в селе Горемыка, ныне Байкальское, в 1930 году. Отец Иван Дмитриевич и мать Анисья Григорьевна колхозники колхоза «Трудовой северянин».

Был старшим из 6 детей. С раннего возраста познал всякий труд крестьянина. Рыбачил, работал на поле: пахал, сеял, убирал урожай. После призыва на войну отца с 1942 года работал параллельно с учебой в школе, все эти работы стали обязательными. После 7-го класса окончил курсы бухгалтеров и стал работать в колхозе учетчиком труда и счетоводом. В 17 лет был принят в комсомол, а через год  выбрали секретарем сельской комсомольской организации. В 1949 году принят кандидатом в члены КПСС. Член КПСС с 1950 года.

После службы в Советской армии в 1953-м вернулся в родной район и работал заведующим орготдела райкома ВЛКСМ, затем инструктором и завотделом райкома КПСС. В 1957 году направлен на учебу в Иркутскую высшую партийную школу, после окончания которой в 1961 году был избран председателем исполкома Северо-Байкальского районного совета народных депутатов. С 1963 года работал в комитете народного контроля Заиграевского района и инспектором комитета народного контроля республики. В 1972 году городским комитетом КПСС направлен на работу директором Улан-Удэнского треста столовых и ресторанов, где проработал 13 лет. В предприятиях треста трудились в те годы 3600 человек. За эти годы коллектив, как победитель соревнования, был награжден Красным Знаменем, врученным на вечное хранение. С 1985 года работал заведующим отделом торговли и бытового обслуживания населения республики и помощником первого заместителя председателя Совета министров республики В. К. Агалова. Имею звание заслуженного работника торговли республики.

 

Кол-во просмотров: 1098

Поделиться новостью:


Поделиться: