Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Однако до сих пор следствие,  плутая в трех соснах, не может установить виновного в преднамеренном банкротстве банка. Первую часть интервью читайте здесь

А в том, что  банк стал банкротом в результате преднамеренных действий, сомнений нет. Ведь было же возбуждено уголовное дело по ст. 196 УК РФ (преднамеренное банкротство). Единственный, кто не опускает руки и до сих пор борется за установление виновного в банкротстве банка, это Владимир Гейдебрехт. И мы продолжаем с ним наше интервью, начатое в прошлом номере. 

– Складывается такое впечатление, что вы единственный, кто продолжает добиваться привлечения к ответственности виновных в крахе «БайкалБанка». Есть ли у вас союзники?

– У меня, как в известном афоризме, в союзниках только армия и флот. Рассчитываю только на своих юристов. В этом направлении работают две группы юристов – цивилисты и специалисты в уголовном праве.

– Для чего вам  специалисты в уголовном праве, понятно, поскольку, по вашему мнению, Егоров, будучи руководителем «БайкалБанка», украл у вас денежные средства. А для чего вам нужны цивилисты, то есть юристы, специализирующиеся в гражданском процессе?

– По сведениям, собранным моими юристами, Егоров, будучи 18 лет руководителем «БайкалБанка», не имеет в собственности никакого имущества, на которое можно обратить взыскание. Хотя он создал бизнес-империю, состоявшую из огромного количества фирм, управляющих компаний и фондов, большинство из которых были зарегистрированы на родственников сотрудников банка.

В момент ухода Егорова из банка все эти организации оказались переписанными на лиц, подконтрольных Дмитрию Васькову – адвокату Егорова. Я согласен с мнением моих юристов, что эти фирмы, управляющие компании и фонды до сих пор подконтрольны Егорову и  что оформленные на них  объекты недвижимости  являются, по сути, имуществом Егорова. Задача  цивилистов – работать по этим фирмам, чтобы не дать Егорову прятать имущество дальше.

– И как получается?

– Если честно, пока не очень. В отличие от уголовного, гражданский процесс не предваряет предварительное расследование, которое обладает возможностями устанавливать те или иные факты. Поэтому, конечно, основная работа и ведется в направлении именно заставить, иного слова не подберу, Следственное управление заниматься своей работой.

– Не могу не задать такой вопрос. Есть мнение, что вы сами виноваты в этой ситуации, когда, вместо того  чтобы обратиться в Центробанк по поводу отказа в выдаче вам вклада в апреле, подписали какие-то сомнительные сделки с «БайкалБанком»?

– Не могу не согласиться с вами. Действительно, с сентября 2015 года по апрель 2016-го я шел на поводу у Егорова и его сотрудницы банка Поповой. Вместо того чтобы резко поставить вопрос о возврате вклада,   поддавался на их уговоры и терпеливо ждал, когда у них появится возможность вернуть вклад. Егоров, конечно, здесь манипулировал мною,   просил помочь в банку в тяжелой ситуации и не требовать немедленного возврата вклада, а ждать, когда такая возможность появится.

Сейчас я, имея опыт обращения в Центральный банк  по поводу бездействия АСВ  через интернет-приемную, понимаю, что вопрос выдачи вклада   мог решить достаточно быстро, заполнив форму обрушения  на сайте ЦБ еще в сентябре 2015 года. То есть в тот период, когда только в первый раз столкнулся с фактом отказа в выдаче вклада.

– Из вашего ответа следует, что Егоров вами манипулировал  и вы считаете, что АСВ бездействует. Можете пояснить,  в чем заключалась манипуляция  и почему АСВ бездействует?

– Манипуляция заключалась в том, что Егоров обращался ко мне  не как к простому вкладчику, а как к бывшему зампреду правительства республики и патриоту Бурятии. Он говорил, что  если я немедленно заберу свой вклад, то единственный республиканский банк может сильно пострадать. Конечно, я не мог себе позволить, чтобы единственный республиканский банк пострадал, в итоге пострадали банк и я.

Что же касается бездействия АСВ, то здесь все просто – им еще лучше, чем мне, должно быть известно и об истинном виновнике преднамеренного банкротства банка, и о том, что дело о преднамеренном банкротстве банка приостановлено и не расследуется. Моя задача посредством жалоб в ЦБ заставить их выполнять свои обязанности.

– В республиканской прессе в связи с вашим именем упоминалась также фирма «Биллинг-Центр», можете пояснить кратко, что это за фирма и почему она сейчас находится в Калининграде?

– Не знаю даже, как кратко ответить на этот вопрос, но постараюсь. Я ничего не знаю об это фирме достоверно. И то, что    сейчас знаю о ней,   узнал от моего сына и юристов. 26 апреля 2016 года, в день, когда   сын по моему поручению прилетел в Улан-Удэ с твердым намерением потребовать возврата денег, банк остановил свою работу. И все три дня, что он находился в Улан-Удэ, банк не работал. Ситуация была такая – либо я соглашаюсь на условия, предложенные Егоровым, либо теряю свой вклад.

Тогда я многого не знал, но сейчас понимаю, что  если бы   продолжил настаивать на выдаче вклада, он бы мне его выдал, потому что в планы Егорова не входило тогда банкротство банка. Как бы там ни было, в результате ситуации паники  27 апреля мой сын подписал задним числом документы, предложенные Егоровым в качестве «гарантии» сохранности моего вклада. Там в числе прочих были договоры личного поручительства Егорова, договоры залога недвижимого имущества ООО «Биллинг-Центр».

Уже гораздо позднее выяснилось, что «гарантии» были «липовые», поскольку у Егорова нет никакого имущества, а имущество «Биллинг-Центра» заложено банку. Этот самый «Биллинг-Центр», как установлено АСВ и правоохранительными органами, контролировался «БайкалБанком» и лично Егоровым  как так называемая «техническая фирма».

После ухода Егорова из банка он, по словам директора этой фирмы Михайлова, попросил его переписать эту фирму на какую-то знакомую егоровского адвоката Васькова. А после гибели Васькова эта фирма оказалась записанной на знакомого уже другого егоровского юриста Колосова. Этот новый собственник «Биллинг-Центра» несколько раз приезжал в Калининград, предлагая или, скорее, делая вид, что предлагает урегулировать спорные отношения с Егоровым. При этом общался   с юристами. С какой целью  «Биллинг-Центр» зарегистрировался в Калининграде, я не знаю. Думаю, что этот вопрос следует адресовать Егорову, поскольку, полагаю, что он до сих пор через юристов контролирует эту фирму и, возможно, прописка в Калининграде каким-то образом должна меня компрометировать. Потому что долгое время меня считали  чуть ли не сообщником Егорова. Никто же тогда не знал, что благодаря Егорову я лишился всех своих денег. 

– Какие у вас сейчас планы в отношении Егорова и «БайкалБанка»? Верите, что удастся наказать Егорова и вернуть деньги?

– В то, что мне удастся вернуть деньги, я не верю. Поэтому план у меня один – добиться наказания Егорова, вывести на свет все его активы и заставить Центральный банк и АСВ вернуть их «БайкалБанку». Его адвокат Васьков когда-то говорил, что у Егорова связи в прокуратуре республики и Верховном суде. Относительно прокуратуры, наверное, это, может быть, небезосновательно он утверждал, судя по делу о преднамеренном банкротстве. А что касается Верховного суда – вскоре увидим.

Ситуация в стране меняется. Появился новый прокурор, и я собираюсь попасть на прием в Генеральную прокуратуру. Надеюсь, что сейчас там смогут обратить внимание на дело «БайкалБанка». Новый прокурор – из Следственного комитета РФ. Думаю, что и его замы также будут следователями и поймут суть моего обращения. А вообще  я готов к любому развитию ситуации, и, как уже говорил в начале интервью, мои юристы будут продолжать работу до тех пор, пока Егоров не окажется в тюрьме, а его имущество не вернется банку. На этом, если позволите, я хотел бы завершить интервью. К сожалению, сказать мне есть что, но не все пока можно.

– Большое спасибо!

Мария Гордеева

Похожие новости:

Общество и культура
1362
Экономика и бизнес
1377
Экономика и бизнес
935
Экономика и бизнес
814