Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Известное в последние годы фенольное озеро в районе Кирзавода Улан-Удэ  размером в несколько сотен квадратных метров и глубиной до четырех метров  сверху похоже на огромный  набухший желчный пузырь. И опасность этого озера-«пузыря» в том, что фенолосодержащие отходы, которые сливали с газогенераторной станции ЛВРЗ с 1930 по 2005 год, могут попасть в подземные, грунтовые воды, а оттуда в воду, которую употребляют улан-удэнцы, а также в Байкал.

В 2005 году станция прекратила работу, однако решение вопроса о ликвидации озера затянулось на долгие годы. Со временем фенолы и фенольные соединения с атмосферными осадками стали проникать в глубокие слои почвы. Это привело к попаданию химических отходов в грунтовые воды и их выходу за пределы территории ЛВРЗ. В список токсичных отходов входят остатки трансформаторных масел, потерявших потребительские свойства, содержащие галогены, и еще ряд отходов, которые могут включать в себя стойкие органические загрязнители. Эти химические вещества очень опасны и легко мигрируют через почву, воду и воздух. Они могут вызвать ряд токсических поражений и заболеваний среди проживающего рядом населения.

Руководство Улан-Удэнского ЛВРЗ разрабатывает проект ликвидации отстойника-накопителя, находящегося на территории завода. Оператором-проектировщиком работ выступило ЗАО «Безопасные технологии». Подрядная организация произвела анализ возможных методов и предложила оптимальный способ устранения фенольного озера методом термической деструкции (пиролиза).

Нужен ли пиролиз?

     15 сентября в рамках общественных обсуждений проектировщиками ЗАО «Безопасные Технологии» («БТ») были представлены проектные решения и материалы. Они представили проект ликвидации озера методом  пиролиза   как самый наилучший и успешный проект, который использовался в России и в некоторых других странах. Проект был выбран из двадцати четырех других  и положительно оценен профессиональным научным сообществом, включая предварительные оценки действующих независимых экспертов государственной экологической экспертизы, присутствовавших на заседании. По результатам слушаний принято решение одобрить намечаемую деятельность по обезвреживанию отстойника-накопителя и рекультивации нарушенных земель с учетом замечаний и предложений.

Проектировщиками ЗАО «БТ» были представлены современные технологические решения с минимальным уровнем воздействия на окружающую среду и соблюдением всех экологических требований. Подрядчики пояснили, что метод термической деструкции является хорошо отработанной технологией в области нефтепереработки и не имеет отношения к сжиганию. В его основе лежит процесс низкотемпературного пиролиза, что исключает возможность образования в отходящих дымовых газах наиболее опасных компонентов (например, диоксинов). Применяемая система газоочистки позволяет довести состав дымовых газов до максимально безопасного уровня в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Установки термической деструкции (УТД), предлагаемые к размещению на территории отстойника, отнесены к наилучшим доступным технологиям в стране и успешно применяются как в России (ПАО «Газпром нефть», ПАО «Роснефть», ПАО «ЛУКОЙЛ», ОАО «НОВАТЭК», ООО «Славнефть-Красноярскнефтегаз» и др.), так и за рубежом (AktsiaseltsVKG OilViruKeemiaGrupp (Эстония), TRIDACNA Ltd. (Израиль), ТОО «ЭТК «КазСланец» (Казахстан).

Экологи против

   Однако  экологи и общественники выступили против сжигания фенольного озера в центре Улан-Удэ. Об этом они написали в группе «Экология Улан-Удэ».

«Фенольное озеро в Улан-Удэ! На самом деле мало кто о нем слышал, но об экологической катастрофе на Камчатке узнали многие!  И как раз там содержание фенола в пробах воды увеличено в 2,5 раза, а также нефтепродуктов в 4 раза!!  Сколько морских животных погибло(( А в Улан-Удэ целое фенольное озеро  на Кирзаводе, и это центр города. Появилось оно на территории ЛВРЗ ещё в советские годы, и сейчас решается вопрос о ликвидации. Но вот каким методом?! Сжигание на месте!  Объёмы огромные, 2 года на сжигание в круглосуточном режиме», –  говорится в сообщении экологов (орфография и пунктуация сохранены. – Прим. ред.).

Также экоактивисты запустили опрос: согласны ли жители Улан-Удэ с таким методом ликвидации опасного озера. Фенол относится к высокоопасным веществам и имеет второй класс опасности. При вдыхании вызывает нарушение функций нервной системы.

Обсудили способы ликвидации

14 октября на платформе ZOOM состоялась встреча журналистов и общественников с заказчиками и разработчиками проекта по ликвидации отстойника в Улан-Удэ. Обсуждались методы устранения фенольного озера.

–  Ввиду важности вопроса по реализации проекта по рекультивации накопителя – фенольного озера, мы приняли решение о проведении онлайн-конференции. Сегодня мы пригласили заказчика данных работ, проекта –  это у нас «Желдорреммаш», представители РЖД  и компания-проектировщик  ЗАО «Безопасные Технологии». Также мы пригласили всю заинтересованную общественность и СМИ. Работы по проекту ведутся давно, более двух лет. Вся реализация проекта осуществляется за счет средств заказчика, без привлечения бюджетного финансирования, –  сообщил зампред правительства республики по экономическому развитию Алексей Мишенин.

