Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Летом 1944 года Георгий Гусляков был представлен к званию Героя Советского Союза. В наградном листе о подвиге танкиста было указано: «В боях за город Казатин сержант Гусляков, ворвавшись на своем танке на одну из улиц города, гусеницами подавил до 20 гитлеровцев, 3 мотоцикла, 4 автомашины с пехотой. Всего экипаж уничтожил 2 средних танка, 3 орудия ПТО, миномет, 3 крупнокалиберных пулемета и до 100 гитлеровцев».

Однако Гусляков получил только второй орден Отечественной войны II степени.

В апреле 1945 года Гусляков снова был представлен к званию Героя Советского Союза, но на этот раз был награжден орденом Красного Знамени.

В феврале 1994 года Георгию Ивановичу Гуслякову Указом Президента Российской Федерации № 000 от 28 февраля было присвоено звание Героя Российской Федерации.

 

Три брата – три воина

 

Георгий Гусляков родился 14 февраля 1922 года в крестьянской семье в селе Большой Куналей Тарбагатайского района Бурят-Монгольской АССР. Старожилы этого села хорошо помнили работящую и дружную семью Ивана Гуслякова. Знали его троих сыновей – Степана, Георгия и Платона – озорных, крепких парней, весельчаков и песенников, без которых не обходились ни одни посиделки.

В 1937 году, когда Георгию было 15 лет, по доносу арестовали его отца. Мать осталась одна с семью ребятишками. Вместе со старшим братом Степаном ему пришлось помогать матери растить младших. Сразу после окончания неполной средней школы Георгий Гусляков начал работать в колхозе. Интересовался техникой – тракторами, благо МТС была рядом.

В 1940 году Георгий уехал в Ленинград, где жил у родственника. Семилетку он окончил на одни «пятерки» и хотел учиться дальше в северной столице. Ему стоило большого труда убедить мать, что ему надо получить образование. Однако тогда учеба была платной. И Георгий устроился на военный авиационный завод, чтобы заработать на учебу в институте.

На заводе толковый и ухватистый парень быстро освоил специальность монтажника. Подумывал уже о поступлении в техникум при заводе, все больше нравилось ему быть причастным к авиастроению. А 22 июня 1941 года началась война.

В начале июля 1941 года вместе с авиазаводом Георгий отправился в эвакуацию в Уфу. В считанные недели, забывая о сне и пище, заводские работники монтировали цеха на новом месте. Надо было как можно быстрее начать выпуск военной продукции для фронта. Самолеты были нужны Красной армии, поскольку в начале войны фашистская авиация господствовала в воздухе, нанося огромный урон советским Вооруженным силам и гражданскому населению.

С самого начала войны Георгий просит направить его на фронт. Призвали его только 23 января 1942 года.

Призвали в Красную армию и старшего брата Георгия – Степана Ивановича. Старший сержант, наводчик орудия Степан Гусляков пал смертью храбрых 26 июля 1944 года, освобождая от фашистской нечисти Прибалтику. Попал на фронт и младший брат – Платон Иванович. Он в должности командира взвода автоматчиков воевал на Ленинградском фронте. Отличился в боях под Выборгом, был награжден орденом Боевого Красного Знамени. Вернулся с войны и работал на Улан-Удэнском мясокомбинате.

Георгия Гуслякова, как толкового парня со средним образованием и отличными школьными оценками, военкомат направил в Казахстан, в Чистополь, где в эвакуации располагалось Одесское общевойсковое военно-пехотное училище им. К.Е. Ворошилова. Но и здесь поучиться не удалось, на фронте шли ожесточенные бои. Страна стягивала все свежие силы, чтобы защитить Сталинград.

 

От Ленинграда до Сталинграда

10 мая 1942 года сформированный в училище курсантский батальон был спешно переброшен в район ожесточенных боев под Ленинградом. Батальон влился в состав 27-й гвардейской дивизии, где Гусляков стал наводчиком 76-миллиметровой пушки. Насмерть дрались курсанты у станции Чудово, грудью прикрывая город Ленина. Неувядаемой славой покрыли они себя в боях под Ржевом…

А в августе 1942 года переформированная дивизия, пополненная свежими призывниками и офицерами, в составе 3-й ударной армии была переброшена на Дон – в район северо-западнее Сталинграда. Здесь Георгий Гусляков принимал участие в сражениях у станиц Клетская и Котлубино. Не один раз наводчик Гусляков благодаря меткому ведению огня спасал свое подразделение и пехоту от гибели и плена.

16 ноября в одном из боев он был тяжело ранен в ногу (пулю так и не извлекли – застряла возле самой кости). Его отправили на целых шесть месяцев в госпиталь в Уфу, откуда на фронт провожали друзья. В госпитале Георгий быстро наладил связь с родным авиазаводом. И в дни посещений в палате становилось тесно от посетителей. Приходили парни из монтажного цеха, делились новостями, расспрашивали о боевых действиях. С них бронь не снимали, и на фронт они не смогли попасть. После излечения Гусляков упросил комиссию при госпитале направить его снова на фронт.

Однако на передовую Георгий Иванович попал не сразу. Осенью 1943 года его вновь направили на учебу в 26-й учебный танковый полк в Ульяновске. Вскоре после окончания обучения, получив прямо на Уральском заводе новенький Т-34, механик-водитель Георгий Гусляков прибыл на 1-й Украинский фронт.

В ноябре 1943 года Георгий Иванович начал боевую службу в 69-м гвардейском танковом (впоследствии Сандомировский) полку 21-й Краснознаменной гвардейской механизированной бригады. В составе полка участвовал в освобождении Правобережной Украины.

 

Геройский танкист

Первые бои, в которых участвовал уже в качестве танкиста, проходили в районе городов Фастов и Казатин. Здесь он и получил свою первую высокую солдатскую награду – орден Славы III степени.

Запомнился танкисту бой за Казатин. Немецкие части укрепились на окраинах города, превратив каменные здания в доты и дзоты. В начале февраля 1944 года 69-й гвардейский танковый полк массированным ударом прорвал оборону противника и вместе со стрелковыми подразделениями освободил город.

В наградном листе на представление Георгия Гуслякова к ордену Славы III степени описывается подвиг танкиста:

«В боях за город Казатин сержант Гусляков, ворвавшись на своем танке на одну из улиц города, гусеницами подавил до 20 гитлеровцев, 3 мотоцикла, 4 автомашины с пехотой. Всего экипаж уничтожил 2 средних танка, 3 орудия ПТО, миномет, 3 крупнокалиберных пулемета и до 100 гитлеровцев».

В скоротечном сражении за город Коломна экипаж танка Гуслякова уничтожил 2 танка и 2 бронетранспортера, обеспечив захват пехотой нового плацдарма для наступления. Все члены экипажа танка за эти достижения были награждены орденом Отечественной войны II степени.

Сам Георгий Иванович так вспоминал о событиях тех дней:

«Было это 31 декабря 43-го года. Накануне выпал снег. Мы только что вернулись из рейда по вражеским тылам – громили склады боеприпасов. У немцев, надо сказать, хотя они и сдали Казатин, была глубоко эшелонированная оборона за городом. Так вот. Поставил я танк у небольшой рощицы, осмотрел, заправил. Ребята из экипажа тоже занимались каждый своим делом, а вслух обговаривали, как встретить Новый год. Командир танка Анциборко ушел в штаб. Лейтенанта мы любили, авторитетом он пользовался непререкаемым. Слово его – закон. Как-никак он участвовал в боях на Курской дуге. Да и просто отличный товарищ был, душевный человек. Вернувшись из штаба, Анциборко собрал нас и сказал: «Наступление приказано развивать, у немцев тут перед нами, по данным разведки, оборонительный рубеж: 7 пушек крупного калибра и 27 помельче. Задача такая – идти в лобовую атаку, раздавить пушки, открыть дорогу пехоте».

Вопросов не было. Понятно стало, что в новогоднюю ночь придется потрудиться. Колонна из восьми машин двинулась на рубеж атаки. Сквозь мелкий припорошенный снежком кустарник по целине рванулись к недалекому лесу. А бой разгорелся уже по всей округе. На крупнокалиберные орудия выскочил танк моего друга, механика-водителя Леонида Комаревцева. Прорвался он удачно, сбоку, и начал утюжить позиции батареи. Но фашисты успели развернуть одно из орудий на прямую наводку и подожгли машину. В том бою из экипажа лишь двое остались в живых. Погиб и командир танка младший лейтенант Гальченко. Нам повезло: дождались мы матушку-пехоту, занявшую брошенную гитлеровцами позицию, и вернулись на исходные рубежи как раз за несколько минут до нового, 44-го года! Из восьми машин, участвовавших в том бою, осталось только три. Когда рассвело, посмотрел я на свой танк и ахнул. Больше тридцати попаданий насчитал. Значит, больше чем от тридцати смертей уберегла нас в ту ночь уральская броня. Как же было не сказать спасибо тем, кого мы не знали, но добрым словом поминали не раз и не два  за труд их, за мастерство, за могучую броню…».

