Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Но, наверное,  самой популярной, которую выбирают в США выходцы из Бурятии, является профессия водителя-дальнобойщика.  При этом мало  кто из них имел опыт дальнобойщика в России, почти все становятся ими уже по приезде в Америку. «Добро пожаловать  к бомжам на колесах», — так в шутку встречают своих новых коллег бывалые шофера.

Баир Мункуев — из Бурятии, еще два года назад работал в Улан-Удэ таксистом и не знал, что судьба занесет его в США и  он сменит свою уютную квартиру на кабину трака.  Одной из причин был большой и невыплаченный кредит.  Сейчас он исколесил эту страну вдоль и поперек.  Баир, по понятным причинам, не захотел «светиться» в СМИ, но согласился рассказать о своей жизни за океаном.

                                          Каждый прорывается как может

    За границей обустроиться гораздо сложнее, чем в другом регионе России.  И это понятно, там хотя бы всё понимаешь. А если есть друг или знакомый земляк, который может поддержать в первое время, то это очень помогает. Даже простой совет или информация, что и как делать, где и что искать, является для приезжего бесценной информацией. Баиру повезло, что его друг и земляк приютил его на целых две недели.  Позже Баир начал жить в хостеле за 100 долларов в неделю – это самое дешевое жилье в Нью-Йорке.

— Это обиталище наркоманов, проституток, там самые скотские условия, крысы, тараканы. Америка никого не ждет и сразу дает понять, что ты здесь никому не нужен. Если готов жить вначале в таких условиях и пахать, как папа Карло, то выживешь и заработаешь, а нет — то всё будет не нравиться: и условия, и правительство, и, в конце концов, уедешь домой. Здесь пашешь, но зарабатываешь, а в России часто пашешь или не пашешь – все равно не зарабатываешь.

    Сначала работал на стройке.  Затем устроился работать кабельщиком на вышку в Атланте — работал монтажником-высотником. Но, однажды на высоте 50 метров понял, что возраст все-таки дает о себе знать. Тогда Баиру было 55 лет. Работал на вышках полгода, пока не получил Social Security Number  и Work Authorization. Потом подготовился и сдал экзамены в местной автошколе. Притом что вождение по городу сдал со второго раза.

— Дело в том, что в первый раз пошел очень самонадеянно – думал, что многолетний стаж и работа таксистом помогут. Не помогло – завалился. Пришлось взять уроки у русскоязычного инструктора по 40 долларов за занятие, — говорит Баир.

 После трех занятий опять пошел сдавать и сдал. Притом 150 долларов заплатил за экзамен, плюс за бензин и платную автодорогу. Экзамены с небольшими различиями, но в основном похожи на те, что сдают в России – езда по автодрому, параллельная парковка, заезд в гараж, разворот, а потом езда по городу. После получения прав и медицинского разрешения на управление транспортного средства Баир начал работать на вэне, потом на бакстраке.

— Работы на бакстраке больше, чем при работе на большом траке, и платят в полтора-два раза меньше. За сутки в среднем проезжаю от 500 до 1000 майлов, хотя бывали случаи, что проезжал и 1400. (1 миля – 1,6 км).

                                    Что слышно о Бурятии в США?

— Баир, ты объездил всю Америку. Какой город тебе понравился больше всего?

— Самым лучшим  для меня был Нью-Йорк. Но сейчас, как говорят старожилы, он сильно испортился. Из-за вспышки ковида оттуда уехало очень много белых. Темнокожие ребята стали сильно бесчинствовать, поэтому там  боятся жить. Мне понравилось в Атланте, но там скучно, некуда пойти. Вообще в Америке много красивых городов и интересных мест.

— Ты встречался с земляками?

— Встречался, иногда случайно на тракстапах. Однажды на стоянке в Солт-Лейк-Сити встретил Виталия из Санаги Закаменского района. Он дал мне свою карточку на бесплатное посещение душа и сауны. Много земляков повстречал на  Сагаалган в Нью-Йорке. Праздник проходил в Бруклине в большом ресторане. Было много американцев, мужей наших землячек,  калмыки со своим ансамблем, монголы. Из Бурятии приехала певица Дулма Сунрапова. Обслуживали нас симпатичные темнокожие официантки. Было очень интересно и приятно пообщаться с земляками.  В Хьюстоне встречался с бурятом, который работает в НАСА (интервью с этим человеком читайте в следующих номерах «НБ». — Прим. ред.)

— Что было самым сложным?

