Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

21 февраля 2019 года в Бурятском республиканском институте образовательной политики состоится митинг, посвященный открытию мемориальной доски в честь видного бурятского, монгольского и советского учёного, общественно-политического деятеля, одного из создателей социалистического строя монголов, член-корреспондента Академии наук СССР, доктора филологических наук Цыбена Жамцарановича Жамцара-но.

Место проведения – г. Улан-Удэ, ул. Советская, 30,время -11.00

Цыбен Жамцаранович Жамцарано (1881–1942) является одним из выдающихся российских ученых-востоковедов, организаторов науки и общественно-политических деятелей первой половины XX в. Он вошёл в историю бурятского и монгольского народов как просветитель и крупный учёный-исследователь. 

Ц.Ж. Жамцарано родился в 1881 г. в улусе Судунтуй Хойто-Агинского родового управления в семье зайсана (старосты) рода ходанца-шарайд Жамцарана Гендунова. Среди исследователей жизни и творчества Ц.Ж. Жамцарано существует две точки зрения на его дату рождения: 1880 и 1881 гг. Эти разночтения обусловлены наличием разных дат рождения в архивных документах. Бурятские историки, как и некоторые монгольские, склонны считать датой его рождения 1881 г., исходя из справки, выданной его отцу, Гендунову Ж., в которой и названа эта дата. Согласно мнению Б.Д. Цыбикова и Ш.Б. Чимитдоржиева, его отец, будучи грамотным человеком, не мог ошибаться в дате его рождения, тем более, что в семьях степной знати строго поддерживалась традиция записи родословных и генеалогических сведений, о чем Ц.Ж. Жамцарано упомянул в своем дневнике за 1904 г. А более ранняя дата рождения – 1880 г. – могла быть обусловлена необходимостью прибавления возраста Ц. Жамцарано для отправки его на обучение в Санкт-Петербург. Датировка года его рождения 1880-м годом исходит из года, указанного им самим в его автобиографии. Но и эта датировка нуждается в уточнении и доказательствах, поскольку им мог быть учтен и внутриутробный период, который традиционно использовался бурятами при указании своего возраста. 

Ц. Жамцарано вырос в традиционной бурятской семье:

Мои предки первоначально обитали в долине Ингоды, затем перекочевали в Агинскую степь. Я принадлежу к хоринскому роду шарайд бурятского народа монгольской кости. Имя мое Цыбен. Отца зовут Жамцараном. В молодости хорошо пел, ловко усваивал грамоту. Родился в год барса, сейчас он на 50-м году жизни. Девять лет был в должности зайсана. У него спокойный характер, потому его звали «старый зайсан». Дедушку звали Гэндэном. Он был человеком беспокойным, с прямым характером. Делал все по-своему. Весьма старателен был в работе. Несколько лет был зайсаном… На 68 году жизни скончался. У него был один сын и одна дочь. … Нас в семье было 5 детей: 3 сына и 2 дочери. Бабушку по матери звали Ганжур или Долгор Цэнгуева. … была весьма умной. Поскольку знала монгольскую грамоту, она обучила моего отца и других молодых чтению и письму». 

Первоначальное обучение монгольской грамоте Ц. Жамцарано по традиции получил в семье, в которой высоко ценились знание и грамотность, также как и интерес, и любовь к культуре своего народа:

Любовь ко всему родному, бурятскому, любовь к родной старине, к былинам и шаманским гимнам, к народной поэзии и религии – я получил с малых лет. 80-летняя прабабушка воспоминаниями о своем детстве, о «чертовщине», о борьбе шаманов с ламами, о великом духе горы Шасана, который настолько был реален, что мог разговаривать с детьми; бабушка – о славных подвигах Гэсэра, о борьбе его с многоголовыми чудовищами «мангатхаями»; дедушка – об ухэрах нашей семьи, которые разъезжают, будто бы, по кочевьям, чтобы увезти понравившегося им родственника, – все это до крайности увлекало нас детей, унося наши воображения в фантастический мир героев и мангадхаев, шаманов и оборотней, в правдивости существования которых у нас не возникало никаких сомнений...Отец иногда читал вслух трилогию – Гэснэ хан, Арджи-Бурджи хан, Викармиджид хан, индийские притчи из книги «Белый лотос» и т.д. … Дедушка любил до обожания степные бурятские законы, и сам читал и меня заставлял читать». 

В 12 лет Ц. Жамцарано поступает на учебу в Читинское городское трехклассное училище, в котором он успешно обучается, о чем свидетельствуют Похвальные грамоты, сохранившиеся в его личном архиве. После окончания училища он несколько лет обучался в гимназии, основанной П. Бадмаевым для бурятских мальчиков в Санкт-Петербурге, но которую он был вынужден бросить из-за несогласия принять православие. В 1898-1901 гг. он также успешно обучается в Иркутской учительской семинарии. После окончания семинарии он возвращается в Агу и начинает работать учителем Агинского приходского училища. Уже через год, в 1902 г., агинские буряты принимают решение послать на общественные средства, собранные среди земляков, его и Базара Барадина вольнослушателями для продолжения обучения в Санкт-Петербургском университете. В университете были заложены основы для их будущей разносторонней научной деятельности. 

Его научная деятельность началась еще со студенческих лет. Уже тогда он проявлял задатки будущего крупного ученого. Ц.Ж. Жамцарано, начиная с 1903 г., проводит каждое лето в экспедициях среди разных монголоязычных этнических групп за сбором фольклорного и этнографического материала по заданию Русского комитета для изучения Средней и Восточной Азии и Русского музея императора Александра III. В 1907-1908 гг. Ц. Жамцарано преподавал монгольский язык на факультете восточных языков университета и, в последующие годы совершает длительные научные экспедиции в Китае и Монголии. 