  Также  он сообщил, что во встрече участвуют 87 экспертов, компаний, институтов, даже простые жители города Улан-Удэ, которые предлагают свои технологии  по поиску оптимального решения этого вопроса.

  Были рассмотрены вопросы, волнующие общественность. В том числе  раскрытие понятия «пиролиз», возможность его применения в черте города (на месте расположения объекта), его безопасность для граждан, контроль выбросов в атмосферный воздух при эксплуатации установок.

Представитель ЗАО «Безопасные Технологии» Константин Лодыгин отмечал: 

–  Каменноугольная смесь, которая на сегодняшний день находится в этом озере, определена  как неопасные отходы 4 – 5 классов. Я обращаю на это внимание, так как по каким-то причинам всегда звучит  наличие отходов 1 – 2 классов, наличие диоктинов, которые должны при термическом воздействии показаться. Повторюсь, сегодня проведены анализы в полном объеме,  и данных анализов достаточно, чтобы сделать вывод, что там неопасный вид смесей. Галогеносодержащих отходов нет, и, соответственно, о чем-то радиоактивном  в этой ситуации речь идти не может. На это я хотел бы обратить внимание. Также обращу внимание  на природно-экологический мониторинг, который будет проводиться  согласно законодательству. Специальными датчиками  будет контролироваться уровень загрязнения воздуха на ближайшие жилые застройки, мониторинг снежного покрова, инструментальные замеры шума. Второй контроль –  это почво-, земельноресурсный, так как получаем технический грунт после переработки. Также будет проводиться контроль поверхностных и подземных вод.

Представитель «БТ» несколько раз повторил, что фенольное озеро относится к неопасным отходам, что это решила экспертиза  и есть соответствующий протокол. На вопрос: «Как повлияет сжигание фенольного озера на и без того сложную экологическую ситуацию в столице Бурятии?» представитель «БТ» ответил: «По сравнению с выбросами ТЭЦ-1, это будет не больше, чем 5%».

Однако  его мнение было подвергнуто сомнению экологами, в том числе иркутскими.

Главный гидрогеолог ООО «Недра-Геомониторинг» Людмила Кислицына, в свою очередь, отметила важность обезвреживания отстойника-накопителя на месте его нахождения.

–  Я 40 лет посвятила гидрогеологии Бурятии, 25 лет из них принимала непосредственное участие в исследованиях фенольного озера. Могу с полной уверенностью сказать, что переработка смолы и загрязнённых грунтов на территории, прилегающей к техногенному объекту, является самым целесообразным способом, так же как и метод пиролиза. Перенос отходов недопустим в связи с высоким риском распространения отходов в окружающей среде  в случае открытого попадания в почву, –  отметила Людмила Кислицина.

На все заданные вопросы жители Бурятии получили исчерпывающие ответы, а поступившие предложения были приняты к учёту в проект.

Управляющий директор по производственной безопасности и взаимодействию с контрольно-надзорными органами ООО «ЛокоТех» Павел Морозов выразил готовность продолжать работать с жителями Бурятии в открытом диалоге.

– Исследования проводятся на протяжении многих лет, сейчас дана оценка всем имеющимся материалам. Документы по проекту находятся в открытом доступе. Результат всех аспектов будет оценен в порядке, установленном законодательством, при прохождении государственной экологической экспертизы. Мы не закрыты от общественности, широко привлекаем её на каждом этапе прохождения проекта и очень благодарны жителям региона за активную позицию, –  сказал Павел Морозов.

Начальник Департамента охраны труда, промышленной безопасности и экологического контроля ОАО «РЖД» Петр Потапов также отметил важность принятия решения по ликвидации фенольного озера совместно с жителями Улан-Удэ.

–  Все варианты ликвидации отстойника-накопителя детально прорабатывались  исходя из критериев экологической эффективности, наличия государственных экспертиз, а также опыта промышленной апробации этих технологий. В результате был выбран наиболее оптимальный и безопасный вариант решения многолетней экологической проблемы, –  подчеркнул Петр Потапов.

Пока ничего не ясно

   По мнению эколога Евгения Кислова, проект по рекультивации  фенольного озера  сделан очень хорошо. Но сделан в интересах заказчика  с максимальной дешевизной.

Выбран пиролиз, как на нефтеперерабатывающем предприятии. Пять установок будут поставлены на берегу озера, чтобы перегонять всю эту фенольную воду и каменноугольную смолу. В итоге будут получены жидкие и газообразные углеводороды, а также твёрдый остаток, который планируется захоронить на месте.

–   Проектировщик говорит, что сжигания продуктов не будет. Но побывайте на любом нефтеперерабатывающем заводе и посмотрите, что там творится, –  говорит Евгений Кислов. 

   Создается впечатление, что абсолютно безопасного способа решения этой проблемы не существует, остается выбрать наиболее эффективный и безопасный, а также наименее вредный для окружающей среды. В настоящее время создана рабочая группа по поиску оптимального решения  с участием экологов, общественности  и других заинтересованных сторон.  Будем надеяться, что они найдут оптимальное решение.

                                                                                                                     «Новая Бурятия»