Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Он «десантировался» на фронт борьбы с беззаконием вскоре после Победы. Значок парашютиста прокурор Бадиев носил по праву. Первые прыжки с парашютом сапер-десантник Александр Бадиев совершил в 1943-м в рядах 12-й гвардейской воздушно-десантной бригады.

С неба в бой. Вторая Курская дуга

Тяжелая стратегическая обстановка и нехватка стрелковых частей вынудили командование РККА переформировать практически все воздушно-десантные корпуса в стрелковые дивизии.

К концу 1944 года из трех воздушно-десантных бригад сформировали 103-ю гвардейскую стрелковую дивизию. Бадиев оказался в роте саперного батальона. 103-я дивизия была направлена на фронт в район Сандомирского плацдарма (Польша). Здесь наш герой принял боевое крещение и, судя по тому, что стал командиром отделения, принял его достойно. А в январе 1945-го родная стрелковая часть была переброшена в Венгрию. Именно здесь Бадиеву выпала честь принять активное участие в Балатонском сражении, которое называют «второй Курской дугой», потому что с обеих сторон в нем участвовали сотни танков. Немцы бросили в бой отборные танковые части СС «Мертвая голова», «Адольф Гитлер», «Викинг».

Краткое изложение личного боевого подвига

 «В ночь с 22 на 23 марта 1945 года, находясь в боевых порядках 3-го батальона 322 гсп, гв. ефрейтор Бадиев под сильным минометно-пулеметным огнем пр-ка проделал 4 прохода в проволочной сети, усиленной спиралью Бруно, чем обеспечил успешное преодоление препятствия стрелками 3-го батальона. После выполнения своего задания вместе со стрелками поднялся в атаку на траншеи пр-ка.

 Достоин правительственной награды ордена  Славы третьей степени.

 Командир 130 гв. отд. саперного батальона гв. капитан Селивоник.»

Саперам принадлежит решающая роль в разгроме танковых армад противника, которые подрывались на густых минных полях. А затем в ходе контрнаступления саперы выдвигались вперед, проделывая проходы и обезвреживая мины.

Краткое изложение личного боевого подвига

« Гвардии ефрейтор Бадиев в ночь с 13 на 14 апреля получил боевую задачу на подготовку минных полей на участке дороги в районе Гройбезон. Гв. ефрейтор Бадиев проявил при этом все свое умение и выполнил свою задачу на рассвете. 14 апреля враг обнаружил отделение работающих саперов и открыл ураганный огонь. Несмотря на огонь пр-ка из пулеметов и автоматов, продолжал свою работу, подготовил гнезда для мин и, неоднократно возвращаясь, перенес запас мин для минных полей. Гв. ефр. Бадиев совершил 4 вылазки к завалу. С 14 на 15 апреля со своим отделением, несмотря на огонь пр-ка, производил подрывы завала и свою задачу выполнял всегда с честью. Будучи ранен несколькими осколками камней, остался в строю и выполняет задания».

Битва при Балатоне стала последним наступлением немецких вооруженных сил. Фашисты, наступавшие по обе стороны озера Балатон, имели более чем двукратное превосходство в танках, но им предстояло преодолеть подготовленные за две недели советские оборонительные позиции. Отбив натиск противника, части 3-го Украинского фронта пошли в контрнаступление.

Гвардии ефрейтор Бадиев с самого начала Балатонского сражения находился в передовых частях под плотным огнем противника. Сапер из Бурятии был ранен осколком ра­зорвавшейся мины. Раненый сапер с повязками сбежал из полевого медсанбата, чтобы не отстать от своей части, которая стремительно продвигалось на Вену.

37-й гвардейский стрелковый корпус, в который входил 130-й гвардейский отдельный сапер­ный батальон, где служил А.А. Бадиев, за период с 16 мар­та по 14 мая 1945 года прошел с боями 305 километров и освободил 13 городов и 645 населенных пунктов. Общая площадь освобожденной территории (Венгрии, Австрии, Чехословакии) соста­вила 4500 квадратных километров.

За свои подвиги ефрейтор Бадиев награжден орденами Славы III степени, Красной Звезды, Отечественной войны I степени.

Свидетельства однополчан

«Наступать тоже несладко: еще больше потерь», – признавался Александр Алексеевич Бадиев.

«В стрелковых ротах в строю оставалось по 25 – 30 солдат, – писал его однополчанин Алексей Дударев. – У нас в саперном батальоне остались две неполные роты. Как мы с Са­шей остались живы, не знаю. Смерть преследовала нас на каж­дом шагу. А сапер ошибается только один раз.

Нам приходилось разминировать минные поля, завалы на до­рогах в Альпах, мосты, различные объекты, чтобы дать пройти вперед войскам. Мы строили паромные переправы под огнем противника. Когда войска останавливались, то поступала ко­манда: «Саперы, вперед!».

В период боевых действий наш батальон по взводам передавался боевым полкам для усиления. Поэтому видеться всем вместе, хотя бы поротно, не приходилось. Мы с Сашей встреча­лись урывками и чаще ночью, при переходах и смене боевых позиций.