Летом 1944 года 69-й гвардейский танковый полк продолжал наступление на запад, преодолевая яростное сопротивление немецко-фашистских войск. Полк совершил 400-километровый переход с Западного Буга до берегов реки Вислы с непрерывными боями.

Первый раз к званию Героя Советского Союза Георгия Ивановича Гуслякова представили в августе 1944 года. За Львовско-Сандомирскую операцию, в ходе которой он прошел весь длительный переход на Т-34 под постоянным огнем без аварий и простоев. В наградном листе от 9 августа 1944 года командир 69-го гвардейского танкового полка гвардии майор Федоренко изложил суть боевого подвига:

«Гвардии старший сержант во время наступательных действий полка с 16 июля 1944 года, ведя свой танк с боями свыше 400 км с форсированием под огнем противника трех водных преград рек: Западный Буг, р. Сан, р. Висла, не имел ни одного случая аварии. Искусно маневрируя, применяясь к местности, сделал свой танк неуязвимым для противника. Находясь все время в передовом отряде, беспощадно давил скопления вражеской пехоты и его огневые средства.

19 июля 1944 года под сильным артобстрелом противника первым форсировал Западный Буг и, выйдя на противоположный берег реки, гусеницами танка подавил батарею противотанковых орудий с расчетом, мешавшую своим огнем продвижению остальных танков, и до 40 гитлеровских автоматчиков, обстреливающих переправляющуюся нашу пехоту из засады. 21 июля 1944 года первым ворвался в г. Олешице и гусеницами подавил до 30 гитлеровцев. В составе экипажа танком уничтожено 5 танков, 2 самоходных орудия, 5 противотанковых орудий противника и до 150 солдат и офицеров противника».

В высоких инстанциях по непонятным до сих пор причинам звание Героя Советского Союза «превратилось» во второй орден Отечественной войны II степени.

 

Восточная Пруссия и штурм Берлина

Дальше боевой путь Георгия Гуслякова проходил по Восточной Пруссии. Здесь советские войска вели бои по окружению и ликвидации крупной вражеской группировки.

В конце октября 1944 года за участие в боях он был награжден орденом Красной Звезды.

С 14 января 1945 года танкист из Большого Куналея принимал участие в проведении Висло-Одерской операции. Форсировал реки Пилица, Варта. С боями прошел от Вислы до Одера.

Вновь проявил себя Георгий Иванович, когда 8-й гвардейский мехкорпус резко повернул к Балтийскому морю, в направлении Штеттина, с целью отсечь от основных сил Кенигсбергскую группировку фашистов. За бои в Восточной Пруссии старшина Гусляков получил две награды – орден Славы II степени и третий орден Отечественной войны II степени. В одном из боев его танк был подожжен фаустпатроном, Гусляков чудом остался в живых.

В начале марта 1945 года в полк, измотанный беспрерывными сражениями, пришло пополнение – новые боевые машины, юные экипажи, еще почти не нюхавшие пороха, но неудержимо рвавшиеся в бой. Получил новый танк и Георгий Иванович.

Началась последняя, самая, пожалуй, кровопролитная битва за все годы Великой Отечественной войны – штурм Берлина, столицы гитлеровского рейха.

 В ходе Берлинской операции экипаж танка Гуслякова ворвался первым на окраины столицы германского рейха. Уничтожил два самоходных орудия, противотанковую батарею, которая успела подбить танк. Но Георгий Иванович под плотным огнем немцев сумел исправить танк. За эти подвиги командование во второй раз представило Гуслякова к высшей правительственной награде – званию Героя Советского Союза. Командир 69-го гвардейского танкового Сандомирского Краснознаменного полка гвардии майор Малых писал в наградном листе:

«Гв. старшина во время наступательных боев полка в апреле 1945 года, участвуя в боях за г. Берлин, проявил образец мужества, героизма и умело в сложных условиях боевой обстановки управлял боевой машиной. Действуя со своим танком все время в передовом отряде, он   первым ворвался на окраину Берлина. В районе Бухнув под сильным огнем противника, не считаясь с опасностью для жизни, атаковал вражескую противотанковую батарею, смял ее вместе с прислугой, обеспечив тем самым успех остальным танкам. Танк был подбит. Под огнем противника исправили танк и снова вступили в бой».

