Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

О том, что 1 сентября 2004 года в бесланской школе погибла Дарима Аликова, родом из Аги знают, пожалуй, в каждом бурятском доме. Мы все скорбили вместе с родственниками учительницы. Но есть еще один человек, погибший в той самой школе, чья судьба связана с Бурятией.

Таркан Габулиевич Сабанов долгие годы директорствовал в бесланской школе. Даже после выхода на пенсию он обязательно участвовал в торжественной линейке начала и конца учебного года. А в тот роковой сентябрь привел в первый класс младшую внучку Алину. Он был единственным из мужчин, кого в силу почтенного возраста не тронули боевики. И 2 сентября даже предложили уйти, но Таркан Галибуевич отказался со словами: «Здесь моя семья...». И три долгих дня находился в школе, своим видом и словами поддерживая внучек Амину и Санету, невестку Алету и остальных заложников. На тот момент Таркану Габулиевичу было почти 90 лет. К сожалению, он погиб при взрыве, опознать его смогли только по ботинкам. На мемориальном комплексе «Город ангелов» значится и его фамилия. Он так и остался вечным директором бесланской школы…

 Учитель от Бога

Как пишут на сайте Moypolk.ru внучки Таркана  Габулиевича, «Дедуля с детства мечтал стать учителем. Окончив среднюю школу с отличием и получив аттестат зрелости, он уехал в Бурятию (где тогда служил его старший брат Тазрет) и поступил в Улан-Удэнский педагогический институт. Но окончить учебу ему не удалось – с четвертого курса его отозвали и назначили директором одной из улан-удэнских средних школ», –  Амина и Салета, ошибаясь в месте назначения, Петропавловка, и в отсутствии у него диплома.

«После демобилизации из рядов Советской армии в 1945 году вернулся в Северную Осетию и поселился в Беслане. Сразу после войны дедуля начал работать директором школы в с. Хумаллаг. Он тогда был очень молод, сразу нашел с детьми общий язык. Три года спустя его назначили директором средней школы №1 г. Беслана. Со слов учителей, работавших с ним, я знаю, что он был прекрасным руководителем, любил порядок, дисциплину. Его уважали учащиеся, потому что он понимал их как никто другой, шутил с ними и общался на равных, но в то же время был строг и требователен. Воспитал не одну сотню ребят, гордился своими выпускниками. Дед был добрейшей души человеком, удивительно объединял в себе мудрость старика и задор старшеклассника.

..На пустом участке земли школьного двора дедуля практически шагами отмерил территорию со словами: «здесь будет спортзал для детей». Его часто можно было увидеть на стройке. Этот спортзал считался лучшим в районе. Все соревнования проходили именно там. Вместе с детьми дед приходил на игры, конкурсы и матчи, болея с юношеским задором и радуясь каждой новой победе. Он очень любил свою школу, в которой проработал практически 30 лет, даже не подозревая, что последние дни своей жизни проведет именно там, в собственноручно построенном спортзале…»

Горец из Осетии, ставший земляком

 - При подготовке материалов к 100-летию со дня рождения Африкана Бальбурова, народного писателя Бурятии, публициста, общественного деятеля, я пошла к сенатору Вячеславу Мархаеву обсудить это мероприятие, так как Бальбуров А.А. уроженец Усть-Ордынского округа.  Говорили о биографии писателя, затронули образование, так в некоторых источниках сообщалось, что он окончил БГПИ. Я все-таки хотела это уточнить и пойти в отдел кадров института. Мархаев попросил узнать еще об одном выпускнике этого института Сабанове Т.Г. Это была просьба коллеги по Федерации от Осетии. Он сказал, что Сабанов Т.Г. почти 30 лет был директором Бесланской школы.

 А начиналась его учительская деятельность за тысячи километров от Осетии, в Бурятии. Как пишет он в своей автобиографии, которую удалось найти в отделе кадров БГУ им. Д. Банзарова: «Я, Таркан Габулиевич Сабанти (Сабанов), родился в 1915 году 15 сентября на Северном Кавказе в Дигорском округе Североосетинской автономной области в селе Христановском. Родители мои, крестьяне-середняки, до и после Октябрьской революции занимались земледелием. Отец умер в 1928 году. Семья наша состоит из троих братьев, матери, жены и дочери старшего брата (Тазрета)».

В 1934 году Таркан переехал к брату – Тазрет в то время находился в Верхнеудинске, работал политруком в армии. С мая 1935 года до октября 1937 года Азамат являлся председателем Бурят-Монгольского обкома союза госторговли. Таркан поступил на подготовительный курс пединститута. В архиве института сохранилось личное дело Сабанова.

Снова выдержки из автобиографии: «В 1935 – 36 уч. году являлся членом профкома (председателем академсекции и секретарем). В 1936 – 37 уч. году окончил трехмесячные без отрыва от производства курсы инструкторов стрелкового спорта при Улан-Удэнском городском совете Осоавиахима. В 1937 – 38 уч. году (нынешний) – член профкома (зампред.), член совета Осоавиахима (зампред и председатель стрелковой секции). 25 апреля – 38 г. Подпись Сабанти». 

Из автобиографии я узнала, что Сабанов работал в Петропавловской школе Джидинском районе.  В Государственном архиве РБ нашла документы о пребывании Сабанова и его старшего брата Тазрета в Бурятии. Что интересно Тазрет в своей анкете в графе национальность указывает – горец (осетин).

На 4-м курсе института, в 1939 году, Таркан Габулиевич был назначен директором Петропавловской школы Джидинского района.  В 1940-м Таркан Габулиевич получил диплом об окончании Бурят-Монгольского педагогического института. И звание учителя средней школы по специальности «математика». В Государственном архиве РБ, к сожалению, документов о самой школе тех лет почти нет, но сохранились документы партийной организации школы. Сабанов активно участвовал в жизни школы и был ее директором до ухода в армию в декабре 1940 года. Из протоколов партсобраний видно, что Сабанову была не безразлична судьба учеников и его коллег-учителей.

Школа в Петропавловке начала работать еще в конце XIX века. В 1936-м построено новое 2-этажное школьное здание, в котором было 11 классных комнат. Директором был Евгений Михайлович Яцкевич. В 1938 году здание перевезено в Енхор для лагеря труда и отдыха. В 1939 году начато строительство нового здания школы. В это время директором  школы был Т.Г. Сабанов, а Е.М Яцкевич становится заврайоно. С началом войны строительство школы было прервано.

В документах парторганизации Петропавловской школы сохранились ведомости оплаты партвзносов, из которых видно, что Сабанов перестал платить взносы в декабре 1940 года. Это удивило меня – такой ответственный и обязательный человек не стал платить взносы. Мархаев помог мне связаться с сыном Таркана. Азамат сообщил, что отца призвали в армию в конце 40-го года, после ранения он вернулся в Осетию. Стал работать по специальности, потом был назначен директором Бесланской школы и проработал в этой непростой должности 27 лет. Сын прислал фото и документы тех лет со словами «отец за долгое время пребывания в Бурятии и сам стал похож на бурята».

Огромная ему благодарность за документы фото и рассказы об отце. Азамат сказал, что очень тяжело вспоминать сентябрьские события 2004 года. Тогда заложниками стали не только отец, но и жена, двое дочерей, младшая пошла в первый класс.

 1 сентября

 «Ого, первая школа оригинальничает – салют у них. Вот праздник устроили детям», – подумала я, услышав залпы в городе. Через несколько минут поняла, что это не праздничный салют, а стрельба. В школе кричали дети. Мои дети. 1 сентября я не могла отвести их в школу. Работа, не смогла отпроситься. Я побежала, так быстро, как могла», – вспоминает Алета Сабанова.

Вбежала во двор школы, когда террористы еще заводили в здание детей. «Я с ними», - сказала она. «Сюда – можно, обратно – нельзя», – ответили ей и толкнули прикладом. Обратно она не хотела. Там у нее были две дочери, и она должна быть рядом с ними.

Младшая дочь Амина тогда пошла в первый класс, была совсем маленькой. Когда террористы вошли в школу, началась суматоха. «Мне вдруг показалось, что просто затопчут, –  вспоминает сама Амина. – Потом какая-то рука меня подхватила и помогла, и в этой руке было много таких же детских рук, это была учительница. Она нас подхватила. Я забилась где-то в угол и плакала, а потом вдруг подняла глаза и увидела маму». 

Амина и Алета начинают плакать, как только переступают порог школы.  «Мне повезло, и я успела. Я бы сошла с ума, если бы все эти дни не знала, что с ними. Думаю, если другие матери успели, они тоже были  со своими детьми», –  взяв дочь за руку, признается Алета Сабанова. 

 Алета Сабанова тоже на третий день ждала смерти.

 «Когда был взрыв, я подумала: «Слава богу, мы умерли». А потом поняла, что живы. Опять жива. Когда же это закончится», – вспоминает она.

Дети побежали через окно. Алета тоже хотела бежать, но, когда поняла, что террористы стреляют убегающим в спины, осталась.  

«После первого взрыва нас стали выводить из спортзала. Террористы кричали: «Вставайте, выходите!». В тех, кто не поднимал головы, стреляли. Нас повели в столовую. Шли по битому стеклу босыми ногами, но почему-то даже не поранились. И вот в столовой Купаев попросил взять детей на руки и встать на окна, чтоб не стреляли. Я упросила встать без детей. Очень долго стояла, а потом увидела спецназовцев», –  рассказывает Алета.

 Ее с дочерьми вывели одними из последних. Казалось, в школе погибли почти все.

 «Когда меня привезли в больницу, я кричала: «Я никого не могла спасти, я никого не могла спасти». У нас там дедушка погиб. Он был очень старенький, и поэтому его не расстреляли, как остальных мужчин. Сидел отдельно от нас. И был как раз там, где взорвалось, от него осталась нога. Мы опознали его по обуви. Если бы не было меня, и дети были с ним, они тоже... Так больно возвращаться сюда. Мне так хочется, чтоб дочки сюда не приходили. А они каждое 1 сентября здесь, для старшей – это необходимость», - говорит Алета.

 След в Бурятии

 Но и на этом бурятская часть истории семьи Сабановых не закончилась.

 – Как-то я вышла из ГАРБ и встретила подругу своей сестры. На ее вопрос, что я здесь делаю, ответила, разыскиваю документы по Сабановым. Она удивилась и рассказала, что  в Управлении железной дороги Улан-Удэ в 70-е годы работал Михаил Гаврилович Сабанов. Улыбнувшись, сказала, что они, молоденькие девчонки, заглядывались на него –  будучи в возрасте, он был очень красив и благороден. Я вспомнила, что в своей автобиографии Таркан Габулиевич Сабанов писал, что вторым по возрасту был брат Мухарбек, и он окончил курсы дордесятников.  И в архивных документах в анкете старший брат Тазрет тоже пишет свое отчество Гаврилович.

В отделе кадров Управления железной дороги ВСЖД  я написала заявление о поиске документов на  Мухарбека Габулиевича (Михаила Гавриловича) Сабанова. Сотрудница отдела кадров сообщила мне, что документов нет – истек срок 75 лет хранения. Но есть анкеты на Валерия Мухарбековича Сабанова и Сергея Мухарбековича Сабанова, которые тоже работали на ВСЖД.  В совете ветеранов Улан-Удэнского региона ВСЖД, куда я обратилась за помощью, председатель совета Людмила Владимировна Печенкина сразу стала обзванивать ветеранов,  чтобы узнать о Сабановых. Здесь же  была директор музея Елена Александровна  Калаганская,  которая жила в соседнем доме и хорошо знала семью Сабановых, помнит Михаила Сабанова, его жену Веру и трех сыновей: Валерия, Азамата и Сергея. Азамат давно уехал из Улан-Удэ, стал летчиком, его и Валерия, к сожалению, уже нет, Сергей с семьей живет в Улан-Удэ».

Три брата Сабановых в 30-е годы приехали из далекой Северной Осетии в Бурятию.

Плодотворно работали на благо республики в тяжелые годы ее становления и оставили столь заметный след в истории нашего региона. И не только нашего.

Галина Мададаева