Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

COVID-19 и продолжительный режим «самоизоляции» нанесли сокрушительный удар по экономике России и кошелькам людей. Пока одни жаловались на упущенный отпуск в Турции, другие боролись за последний кусок хлеба. Но мир не без добрых людей – во время пандемии в Улан-Удэ активизировались волонтёрские организации. Они помогали многодетным семьям, пенсионерам и людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Вот и члены редакции «Новой Бурятии» не остались в стороне тоже поехали в благотворительный рейд. Так мы и узнали о семье Петровых, их история не может оставить равнодушным.

Мать-одиночка воспитывает троих детей. Во время пандемии она потеряла работу  и семье пришлось выживать на крохотные пособия. Женщина признаётся, что ей страшно рассказывать свою историю: вдруг так она разозлит социальных работников  и они заберут её любимых деток? Мы заверяем, что не допустим такого исхода событий, ведь женщина не пьёт и делает для своей семьи всё, что в её силах. Она всё же решается пригласить нас в дом.

«Я уж и не помню, как мы выжили»

Старые деревянные ворота совсем покосились и, скрипя, сообщают, что их пора заменить. Нас ведёт маленькая деловитая хозяйка в аккуратном халатике. Её зовут Татьяна Петрова, и она – мать-одиночка (имена и фамилии семьи изменены. – Прим. ред.). Женщина воспитывает троих детей: старшая уже восьмиклассница, а младший только-только пошёл в первый класс. Татьяна показывает нам свои скромные владения  –   пустой участок,   в глубине которого  расположен маленький завалившийся домик. Здесь каким-то чудом умещается семья из четырёх человек. Заходим внутрь. Видно, что денег в этой семье катастрофически не хватает, но домом заправляет хорошая хозяйка. Треснувшие окна старательно прикрыты занавесками в цветочек, на столе дешёвенькая скатерть, а на плите уютно кипит борщ. Тут же сияет большими карими глазами младший сын Татьяны, он одет в старенький, но безукоризненно чистый спортивный костюм. Женщина режет лук и рассказывает нам невесёлую историю, которая приключилась с её семьёй во время карантина.

Татьяна была официантом, и эта непростая работа помогала ей кормить троих детей. 27  марта Улан-Удэ закрылся на карантин  и Татьяну сократили. Тут подоспели «путинские» выплаты, и потеря работы уже не казалась такой катастрофичной. Но время шло,   деньги таяли – ведь прокормить и одеть трёх детишек не так-то просто. Карантин  тем временем  продолжался, и найти новую постоянную работу было нереально. К лету ситуация стала совсем бедовой: холодильник опустел, да и кошелёк Татьяны тоже. И тут Петровы получили спасительную весть от школы, в которой учатся дети: малообеспеченным семьям выдадут сухие пайки. Каждому школьнику из льготной категории пообещали крупы, макаронные изделия, муку, подсолнечное масло, рыбные и мясные консервы, сахар, чай, молоко, сгущёнку, шоколад и печенье. Казалось бы, семья спасена. Но не тут-то было. Чтобы получить сухие пайки, нужно представить школе справку о том, что семья является малообеспеченной. Оказалось, что справки ограничены по сроку действия  и Петровы свою просрочили, а значит, школа не может предоставить им сухие пайки. Так семья и оказалась брошена на произвол судьбы.

Татьяна признаётся, что и сама не понимает, как её семья пережила это лето. Пособия на детей в сумме составляют 10 тыс.  рублей, что для четырёх человек просто копейки. Где-то, конечно, выручал огород, где-то помогали родственники и соседи, а на выходных Татьяна подрабатывала уборщицей и посудомойкой. При всей плачевности ситуации  видно, что женщина не жалуется на свою судьбу  и все проблемы встречает стойко.

Питание – это ещё полбеды. Куда больше волнует состояние их домика. Печь течёт, крыша в дождливую погоду пропускает воду, окна заклеены, а ворота и вовсе вот-вот упадут. Здесь нужна крепкая мужская рука, но муж Татьяны погиб, а помогать семье никто не торопится. Да и денег на ремонт нет – всё уходит на еду и школу. Во время разговора  становится ясно, что Татьяна с головой в проблемах детей: переживает, как бы средний  сын не связался с плохой компанией, как бы понаряднее одеть в школу дочь  и готовы ли уроки у младшего. Она признаётся, что средний  сын мечтает записаться на футбол, но у неё нет денег, чтобы оплачивать занятия, покупать форму и дорогие бутсы.

Мы слушаем её историю, и непонятно, отчего так режет глаза? То ли это лук, который крошит Татьяна, то ли слёзы жалости и отчаяния от несправедливостей, которые приключаются с семьёй Петровых.