Но и в этот раз представление не было реализовано – ему вручен орден Красного Знамени.

На краеведческом портале «Село родное» (http://selorodnoe.ru/vid/show/id3631684/) в статье «Гусляков Георгий Иванович» так описывается штурм Берлина:

«…Командир полка долго вглядывался в белесый, пропитанный дымом пожарищ рассвет, наконец, оторвался от стереотрубы и легко выпрыгнул из окопа наблюдательного пункта стрелковой части. «По машинам!» – раздалась команда, и экипажи бросились к своим танкам. Взревели моторы, полетели на землю маскировочные сети, низкое небо вспорола ракета. И, разламывая глинистые брустверы траншей, сквозь проходы в минных полях танки рванулись вперед. Там  прямо по курсу  на Зееловских высотах уже заговорила вражеская артиллерия. Труден был этот путь к Берлину через начиненный до отказа огневыми средствами район Зееловских высот. Но его надо было пройти, пройти и победить. Черными молниями проносились над «тридцатьчетверками», «КВ» и «ИСами», идущими в атаку, стремительные штурмовики ИЛ-2. И там, куда они обрушивали свой бомбовый запас, клубился дым. Горело все, даже камни, бетон, земля, подожженные термитными снарядами.

Казалось, снова возвращается ночь, пронизанная трассирующими струями крупнокалиберных пулеметов. Гарь забивала легкие, видимость была ограничена несколькими метрами. И какое же надо было иметь нечеловеческое чутье, чтобы вести вперед бронированную громадину!

Георгий Иванович напряженно вел танк, ловко использовал складки местности, временами морщась, как от зубной боли, когда под гусеницами негромко хлопали «лягушки» – немецкие противопехотные мины. И вдруг поймал себя на том, что поет. Да, под бешеный аккомпанемент дизеля поет «Интернационал»: «Это есть наш последний и решительный бой!». Слова бились в голове, сплетаясь с мыслями о том, что и ведь и вправду начался последний и решительный бой… Он только растянулся во времени, этот бой. Он складывался из больших и малых сражений в самом Берлине, куда танк Гуслякова ворвался через пригород. После форсирования Шпрее рота повела наступление на имперский аэродром.

30 апреля на Радомарштрассе затаившийся в развалинах здания фашист поджег фаустпатроном танк Гуслякова. Оглушенный взрывом, он успел круто развернуть машину и проутюжить берлогу вместе с потерявшим от страха рассудок гитлеровцем.

Выбравшись из танка, собрав все силы, взобрался на башню и с теми, кто остался в живых, вытащил погибшего командира танка лейтенанта Попова. Ранены были осколками радист Кузьма Шемонаев, заряжающий Сибгат Вахитов, стрелок Сергей Хованов. У всех ожоги. «Тридцатьчетверка», перегородив улицу, горела… Клубился дым, гремели пушечные выстрелы, автоматные очереди хлестали по стенам полуразрушенных домов. До желанной Победы оставались считанные часы. Но как же трудно было дожить, дойти до этого долгожданного часа!

… Георгий Иванович  тяжело, по-мужски, вздыхает.

– 12 машин пришлось мне сменить, пока дошли мы до Берлина, – говорит он. – Горели танки, гибли товарищи… Иван Рябенко, с которым танковую дуэль выиграли, сгорел в танке под самым Берлином. Никогда не забуду друзей фронтовых.

Да, двенадцать раз погибал и воскресал Георгий Гусляков. Страха в его сердце уже не было. Жила в душе огромная ненависть к гитлеровцам, способная, кажется, испепелить бетон дотов, в которых они прятались, как крысы от огня.

За этот подвиг Георгия Ивановича представили к званию Героя, и лишь через полвека он получил свою награду».

 

Трудовые подвиги после войны

 

В апреле 1945 года Георгия Гуслякова приняли в члены партии большевиков. А в августе он был направлен на учебу в Военно-политическое училище в город Горький.

