Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

При таких цифрах полуостров Святой Нос может стать островом, а жители Монахово, Курбулика и Катуни — оказаться оторванными от «большой земли». Может пострадать и популяция байкальского эндемика – омуля. А жители Кабанского района — остаться без средств существования.

Россия узаконит экологическую катастрофу?    

Что же произойдет, если уровень воды в священном море достигнет 457,85 метра, что очень вероятно в настоящее время?  Это приведет к затоплению населенных пунктов на бурятском берегу Байкала, затоплению сенокосов и дельты реки Селенги. Будут размыты песчаные косы, которые отделяют экосистемы озера от самого озера на Чивыркуйском заливе и в Верхнеангарском соре. То есть будет существовать угроза самому существованию Чивыркуйского залива. Те, кто там бывал, поймут, что это значит.

К деревням у Байкала подступила вода

Поднявшиеся, холодные байкальские воды уничтожат всю уникальную экосистему мелководий в дельтах Верхней Ангары и Кичеры, в том числе верхнеангарскую расу омуля. В экосистемы Байкала зайдет крупная рыба и вся молодь будет ею съедена. Под угрозой будет само существование байкальского осетра, белого байкальского хариуса, тайменя, других видов рыб и эндемиков,  которые занесены в Красную Книгу.

Полуостров Святой Нос может превратиться в остров, а острова архипелага Ярки на севере Байкала, которые служат барьером (в том числе естественным биофильтром очистки воды) Верхнеангарского сора, со всеми вытекающими последствиями ждет разрушение.

При повышении уровня воды до 457,85 метра не менее чем наполовину сократится площадь дельты реки Селенги – важнейшего для Байкала природного объекта.

В настоящее время из-за подъема воды к отметке  457, 06 метра омуль не сможет зайти в устье Селенги на нерест и вынужден будет нереститься в Байкале вдоль берега. По словам бывалых рыбаков-поморов, если высокая вода будет стоять, то рыбы вдоль берегов Байкала не будет в ближайшие десять лет. Популяция омуля существенно сократится.

При этом, как это часто бывает, проблемы Байкала и простых жителей прибрежных районов тонут в цифрах, докладах, постановлениях. Это странно, что судьбу байкальского рыбака и байкальского оомул решают дяденьки и тетеньки из московских кабинетов, для которых, складывается впечатление,  проблемы этих людей также далеки, как проблемы аборигенов озера Чад.

Как регулируют уровень воды в Байкале

После строительства ГЭС на Ангаре, которая, как знают и школьники, является единственной рекой, вытекающей из Байкала, священное море стало своего рода природным водохранилищем. И поднятие или снижение уровня воды в Байкале можно регулировать, грубо говоря, поднимая или опуская створку, через которую эта вода вытекает из Иркутского водохранилища. Нормальный, средний уровень воды в Байкале, позволяющий избежать наводнений или, наоборот, отхода воды, лежит в пределах 456 метров – по максимуму  и в 455 – по минимуму. Этот уровень поддерживается тем, что объем вытекающей воды или уменьшают, или увеличивают, в зависимости от ообстоятельств или погодных условий. Поднятие или снижение воды почти не влияет на скалистый западный берег, в то время  как берег восточный — пологий, очень чувствителен к таким колебаниям.    

Кому выгодна высокая вода

Казалось бы, эту проблему легко решить сбросом воды через Иркутскую плотину. Но есть одна очень большая проблема. При уровне воды 457,0 метров по Правилам использования водных ресурсов (ПИВР) нужно сбрасывать объем воды в 6000 кубометров в секунду. Однако в низине Иркутской ГЭС в последние десятилетия велась активная застройка и было построено множество домов, дач и двухэтажных коттеджей. Экологи, в том числе из Бурятии, много раз предупреждали и убеждали власти Иркутска провести мероприятия по  обеспечению сбросов в Ангару до 6000 м3/сек. К сожалению, в период низкой воды ничего сделано не было. И теперь, в Ангару сбрасывают только 2700 кубометров в секунду, ведь даже 4000 метров в секунду грозят затоплением территорий этой части Иркутска.

При этом иркутские СМИ под заголовками типа «Иркутское водохранилище сдерживает сильнейший за 13 лет паводок» пишут, что Росводресурсы «увеличили сбросные расходы до 2700 м3/cек. с целью неподтопления территории Иркутска в нижнем бьефе водохранилища и минимизации негативного влияния на территорию Бурятии». К сожалению, эта информация, согласно которой «и волки сыты, и овцы целы», далека от истины. Она была бы правдой, если бы сбросные расходы достигали хотя бы 4000 м3/cек. Сейчас же мы видим, что бурятский берег подтапливает,  а высокий уровень Байкала станет нормой в угоду иркутским олигархам.

Это можно утверждать, так как высокий уровень Байкала создает высокий столб воды и обеспечивает высокую выработку электроэнергии. Это очень выгодно энергетикам, которые эту электроэнергию продают, и очень выгодно Иркутскому алюминиевому заводу компании РУСАЛ. Как известно, в совете директоров ИАЗ есть иностранцы, в том числе граждане США, Великобритании и Китая. К сожалению, можно констатировать, что экологические проблемы озера Байкал их очень мало волнуют. Да и иркутскими олигархами они названы весьма условно.

Столкновение интересов двух регионов

26 марта 2001 года было принято Постановление Правительства РФ № 234 «О предельных значениях уровня воды в озере Байкал при осуществлении хозяйственной и иной деятельности», где уровень воды регулировался в диапазоне одного метра.

В настоящее время на рассмотрении находится проект Постановления Правительства РФ, который заменит Постановление № 234 на постоянной основе. Это Постановление предусматривает увеличение диапазона уровня воды до 2,31 метра! А верхний допустимый предел составит 457,85 метра!

Колебания уровня воды в 2,31 метра будут приводить то к большому уходу воды, то к наводнению. Экстремальное маловодье может создать существенные проблемы, включая ухудшение водоснабжения прибрежных территорий, торфяные пожары на болотах дельты, сокращение рыбных запасов и ухудшение условий для промысла. Подобные последствия наблюдались в 2014 —2017 годах.

При превышении уровня воды до 457,0 метра в середине 90-х были разрушены береговые линии низменного восточного побережья – прибрежных лесов, зон отдыха, пляжей и береговых сооружений, нанесен повсеместный экологический ущерб всему природно-биологическому комплексу озерной системы.

Осенью 2018 года при уровне воды 456,95 метра под водой оказалась узкая перемычка суши, отделяющая озеро Арангатуй от Чивыркуйского залива. 

С начала сентября этого года при уровне воды 457,0 были подтоплены как Корсаково, Дулан, Инкино, Дубинино, Старый Энхалук, а что ждет их при 457, 85? При этом уровне жители Монахово, Курбулика и Катуни на полуострове Святой Нос рискуют быть оторванными от большой земли. Когда 457, 85 будет верхним пределом, соответственно 457,0 станет средним значением, и можно ожидать, что 457,0  будет уже нормой!

В природе все происходит циклами, так, период маловодья сменяет период многоводья, и этот цикл, по наблюдениям и прогнозам, начался в 2020 и продолжится в следующем году.

Фактически власти России могут узаконить экологическую катастрофу на Байкале! Кто же тогда будет за неё отвечать?

Бурятия, пора защитить священное море

С начала сентября уровень воды в Байкале неукоснительно поднимался  и 14 сентября превысил верхнюю критическую отметку в 457,0 метра, а 22 сентября достиг отметки в 457,09 метра.

Как уже упоминалось, из-за высокой воды омуль не может зайти в устье Селенги на нерест и вынужден находиться в Байкале вдоль берега. Поэтому берега и воды озера сейчас активно охраняются рыбоохраной.

Размывается байкальский берег, затопляются луга и поля, в некоторых селах вода уже зашла в подполья сельчан, падают многолетние деревья, ухудшилось качество питьевой воды, затопляются пляжи и зоны отдыха. Нарушен водообмен в дельте реки Селенги, сама дельта заливается водой и скоро может быть полностью затоплена. Уже сейчас воды Чивыркуйского и Баргузинского заливов могут соединиться и Святой Нос станет островом. Впереди сильные осенние ветра, и при высокой воде прибрежная часть Байкала будет размываться еще сильнее.  

Фото полуострова Святой Нос из космоса 13 сентября 2020 г.

Жители прибрежных сел и деревень обеспокоены сложившейся ситуацией и готовы защитить священное озеро, которое является для многих из них источником существования.

Владимир Дмитриев, житель села Инкино на Байкале:

— Вода прибыла, затопило поля, в деревне у некоторых уже вода шшшпоявилась в подполье. Я выступаю против того, чтобы разрешить дальнейшее затопление наших берегов, и хотел бы, чтобы наши власти и российские что-то делали, чтобы этого не допустить.

Анатолий Черниговский, начальник участка «Оймур» Кабанского рыбзавода:

— Я — помор, потомственный житель Оймура, рыбак. То, что сейчас происходит, это беда для нас. Вода сильно поднялась, омуль не может зайти на нерест в устье Селенги, чтобы метать икру. Нерестилища их будут меняться, в Байкале десять лет не будет рыбы. Высокой водой поднимется грязь, нечистоты, и все это пойдет в Байкал. Будет угроза подтопления  очистных Улан-Удэ и Селенгинского ЦКК. Я активно против того, чтобы узаконить подъём воды до 457,85, против того постановления, которое  сейчас обсуждается. Для нас это катастрофа.