В списках не значатся

Выслушав историю Татьяны, мы отправляемся в школу, где учатся все трое маленьких Петровых. Может, там нам смогут объяснить, почему семью, долгое время состоявшую на учёте соцзащиты, оставили голодной?

Школа производит хорошее впечатление: футбольное поле, современная спортивная площадка и усыпанные цветами клумбы. На входе, как полагается, измеряют температуру и брызгают на ладошки антисептиком. Директор и её замы легко идут на контакт и  по просьбе газеты  тут же поднимают документы о выдаче сухих пайков. Мы ищем, но не находим справку о материальном положении Петровых. Выходит, они действительно не успели продлить справку, потому и не получили пайки. Руководство школы заявляет, что и хотело бы помочь семье Петровых, но не может. Якобы  без нужной справки  они просто-напросто не имеют права выдавать им сухие пайки и льготное питание.

– Все, у кого были справки, получили сухие пайки во время дистанционного обучения, а сейчас получают льготное питание. Мы за этим строго следим, у нас все документы хранятся, ведь не хочется, чтобы наши дети остались без еды. А тут, сами видите, семьи в списке малообеспеченных нет, мы просто не можем им помочь. За это уже отвечает соцзащита, – сочувственно сообщает заместитель директора Артём Жамбалов.

Перед нами лежат толстые папки с документами семей льготной категории, и Петровы в списках не значатся. Артём Жамбалов рассказывает, что  44-я школа во время пандемии помогала своим ученикам: собирала деньги и развозила продукты. Причем именно он распределял, кому необходимо помочь, но, видимо, отсутствие справки остановило эту руку помощи. Ведь у социального педагога не нашлось времени, чтобы навестить Петровых. Да что уж там, он даже не удосужился позвонить Татьяне  и сообщить, что её справка заканчивается  и это грозит лишением льготного питания. Женщина 24/7 разрывалась между домом и работой, не мудрено, что она забыла продлить документы. Грянула пандемия, и обновить справку стало вовсе невозможно.

– Я звонила в школу, говорила, что мы же стоим на учёте как малообеспеченная семья, можно же как-то связаться с соцзащитой, чтобы взять новую справку и получить эти пайки. Нам сказали, нет, мол, сейчас пандемия, всё закрыто, – рассказывает Татьяна.

Если даже в такой катастрофической ситуации, когда голодают дети, помочь многодетной семье невозможно, то кого же защищает наша уважаемая социальная защита? Видимо, свои, извините за выражение, задницы. От лишней работы. Чудовищное равнодушие работников даже пугает: они просто наплевали на четыре человеческих жизни, не удосужившись помочь им с оформлением справки.  

Похоже, что ни руководство школы, ни социальные работники не понимают, что чувствует мать, когда её дети пухнут от голода, а у неё в холодильнике шаром покати. Не понимают, что для малообеспеченной семьи несколько килограммов круп, консервы и сладости – это спасение от голодных дней  и даже недель. Не понимают, что чувствует ребёнок, когда видит, как его мама занимает деньги на булку хлеба, которую они позже поделят на четверых. Не понимают  или не хотят понять?

Мир не без добрых людей

Семью Петровых заметила благотворительная волонтёрская организация  во главе с Вадимом Буланаковым. Они забили холодильник и шкафы продуктами, помогли собрать троих детей в школу, а сейчас усиленно ищут спонсоров, чтобы заняться ремонтом дома и участка. Скоро зима, и ветхий домик нужно подготовить к холодам.

Татьяна признаётся, что для неё самая большая радость – счастливые лица сытых детей. Наконец-то у неё появилась уверенность в завтрашнем дне, есть продукты, чтобы приготовить завтрак, обед и ужин, побаловать детей домашней пиццей и сладкими булочками. Пока она не может устроиться на постоянную работу, потому что младший сын только-только пошёл в первый класс, его нужно каждый день забирать из школы и помогать с уроками. Но женщина продолжает подрабатывать по выходным, когда за младшеньким успевают приглядеть старшие дети.

Благотворительная организация пообещала, что не оставит семью Петровых и будет регулярно помогать с продуктами и одеждой. Но сколько таких обделённых семей можно найти по всей Бурятии? И как много детей остались голодными из-за халатности учителей и равнодушия социальных работников?

Уважаемые читатели, если вы или ваши знакомые оказались в подобной тяжёлой жизненной ситуации, обращайтесь в редакцию «Новой Бурятии». Мы сделаем всё возможное, чтобы привлечь общественность к вашей проблеме и заставить ответственные органы работать как следует!

Александра Муромцева