После демобилизации из Вооруженных сил в 1947 году вернулся в родные края. В доме не оказалось даже кусочка съестного. Угощались тем, что он привез в солдатской котомке. Унывать Георгий Иванович не стал, пить с мужиками не побежал, первым делом хозяйство латать принялся.

Бывший старшина-танкист уже присматривался к тракторам, бороздившим колхозные поля. И тут его неожиданно вызвали в райком партии. Секретарь райкома, крепко пожав руку Георгию, усадил на стул, долго молча разглядывал награды воина и, заметив, что тот смутился, ободряюще похлопал по плечу.

– Ничего, не робей, заслужил, выходит… – И тут же, не давая Георгию опомниться, предложил. – Есть у нас слабое место. Культурная жизнь едва теплится. Давай-ка, принимай дела в Доме культуры. Ты ведь сам когда-то пел хорошо, да и людей в селе знаешь. Вот и начни с семейского хора…

В том, что Большекуналейский хор засверкал талантами, есть заслуга Георгия Ивановича. Много душевных сил вложил в культурно-просветительную работу Гусляков и на посту заведующего отделом культуры Тарбагатайского райисполкома. Клуб не знал простоя, и замок практически не закрывался: кино, лекции, собрания, танцы и прочие мероприятия.

На танцах он и свою будущую жену Ксению приглядел. Ей было семнадцать лет, но тоже уже медаль «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны» имела. Дояркой работала не покладая рук, выходила и на лесоповал, и на другие работы. Вместе они прожили около 50 лет. Троих сыновей – Николая, Павла и Ивана – воспитали и поставили на ноги.

Везде, куда бы его ни направляла партия, трудился Георгий Иванович так же, как и воевал – с полной самоотдачей. В 1950 году он получил назначение председателем колхоза «Коммунизм» («Авангард»). Затем работал директором Тарбагатайского быткомбината. Был частым гостем у школьников, и было ему что рассказать. И расспросам детским не было конца.

С 1982 года вышел Георгий Иванович на пенсию. При этом пенсию получал даже меньше, чем его жена.

А в феврале 1994 года Георгию Ивановичу Гуслякову Указом Президента Российской Федерации № 000 от 28 февраля было присвоено звание Героя Российской Федерации.

18 мая 1994 года в торжественной обстановке в здании центра культуры в Тарбагатае командующий войсками Забайкальского военного округа генерал-полковник вручил «Золотую Звезду» Героя Георгию Ивановичу Гуслякову. На церемонию награждения поздравить героя пришли односельчане и другие почетные гости из Тарбагатайского района и Республики Бурятия. Все желали Гуслякову хорошего здоровья, удачи, счастья, говорили красивые слова о нем. Директор Большекуналейской средней школы попросил разрешения назвать школу именем героя, он согласился, и по сей день эта школа носит его имя.

С большим волнением вышел Георгий Иванович на трибуну и сказал:

– Мы были молоды, наша юность опалена войной. Мне тогда было 22 года, а командиру – 21. И воевали не за награды, а защищали Родину от ненавистного врага. Развязанная германским фашизмом война была одним из тягчайших испытаний, когда-либо пережитых нашим народом. И эти испытания наш народ выдержал с честью. Большое спасибо всем вам за проявленное внимание ко мне, за ходатайство за мою награду, за заботу о нас, ветеранах войны.

Эту позднюю награду Георгий Иванович получил благодаря дотошным ветеранам А. Цыбикову и С. Хандажапову. Это они задались вопросом – почему за геройские поступки Георгий Иванович так и не был удостоен звания? Это с их легкой руки закрутилась бюрократическая машина и награда через полвека нашла своего героя.

Указом Президента РБ от 22.04.1996 № 166 Георгий Иванович был включен в Совет старейшин при Президенте Республики Бурятия.

В 1998 году Георгий Иванович Гусляков умер. И в мирное время он оставался ярким примером служения народу.

К годовщине 60-летия Победы в 2005 году на его родине в селе Большой Куналей был установлен памятник Георгию Ивановичу Гуслякову. Имя героя носит Большекуналейская средняя общеобразовательная школа Тарбагатайского района.

Награды героя:

– ордена Славы II и III степени;

– три ордена Отечественной войны II степени;

– орден Красного Знамени;

– орден Красной Звезды;

– медаль «За оборону Сталинграда»;

– медаль «За взятие Берлина»;

– медаль «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне»;

– юбилейная медаль «За доблестный труд в ознаменование 100-летия

со дня рождения;

– «Золотая Звезда» Героя Российской Федерации.

 

«Светом благодарной памяти»

Статья Роберта Гаязова и Анны Виноградовой из газеты «Тарбагатайская нива» от 01.01.01 года.

«В старинном селе Большой Куналей 8 мая 2005 года произошло большое событие.

В Большом Куналее открыт памятник Герою России Георгию Ивановичу Гуслякову. Старинное семейское село Большой Куналей. Удивительно погожий день. Даже не верится, что каких-то три-четыре дня назад здесь буянил снегопад да еще накануне не стихал шквалистый ветер.

Тихо. Солнечно. Как будто и лето благодатное вдруг наступило.

«Даже сама природа благосклонна в этот день», – произнес на торжественном митинге, посвященном открытию памятника прославленному земляку, фронтовику-танкисту, Герою России Георгию Ивановичу Гуслякову, глава района Михаил Михалев.

Замерли в почетном карауле нарядно одетые учащиеся Большекуналейской школы, носящей имя героя, звучит гимн России, оглушительно гремят оружейные залпы, и вот уже спадает светлое полотнище…

Слетает полотнище, и с высокого постамента смотрит Георгий Иванович Гусляков на собравшихся – седовласых ветеранов войны и тыла, на вдовушек солдатских, на ребятишек. Глядит безмолвно с высоты Георгий Иванович: тут и Ксения Семеновна, с которой прожито было столько лет, и статные сыновья – Николай, Иван, Павел... На всех одинаково спокойно глядит с постамента Герой России.

Теплые, сердечные слова взволнованно произносят заместитель Председателя Народного Хурала республики Иван Калашников, военный комиссар Бурятии Владимир Гончаров, ректор Академии культуры, депутат Раиса Пшеничникова, исполняющая обязанности директора местной школы Татьяна Зеленкина, председатель Совета ветеранов Семен Степанов, от имени Президента и Правительства Бурятии возлагает венок заместитель Председателя. Что поделаешь, этот праздник – он всегда со слезами на глазах. Ксения Семеновна, жена героя, старается держаться молодцом, но разве уберешь платочек от глаз в этот день? Особенно когда голос диктора чеканит: «Светом скорби нашей, светом благодарной памяти озарим их имена!..».

Самые крепкие, самые лучшие, самые красивые мужики Большого Куналея уходили на фронт в сорок первом, сорок втором, сорок третьем, сорок четвертом. Половина из них не вернулась. Полегла. А вторая половина вернулась израненной. Сегодня в таком большом селе, как Куналей  в живых осталось 15 фронтовиков из действующей армии. Уходят от нас ветераны, совсем уходят.

... Дали слово сыну героя – Николаю Гуслякову. Он рассказывает о жизни своего отца, каким его хорошо помнит – добрым, улыбчивым, умеющим выслушивать, удивительно трудолюбивым и скромным.

Особенно подчеркивает Николай Георгиевич стремление отца учиться. Он учился всю жизнь. Внемлют его словам собравшиеся школьники. Участники торжественного митинга сажают рядом с памятником прекрасные березки. И саженцы, привезенные известным aгрoномом республики Анатолием Кушнаревым, наверняка приживутся: здесь родилась аллея героя.

Митинг заканчивается, однако никто никуда не спешит, народ не расходится. Тут и фото на память, и задушевные разговоры. Слышу слова благодарности в адрес члена Совета, руководства республики, оказавших помощь в сооружении памятника.

Подхожу поближе к памятнику. Кто-то предлагает сфотографировать сыновей героя.

– Одних только сыновей, без матери? – спрашиваю я.

– Только с мамой! – отвечают.

Хочется узнать от близких, уловил ли скульптор Васильев черты героя?

– Да, уловил, – отвечает Николай Гусляков. – Вот таким был наш отец лет в сорок пять.

Для читателей газеты «Тарбагатайская нива» Николай Георгиевич оставляет роспись в моем блокноте: «Желаю добра и счастья!».

Похожие новости:

Общество и культура
84
Общество и культура
159
Общество и культура
203
Общество и культура
327
История
407
Общество и культура
790