Чем в Бурятии интересна наступившая эпоха взяточников

Политика |
эксклюзив
ЭКСКЛЮЗИВ
Фото Чем в Бурятии интересна наступившая эпоха взяточников
Фото: Зорикто Дагбаев

Апелляционная коллегия Верховного суда Бурятии рассмотрела уголовное дело по обвинению экс-главы Иволгинского района Виктора Очирова в получении взятки в особо крупном размере и постановила оставить ранее вынесенный приговор в силе. Таким образом, Виктора Очирова приговорили к семи годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима и штрафу в два миллиона рублей, не считая ограничения в праве занимать должности в госорганах и органах местного самоуправления.

Несмотря на то, что экс-глава муниципального образования вот уже полтора года коротает свои дни в СИЗО, вину ни по одному из эпизодов он не признал. В своем последнем слове, глядя в темные мониторы видеосвязи из Тюремного замка, Виктор Цыдендоржиевич обвинил во всем политических конкурентов и недоброжелателей, многократно повторяя, что доказательств какой-либо причастности к взяткам следствие так и не нашло.

От Иволги до Южной Кореи

Ни в коем случае не ставя под сомнение вердикт судей, отметим только, что уголовное дело Виктора Очирова куда интереснее и сложнее, чем может показаться на первый взгляд. Достаточно начать перечислять фамилии, так или иначе вовлеченные в орбиту рассматриваемых событий, чтобы понять, что масштабы происходящего велики, а характер явления весьма сложен. Перелистывая страницы уголовного дела Очирова, там можно встретить, к примеру, упоминание про сына бывшего спикера Народного Хурала Цырена Доржиева. Если экс-спикер сам недавно поселился в том же самом Тюремном замке, то сын Тушин, как известно, объявлен в федеральный розыск и, говорят, находится ныне в Южной Корее. Между тем, первоначально именно его фирма выиграла торги на муниципальный контракт в Иволгинском районе, но не смогла принять в нем участие из-за отсутствия лицензии на осуществление заявленных работ.

В качестве человека, якобы передававшего взятку для Очирова в интересах другого предпринимателя, в документах значится Денис Тонконогов, проходящий ныне также свидетелем по уголовному делу экс-министра природных ресурсов Бурятии Сергея Матвеева. Кстати, в рамках этого дела по свалке в Усть – Баргузине сторонам сообщили, что Денис Тонконогов живет теперь в Пермской области и никаких дел с Бурятией больше иметь не желает.

Когда рассматриваемые в рамках уголовного дела события только начинались, первым замом у Виктора Очирова работал экс-прокурор этого же района Булат Иванов, ныне заочно осужденный вместе с экс-замминистра строительства Бурятии Сергеем Рыбальченко по делу так называемых «сиротских домиков». Есть информация, что он также, как Тушин Доржиев, подался в бега и, говорят, пребывает на данный момент в США.

На смену Булату Иванову в Иволгинскую администрацию пришел некто Баир Дашинимаев, тот самый, который лично договаривался с взяткодателями, брал у них от имени главы «откаты» и как-то убедил всех, включая высокую судейскую коллегию, что взятое передавалось лично Виктору Очирову. Изначально Баир Дашинимаев занимал должность директора МБУ «Иволга», затем должность замглавы муниципального образования «Иволгинский район» по инфраструктуре, где, помимо своих прямых обязанностей, встречался с предпринимателями и по делам иного плана.

О чем совещались судьи

Учитывая, что, по версии следствия, Виктор Очиров получил от Баира Дашинимаева пять взяток и каждую в особо крупном размере (общая сумма около 1,5 млн. рублей), для такого масштаба деяний приговор в 7 лет строгого режима можно расценивать как наказание ниже низшего. Если понимать, что штраф в рамках уголовного дела – это сумма, которую виновный платит помимо того, что он похитил у государства, то 2 млн. рублей, который определил суд, сложно расценивать как штраф.

При желании в этом деле можно разглядеть и много иных странностей. К примеру, все четыре подрядчика, дававшие взятки Баиру Дашинимаеву, равно как и сам Баир Дашинимаев, что называется отделались легким испугом. Уголовные дела в отношении них (а уголовному наказанию подлежат, напомним, как берущий, так и дающий взятку) были прекращены за деятельным раскаянием, то есть по сути ничем. Интересно также, что все эти уголовные дела были прекращены без участия суда, а волею одного только следствия, что учитывая характер резонансного уголовного дела несколько выбивается за рамки принятого.

Интересно, что никаких доказательств того, что Виктор Очиров брал какие-либо деньги, собранные от его имени Баиром Дашинимаевым, суду так и не были представлены. Не было ни распечаток телефонных разговоров, записей скрытой камерой, СМС, записок, чеков, не говоря уже о банковских карточках, пачек денег или слитков золота. Обыски как дома, так и на новом рабочем месте Виктора Цыдендоржиевича тоже ничего не дали. Не было установлено следствием, кто же, помимо четырех предпринимателей, был пятый взяткодатель, сбивший главу Иволгинского района с истинного пути.

По сути все обвинение Очирова выстроилось на словах его зама, утверждавшего, что он преступал закон исключительно по указанию своего начальника. Не поэтому ли так долго совещалась апелляционная коллегия, вынося непростой вердикт, что понимала, с делом Виктора Очирова правосудие открывает на судебном поприще новую практику. Проще говоря, теперь подчиненный может делать что угодно, а в случае чего всегда сказать, что делал это по указанию своего непосредственного начальника.  

С другой стороны, трудно поверить, что Виктор Очиров не видел и не знал, чем занимается его первый заместитель, ежегодно менявший дорогостоящие машины и живущий явно не по средствам. Не случайно обвинительное заключение для на тот момент экс-главы Иволгинского района утверждал лично только что прибывший в республику прокурор Бурятии Михаил Филичев. Дела, за которые еще десять лет назад не взялся бы ни один следователь, опасаясь, что в суде их невозможно будет доказать, сегодня в привычных всем доказательствах не нуждаются. Трудно сказать, сможет ли все это в условиях СВО, санкций и стоящих перед страной вызовов, урезонить коррупцию. Как бы там ни было, на наших глазах складывается совершенно новая практика, которую еще предстоит оценить.

 

 Фото Т. Никитиной: из зала суда 

   

Кол-во просмотров: 2495

Поделиться новостью:


Поделиться: