Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Короткая, но яркая жизнь

Доржи Банзаров родился в 1822 году в Иче­туйской долине в казачьей семье. Кроме него, в семье было еще четы­ре сына — Лочон, Дзондуй, Бадма и Харагшан. Отец, Банзар Боргонов, был урядником-пяти­десятником (офицером) бывшего Ашебагатского полка, исповедовал буддийскую веру.

Родители решили дать Доржи хорошее образование, когда он в возрасте 9 лет всего за один год окончил Харанцайское приходское учили­ще. В сентябре 1833 года его от­дали в Троицкосавскую войсковую русско-мон­гольскую школу. В 1835 году по ходатайству тайши Селенгин­ской степной думы Банзаров в числе четырех бурятских учеников был направлен на учебу в 1-ю Казанскую гимназию. Там он овладел маньч­журским, французским, калмыцким, тибетским и немецким языками. Хорошо разбирался в ла­тинском, тюркском, и английском языках. В 1842 году совет гимназии за отличные успехи в учебе на­градил Банзарова золотой медалью. В том же году он окончил гимназию и поступил на восточное отделение философского факультета Казанского универ­ситета.

В университете он сформировался как ученый. Уже в студенческие годы Доржи Банзаров написал такие работы, как «Всеобщая география» и «Грамматика мон­гольского языка». Также он перевел с французского языка на монгольский сочинение «Странствования китайского буд­диста IV в. по имени Фа-сян». А с маньчжурского языка на монгольский –  «Путешествие Тулишеня Аюб хану».

Первые научные публикации молодого ориенталиста были вос­торженно встречены в кругах востоковедов. Его статья «Белый месяц. Празднование Нового года у монголов» была опубликована в «Казанских гу­бернских ведомостях».

Доржи Банзаров не только написал оригинальные и обширные научные труды по востоковедению, к которым и поныне обращаются многие российские и зарубежные ученые. Он оставил глубокий след в народной памяти в виде легенд, сказаний и песен. Не зря его именем названы улицы в Улан-Удэ, Казани, Иркутске, Кяхте, в родном улусе Верхний Ичетуй Джидинского района, а также в селе Кырен Тункинского района.

«Было много обращений»

Ректор БГУ Николай Мошкин рассказал «Новой Бурятии», как протекал процесс возвращения вузу имени первого бурятского ученого.

- Решение о присвоении Бурятскому государственному педагогическому институту имени первого бурятского ученого было принято в 1947 году – в тяжелое послевоенное время. Тогда Совет министров Бурят-Монгольской АССР в честь 125-летия Доржи Банзарова решил таким образом увековечить его имя. Этим же постановлением в Улан-Удэ была переименована улица Бурятская в улицу Доржи Банзарова. А в городе Кяхте появилась улица имени первого бурятского ученого. Кроме того, Бурят-Монгольский научно-исследовательский институт культуры и экономики получил поручение издать в 1947 году полное собрание сочинений ученого, – отметил Николай Ильич.

По его словам, при преобразовании БГПИ в классический университет это имя учебное заведение по каким-то причинам утратило. «Помните, как с легкой руки премьер-министра Черномырдина в 90-х годах вузы трансформировались в академии и университеты. Однако тогда многие вузы сохранили имена тех, в честь кого они были названы», – сообщил ректор БГУ.

- В Министерство образования Бурятии было много обращений о возвращении БГУ имени Доржи Банзарова. Тогда я работал заместителем министра образования РБ и хорошо их помню. Однако поскольку учредителем вуза было федеральное министерство образования, мы отправляли эти обращения туда и, соответственно, в БГУ. Кстати, из вуза приходили ответы, что не считают это целесообразным, – рассказал Николай Мошкин. – А когда я перешел на работу в БГУ, ко мне с просьбой вернуть вузу имя Доржи Банзарова обращались многие известные люди республики. Об этом же просили жители Верхнего Ичетуя, когда я был там в командировке. Наконец, два года назад Всебурятская ассоциация развития культуры (ВАРК) официально предложила вернуть БГУ имя первого бурятского ученого. Заседание ассоциации как раз проходило в стенах университета.

После этого ректор университета вынес вопрос на заседание Ученого совета БГУ. «Все члены Совета единогласно проголосовали за присвоение БГУ имени Доржи Банзарова. Юридически это именно присвоение, так как имя ученого носил БГПИ», – подчеркнул Николай Мошкин.

Помог Алексей Цыденов

Университет направил соответствующее письмо и пакет документов в Министерство образования РФ, а также в правительство Бурятии. Алексей Цыденов, который тогда работал в качестве врио главы РБ, поддержал предложение университета. Правительство РБ направило в Минобразование РФ письмо с поддержкой позиции университета. Также в адрес министра образования РФ поступило аналогичное письмо от Традиционной буддийской сангхи.

- Процесс затянулся по ряду объективных обстоятельств. Дело в том, что университет проходил ответственный и сложный процесс аккредитации. В этой связи мы попросили министерство рассмотреть наше предложение о присвоении БГУ имени Доржи Банзарова после проведения аккредитации. Затем, как вы знаете, произошло разделение профильного министерства на два ведомства – министерство образования и министерство науки. Со сменой учредителя так и так нужно было менять Устав университета, другие документы. И когда регистрировалась новая редакция Устава университета, в ней уже БГУ, согласно решению учредителя, получил имя Доржи Банзарова, – пояснил Николай Ильич.

Классический университет в Улан-Удэ трудно представить без первого бурятского ученого. В БГУ хранятся труды Доржи Банзарова, например, есть копия его диссертационной работы «Черная вера или шаманство у монголов», оригинал которой находится в Санкт-Петербургском университете. Студентов у здания БГУ встречает памятник ученому, установленный в 1957 году.

- Когда мы, наконец, вернули имя Доржи Банзарова нашему университету, реакция ученых кругов, общественности была положительной. Считаю, что правильно, когда классический университет носит имя первого бурятского ученого, безусловно, известного и талантливого человека. Он был членом отделения Российского географического общества (РГО), занимал важный пост чиновника по особым поручениям при иркутском губернаторе, – отметил Николай Мошкин. – Не так давно я побывал на землячестве Джидинского района, где университет тепло благодарили за восстановление исторической справедливости – возвращение университету имени уроженца села Верхний Ичетуй Джидинского района Доржи Банзарова.

Рады все жители Бурятии

Как отметил секретарь Бурятского регионального отделения партии «Единая Россия» и зампред Народного Хурала Бурятии Баир Жамбалов, «действительно, наш университет и первый бурятский ученый неразрывно связаны между собой».

- Это значительное достижение ректора БГУ Николая Ильича Мошкина и всего коллектива университета, – отметил Баир Владимирович. – Возвращение университету имени Доржи Банзарова это не только дань памяти об этом замечательном ученом. Это прекрасный пример для подрастающих поколений. Ведь время идет, быстро забываются имена выдающихся бурятских ученых, достигавших вершин науки. А Доржи Банзаров, который был и остается первым бурятским ученым, теперь увековечен в названии нашего классического университета.

По словам Баира Доржиева, когда БГУ утратил имя ученого, в Народный Хурал Бурятии по этому поводу было много обращений. Депутаты даже рассматривали этот вопрос на одной из сессий. Тогда бывший ректор Степан Владимирович Калмыков не смог назвать причину, почему БГУ не называется этим именем.

- Хочу также подчеркнуть, как председатель Хоринского землячества, что с возвращением Бурятскому госуниверситету имени Доржи Банзарова радость и гордость испытывают не только его земляки, джидинцы, но и все жители Бурятии. Этот факт приветствовали все члены нашего регионального отделения партии «Единая Россия», – добавил Баир Жамбалов.

Традиции развития науки

Директор Института монголоведения, буддологии и тибетологии, научный руководитель Бурятского научного центра СО РАНдоктор исторических наук, профессор, академик РАН Борис Базаров также высоко оценил факт присвоения БГУ имени Доржи Банзарова.

- Очень положительно отношусь к возвращению БГУ имени замечательного ученого Доржи Банзарова. В 90-е годы, когда проходил сложный процесс трансформации университетов, БГПИ, ставший БГУ, утратил имя Банзарова. Тогда вообще происходило много случайных вещей. И достоинство БГУ как раз и состоит в том, что имя нашего первого ученого возвращено вузу, – отметил академик Борис Базаров.     

По словам Бориса Вандановича, Доржи Банзаров получил блестящее образование. Он выступил настоящим первопроходцем в бурятской науке. Сразу после окончания Казанского университета он защитил диссертацию и выдвинулся в ряды ведущих востоковедов России. К сожалению, жизнь его оказалась очень короткой.

- Имя Доржи Банзаров – это престижная визитная карточка бурятской науки и востоковедения. Первого бурятского ученого в Бурятии хорошо помнили в 20-30-е годы, когда было создано Общество друзей Доржи Банзарова. На его научные достижения равнялись и в послевоенные годы. Сохраняется память о нем и сейчас, это отражает прекрасные традиции развития и преемственности науки в целом, и востоковедения, в частности, в нашей республике, – подчеркнул Борис Базаров. 