Расскажу один эпизод. Это было в Австрии, когда неделю наша дивизия, взяв город Аланд, не могла далее двигаться по причине огромного сплошного завала горной дороги и заминированного на 300 – 500 метров. К тому же эта местность охра­нялась с приличного расстояния противником. Поэтому разби­рать и разминировать этот завал приходилось только ночью и бесшумно. Здесь Саша Бадиев был ранен осколком ра­зорвавшейся мины, с перевязками ран убежал из медсанбата, чтобы не отстать от своей роты.

Весь боевой путь нам пришлось идти только пешком с бое­вой выкладкой. Машин для солдат не было. Техники были мно­го, ее везли на спецмашинах и  лошадях. А однажды наш ба­тальон связи умудрился нагрузить технику на повозки, запря­женные по паре волов. Движение мы осуществляли в основном ночью, когда немцев выбивали с позиций. Они садились на авто­машины и отступали на 25 – 30 км, на запасные позиции, приго­товленные их тыловиками. А мы, подкрепившись пищей, в ночь шли за противником. И утром снова на весь день бой. При ночном движении, как всегда, разведчики, саперы и связисты шли впереди.

Войну мы закончили 14 мая 1945 года. Остановились под го­родом Тржебонь, недалеко от Праги. Сил наших больше не было. Мы так крепко уснули в эту последнюю после перехода к Праге ночь, что нас никак не могли разбудить...»

Есть и другое свидетельство мужества сапера-десантника Бадиева, но уже в стихах:

ПАМЯТЬ

А.А. Бадиеву

Тянулось шоссе на крутой перевал…

Там помнишь, нам выпало, Саша,

Исполнить приказ – уничтожить завал  

Из сосен альпийского кряжа.

Бок о бок с тобой мы ползли по шоссе,

Тянули на лямках заряды,

Сомненья и страх подавляя в душе,

Чтоб взрывом разрушить преграды.

К шоссе нас свинцом придавил пулемет.

В пол-солнца ракеты светились

И мины, плетя недолет-перелет,

В неистовой пляске бесились.

И мы поднялись на шоссе во весь рост,

Презрев трескотню пулемета,

И эхо «ура» по горам разнеслось,

На Вену открылись ворота!

Как молоды, Саша, мы были в те дни,

Теперь мы уже ветераны

И головы наши уж в пепле седин,

В сердцах пережитого раны.

Мне снится кровавой Дуная волна,

Пожаров костры в Будапеште

И та, сорок пятого года весна,

Весна обновленья надежды.

Ничто не забыто, никто не забыт.

Нам жить та весна нагадала

И память моя благодарно хранит

Ночь штурма того перевала.

Стихи обжигающе искренни. Ведь они принадлежат однополчанину Борису Тихвинскому, с которым сапер Бадиев участвовал в сражении у о. Балатон.

«Заверяю, что на поле боя не опозорю наш род, своих братьев, которые также добросовестно несут оружие советского воина!» (Из письма с фронта).

Буква Закона

Вернувшись с фронта, вчерашний воин выбирает юридическую стезю. Почему? Крестьянский сын из работящей семьи середняков увидел после возвращения с войны, что сделали с деревней сталинские политрепрессии. И решил бороться с беззаконием. И учиться этой борьбе самым прилежным способом.

В 1951 году Александр Бадиев окон­чил Свердловский юридический институт с красным дипломом. Большую часть тех выпускников составили люди, прошедшие су­ровую закалку на фронтах Великой Отечественной.

Учитывая фронтовой опыт и диплом с отличием, руководство прокуратуры Бурятии сразу же назначило А. А. Бадиева прокурором крупного Селенгинского района (позднее не менее крупного Баргузинского аймака). Такое назначение – вы­сокая честь.

Опыт работы прокуратур Селенгинского и Баргузинского районов неоднократно обобщался и распространялся среди райпрокуратур республики.

Результативная деятельность районного прокурора по всем отраслям надзора не осталась незамеченной. В 1962 году он был выдвинут на партийно-хозяйственную работу. Впоследствии А.А. Бадиев с 1968-го по 1984 год работал секретарем Бурятского обкома партии по идеологии. Это время в народе назвали «серебряным веком бурятской культуры».

«Однозначно Александр Алексеевич мог быть руководителем российского масштаба» – это свидетельство принадлежит первому президенту Республики Бурятия Л.В. Потапову.

Еще одно свидетельство конструктивной деятельности Бадиева: в 1960 – 70-е годы бурятская прокуратура признавалась одной из лучших в стране, в течение ряда лет в республике раскрывались все убийства. Здесь проводились зональные и всероссийские семинары-совещания прокурорско-следственных работников. Основу этих успехов заложили воины Победы и, конечно, Александр Алексеевич Бадиев.

«Замечательное чувство и ощущение, когда раскрывается шелковый купол парашюта и ты плавно приближаешься к земле», – писал десантник Бадиев.

В чем причина его точных «приземлений»? Видимо, с высоты он видел дальше своих современников.

Геннадий БАШКУЕВ

Похожие новости:

Общество и культура
459
История
81
Общество и культура
124
Общество и культура
182
Общество и культура
265
Общество и культура
362