Анатолий Черниговский

Оксана Югова, житель с. Нижний Энхалук:

— Больно смотреть, как размывается берег и падают многолетние сосны и кедры. В музее Байкала есть фото Ленина, Сталина, Брежнева. Старики говорят, что при этих троих в Байкале омуль был. А сейчас его становится всё меньше и меньше.

Алексей Котов, директор турбазы «Теремки» и музея, о Байкале:

— Высокая вода – это угроза самому существованию нашего посольского, большереченского вида омуля. Кроме того, это удар по туризму, который мы развиваем. Постановление, которое готовится, это удар по нам. Не будет ни пляжей, ни прибрежных лесов. Иркутяне из нашего берега сделают то же самое, что они сделали со своим. Если здесь будет полуболотистая местность, кто будет сюда приезжать? Больно смотреть, как погибают многолетние деревья, мы сами укрепляем берег, положили 200 мешков с песком, чтобы хоть как-то защитить дорогие для нас ддеревь и укрепить берег под музеем. Сейчас уложим еще 300. Конечно, это не поможет, но мы не можем сидеть сложа руки. Нам больно смотреть на то, что происходит.   

Светлана Баганова, продавец магазина «Байкал» (Оймур):

— Такое чувство, что власть делает всё против народа. В лес нельзя ходить, коров больше одной нельзя, плати больше. Сейчас сделают так, что в Байкале рыбы вообще не будет. Эти постановления только для олигархов, а не для простого народа.

Глас, вопиющего в пустыне

Глава Бурятии Цыденов в письме от 21 августа 2020 года попросил  министра природных ресурсов  Дмитрия Кобылкина приостановить дальнейшую разработку проекта постановления до проведения детального обсуждения. Кроме того, «организовать экологический мониторинг и проведение комплексной государственной экологической оценки регулирования озера. Провести обсуждения с правительством Иркутской области, корпорацией ЭН + комплекса мероприятий, необходимых для адаптации водозаборов и территорий нижнего бьефа к условиям максимальной и минимальной водности».

По мнению бурятских экологов, у Бурятии очень небольшие возможности влияния на федеральную власть. И шансы, что постановление не примут, очень маленькие.

Однако хотелось бы напомнить федеральным властям, что дельта реки Селенги является объектом Рамсарской конвенции, который охраняет водно-болотные угодья России, имеющие международное и мировое значение. В России Рамсарская конвенция вступила в силу в 1977 году.  Дельта является самым крупным пунктом гнездовий и остановок птиц во время миграций, и у России есть обязательства перед лицом международного сообщества по её охране.  Что Байкал – это объект Всемирного природного наследия и у России есть обязательства по его сохранению.

Но бог с ними, с международными соглашениями, разве здравомыслящие россияне и сами не понимают, насколько важно сохранить экосистему Байкала ради жизни нашего величайшего озера?

Бурятия должна проснуться для сохранения своего священного моря и постараться обратить на это внимание мировой общественности.

 

Андрей Мухраев

фото: А.Мухраев

Автор благодарит директора Байкальского института природопользования Е.Ж.Гармаева и эколога, журналиста Е.В.Кислова за предоставленную информацию

Действия властей

Власти Бурятии заявили о необходимости сброса воды через Иркутскую ГЭС из-за непрекращающегося роста уровня воды на Байкале, превысившего критическую отметку, сообщает пресс-служба правительства республики.

23 сентября в правительстве состоялось заседание республиканской комиссии по ЧС, где обсуждался критический уровень воды в озере Байкал.

«В ходе заседания министр природных ресурсов Бурятии Алексей Хандархаев сообщил, что, по сведениям Бурятского ЦГМС — филиала ФГБУ “Забайкальское УГМС” по водпосту села Турка, начиная с 14 сентября этого года, уровень воды в озере Байкал превысил верхнюю критическую отметку в 457,0 метров. На 22 сентября уровень воды в озере составил 457,09 м по тихоокеанской системе высот… Минприроды Бурятии поручено подготовить обращение в Межведомственную рабочую группу по регулированию режимов работы Ангаро-Байкальского каскада и Северных ГЭС, о рассмотрении на ближайшем заседании вопроса об увеличении сбросов расходов воды через Иркутскую ГЭС», — говорится в сообщении.

По информации Минприроды Бурятии, вода прибывает примерно на сантиметр в день, и уже видны негативные последствия.

В правительстве со ссылкой на директора Байкальского института природопользования, члена-корреспондента РАН Ендона Гармаева сообщили, что последствия подъема уровня могут негативно отразиться и на качестве байкальской воды в связи с нарушением водообмена в дельте реки Селенга, играющей ключевую роль в механизмах самоочищения байкальских вод.

В правительстве сообщили, что на комиссии было принято решение о необходимости администрациям муниципальных образований прибрежных районов объявить режим «Повышенная готовность», руководству заказников, национальных парков и других особо охраняемых территорий — организовать мониторинг за водохозяйственной обстановкой для принятия оперативных решений при ухудшении обстановки.