Короткая, но яркая жизнь

Доржи Банзаров родился в 1822 году в Иче­туйской долине в казачьей семье. Кроме него, в семье было еще четы­ре сына — Лочон, Дзондуй, Бадма и Харагшан. Отец, Банзар Боргонов, был урядником-пяти­десятником (офицером) бывшего Ашебагатского полка, исповедовал буддийскую веру.

Родители решили дать Доржи хорошее образование, когда он в возрасте 9 лет всего за один год окончил Харанцайское приходское учили­ще. В сентябре 1833 года его от­дали в Троицкосавскую войсковую русско-мон­гольскую школу. В 1835 году по ходатайству тайши Селенгин­ской степной думы Банзаров в числе четырех бурятских учеников был направлен на учебу в 1-ю Казанскую гимназию. Там он овладел маньч­журским, французским, калмыцким, тибетским и немецким языками. Хорошо разбирался в ла­тинском, тюркском, и английском языках. В 1842 году совет гимназии за отличные успехи в учебе на­градил Банзарова золотой медалью. В том же году он окончил гимназию и поступил на восточное отделение философского факультета Казанского универ­ситета.

В университете он сформировался как ученый. Уже в студенческие годы Доржи Банзаров написал такие работы, как «Всеобщая география» и «Грамматика мон­гольского языка». Также он перевел с французского языка на монгольский сочинение «Странствования китайского буд­диста IV в. по имени Фа-сян». А с маньчжурского языка на монгольский –  «Путешествие Тулишеня Аюб хану».

Первые научные публикации молодого ориенталиста были вос­торженно встречены в кругах востоковедов. Его статья «Белый месяц. Празднование Нового года у монголов» была опубликована в «Казанских гу­бернских ведомостях».

В 1846 году Доржи окончил университет и за­щитил диссертацию «Черная вера, или Шаман­ство у монголов». Кроме этого, он составил «Маньч­журско-русско-монгольский словарь» (рукопись хранится в Восточной библиотеке Санкт-Петербургского университета). Особое место в его научных трудах занимает исследова­ние такого исторического памятника, как «Чингисов камень» (находится в Эрмитаже). Памятник древнемонгольской письменности был найден на берегу реки Кыркыра – одного из притоков Амура.

После окончания Казанского университета со степе­нью кандидата Банзаров в августе 1849 года по Высочайшему по­велению получил разреше­ние поступить на службу в Восточной Сибири с преимуществами, полагавшимися при ученой степени. Генерал-губернатор Восточной Сибири опреде­лил Банзарова на должность чиновника особых поручений Главного управления Восточной Сибири и произвел его в чин коллежского секретаря.

12 апреля 1850 года после 15-летнего отсутствия Доржи Банзаров прибыл в родные края. Приезд земляка, который стал боль­шим чиновником и ученым, был встречен сородичами как большой праздник. Его чество­вали в каждом улусе. Вернувшись в Иркутск, Доржи Банзаров по­лучил должность титулярного советника. В это время он занимался расследованием серьезных дел, связанных с махинациями нойонов, лам, чиновников, и привлекал их к ответственности. Но, несмотря на занятость служебными делами, находил возможность для научных занятий. В этот период ученый выполнил ряд работ: внес исправления на географические карты, совер­шил поездки в Тункинский край для исследо­вания происхождения сойотов и их соседей урянхайцев (тувинцев). Он открыл место рождения Чингисхана в пределах России, перевел с мон­гольского «Путешествия Зая-Хамбы в Тибет». В 1851 году был избран членом-корреспондентом Сибирского отдела Русского географического общества.

Короткая жизнь не позволила в полной мере раскрыться таланту Банзарова. Он умер 27 фев­раля 1855 года в Иркутске. Соответствующая запись имеется в «Иркутской летописи 1661— 1940 гг.» Ю.П. Колмакова: «...27 февраля 1855 года в Иркутске скончал­ся Доржи Банзаров — известный монголист XIX века, знаток истории и этнографии народов Центральной Азии, первый бурятский ученый, чиновник особых поручений Главного управле­ния Восточной Сибири (ГУВС)».

Причина смерти Банзарова достоверно не­известна. Известна версия отравления – ему должны были присвоить генеральский чин, что вызвало недовольство некого попа. Тот якобы нанял в столовой человека и отравил Бан­зарова ядом.

Когда Доржи умирал, рядом с ним были его ученик Холзан Мозоев и лама. О кончине Банза­рова правитель дел Сибирского отдела Русского географического общества И.С.Сельский сооб­щил генерал-губернатору Н.Н.Муравьеву. Похоронили Доржи Банзарова в Иркутске в начале марта 1855 года.

Тимур Дугаржапов