— Для меня, наверное, это моменты загрузки и разгрузки.  Когда ищешь это место, а потом ждешь. Иногда ждешь  очень долго, больше суток. Объясняться через переводчика тоже нелегко. Раньше я нервничал, переживал, когда груза не было, а сейчас всё принимаю, как есть. Просто бесполезно волноваться. Первое время я ездил на «Форде» 2008 года, F-650, и он был старым, особенно по американским меркам. Потом пересел на новый японский «Нино» – 268. Это идеальная, классная машина для дальнобоя. В первое время приходилось  перебарывать страх перед дорогой, перед огромными развязками, когда летишь на огромной скорости и не знаешь, куда свернуть. Когда безумно боишься пропустить отворот в нужном направлении, потому что, если пропустишь, то будешь вынужден проехать десятки  километров, чтобы развернуться.

— Сложно было найти работу?

— Мне помог мой друг и земляк, который приехал сюда раньше меня. Работал у работодателя из Белоруссии.  Вообще все работодатели из бывшего СНГ ушлые, пытаются  объегорить нашего брата. Самые порядочные работодатели – это американцы. Они не экономят на своих работниках, у них контракт, страховка, отпуск, бенефиты, условия работы – всё в норме. Если, не дай бог, что-то случится, то они всю жизнь тебе платить будут, а «левые» работодатели тебе не помогут, в лучшем случае заплатят немного один раз. И всё.

— В Америке кто-то что-то слышал о Бурятии?

— Никто ничего не слышал. Но местные американцы почему-то так радуются, когда узнают,  что я из России. Спрашивают, почему я – азиат. Я им объясняю на своём плохом английском, что в России живут не только русские. Когда устраивался на работу, то работодатель знал уже о бурятах. Наши здесь на хорошем счету у работодателей. Наверное, потому,  что до работы на траке добираются самые трудолюбивые и упорные.  Кто-то на права не сдал, посмотрел на трудности работы и сразу опустил руки. Такие сразу уезжают домой. Америка вообще никого не ждет, здесь только выносливые и трудолюбивые могут выжить. А кто-то работает, сам покупает трак и работает на себя. У некоторых бурят здесь есть по несколько машин, и они сами являются работодателями. Но никто не будет делать тебе снисхождение, даже если ты земляк.

                                                В Майами за правами

— Ты сдавал на права CDL, которые дают право вождения большегрузных машин. Что-то пошло не так?

— Да, я поехал в Майами и учился в автошколе на сдачу прав CDL. Там много автошкол и огромные автодромы, где принимают экзамены. Где-то месяц готовился. Я сдал самые сложные экзамены на английском языке, когда нужно было рассказывать об устройстве машины, о проверке её готовности к рейсу. А завалился на парковке, которую на тренировках делал много раз.  Через месяц-два буду пересдавать вождение. Теорию мне  пересдавать уже не надо.   

Во время подготовки я жил в хостеле за 20 долларов в день. Это что-то типа общежития, в котором жили представители почти всех стран Варшавского договора и СНГ. Меня принимали за казаха или киргиза. Во время учебы подружился с чемпионом мира, 5-кратным чемпионом Азии по кикбоксингу Шухратом Юсуповым. Он хорошо знает нашего Баира Улахинова. Шухрат живет в Лос-Анджелесе, снимается в Голливуде, но так как никаких съемок сейчас там нет, решил сдавать на CDL. Эти права дают право на работу, а имея CDL никогда без куска хлеба в Америке не останешься. Здесь всегда требуются водители-дальнобойщики. 

— Сложно быть «бомжом на колесах»?

— Чтобы быть дальнобойщиком, особенно в чужой стране, нужно быть самодостаточным человеком, уметь общаться с людьми. А я ведь почти не знаю английского языка! Мелкие проблемы возникают  постоянно, как купить и заменить лампочку на фаре, где подкачать колесо, где переночевать, как найти дорогу, когда заблудишься, как себя накормить, много разных мелочей. Зато спишь и живешь в дороге, в кабине, не нужно платить за аренду жилья, за электричество. У меня есть плитка, я часто и готовлю себе сам. Большая экономия выходит.  И в рестораны хожу, сейчас могу себе это позволить. В пути постоянно разговариваю с друзьями и родственниками из Бурятии. Еду, пою наши бурятские песни, любуюсь американскими пейзажами.  Очень скучаю по сыну, по нашей бурятской кухне, по Байкалу, по омулю.  Но понимаю, что в России сейчас делать нечего. Конечно, трудности есть и со здоровьем, суставы, колени побаливают. Был бы немного моложе…  Но я не унываю. Скоро сдам на CDL, поработаю, куплю машину, буду работать на себя.  Хочу поступить в университет, выучить английский. Мечтаю, что буду иметь возможность ездить в Бурятию, возвращаться в Америку, работать, путешествовать по миру.  У человека должна быть мечта и вера в Бога и в себя. Когда бывает тяжело, я говорю себе: «Прорвемся!».  И нужно всегда что-то делать. Без этого в любом деле и месте нельзя. А в Америке тем более.   

                                                                                 

Записал Андрей Мухраев

фото: Баир Мункуев