Во время научных экспедиций по Иркутской губернии, Монголии, Забайкалью (1903–1909), Внутренней Монголии (1907–1910), Орхонской экспедиции и экспедиции по изучению ононских тунгусов (1911–1912) им были собраны уникальные фольклорные и письменные памятники (рукописи и ксилографы на тибетском и монгольском языках), архивные и полевые материалы по этнографии и истории монгольских народов. 

Ц.Ж. Жамцарано стал непревзойденным собирателем памятников устного народного творчества, главной заслугой которого стали сбор, изучение и публикация огромного корпуса фольклорных памятников монгольских народов, благодаря которым бесценные произведения устного творчества монголоязычных народов были сохранены для потомков. Лишь часть из них была им издана. Большая часть его неопубликованного рукописного наследия, разнообразная по содержанию: статьи, заметки, переводы памятников бурятского права, рабочие тетради, материалы по шаманству, культу Чингис-хана, астрологии, тибетской медицине, хранится в архивах Санкт-Петербурга, Улан-Удэ, Улан-Батора. Его наследие является своего рода энциклопедическим собранием мифов, сказок, преданий, обрядовой поэзии, религиозных традиций и архаических верований, выявляющее и уточняющее условия жизни и быта народа в период записи текстов, все еще не изучено и не введено в научный оборот. 

Ему принадлежит заслуга по созданию классической системы транскрипции для передачи диалектных особенностей и своеобразия языка рапсодов, которая была применена им во время его многолетних экспедиций (в основном с 1903 по 1913 гг.) по Иркутской губернии и Забайкалью, в Халха-Монголии и многих хошунах и сеймах Внутренней Монголии. 

Им также была разработана и впервые в истории собирания фольклора монголоязычных народов применена методика научной паспортизации записываемого материала и информантов. В общей сложности Ц.Ж. Жамцарано было зафиксировано около 70 эпических поэм, в том числе такие крупнейшие произведения устного народного творчества, как улигеры «Аламжи Мэргэн», «Айдурай Мэргэн», «Еренсей», «Ха-Ошир-хүбүүн», а также наиболее архаичный и самобытный вариант «Гэсэра», который ученый записал от выдающегося эхирит-булагатского сказителя Маншуда Эмегенова («Абай Гэсэр хүбүүн», «Ошор-Богдо хүбүүн», «Хүрин Алтай хүбүүн»). Не менее объемно собрание песен разных жанров, записанных Ц. Жамцарано со всеми диалектными особенностями, с подробными комментариями к содержанию песни, характеру исполнения, с паспортными данными информантов. Мировую известность ученый получил как собиратель и издатель фольклора монгольских народов.

Его записи фольклорных и эпических произведений бурят и халхасцев изданы в девяти томах. 
В архивах Ц. Жамцарано сохранились бесценные материалы по шаманизму хоринских, аларских, эхирит-булагатских бурят, большей частью представляющие записи текстов с комментариями, касающимися как самих текстов, так и описаний обрядов. 
Ц. Жамцарано остался в истории востоковедения и как выдающийся источниковед, исследователь монгольских летописей, исторических хроник, правовых памятников, его монография «Монгольские летописи XVII века», до сих пор остается одним из наиболее капитальных трудов по монгольской историографии, в которой им впервые был дан глубокий анализ и характеристика пяти основных монгольских исторических сочинений XVII в. 

Из научных работ также известны его труды по этнографии монгольских племен, например, статья о культе Чингис-хана в Ордосе, не только не потерявшие своего научного значения, но более того, являющиеся единственными достоверными данными, сохранившими до наших дней уникальные сведения о прошлом. 
Заслуги Ц.Ж. Жамцарано по сбору фольклора были высоко оценены Русским Географическим Обществом, по решению которого в 1905 г. он был удостоен серебряной медали, а в 1935 г. по совокупности научных трудов был удостоен научной степени доктора литературоведения (т.е. филологических наук) Академии наук СССР. 

Ц. Жамцарано прославился и как крупный общественный деятель, сыгравший значительную роль в истории Бурятии и Монголии, принимавший активное участие в общественно-политической жизни Забайкалья конца XIX – начала XX вв., и бывший одним из лидеров национального возрождения народа. Он возглавлял различные бурят-монгольские комитеты и союзы. В декабре 1917 г. на всебурятском съезде в Верхнеудинске он был избран председателем Центрального национального комитета. В 1918 г. был избран Наркомом по национальным делам Забайкальской области. Им был издан ряд публицистических статей по проблемам политического и культурного возрождения бурят и монголов. В его личном архиве широко представлены разносторонние материалы, характеризующие этот вид его деятельности. 

В 1919–1920 гг. он работал преподавателем Иркутского университета. Ему принадлежит заслуга в организации и руководстве Бурят-Монгольским Ученым комитетом (ныне – Бурятский научный центр СО РАН) и Монгольским Ученым комитетом (Судар бичгийн хүрээлэн), впоследствии преобразованном в Академию наук Монголии. 
С 1911 по 1917 гг. Ц. Жамцарано жил в Монголии и работал переводчиком-драгоманом при министерстве иностранных дел России. Одновременно он исполнял обязанности советника в министерстве просвещения в правительстве Богдо-гэгэна. В эти годы благодаря инициативе Ц.Ж. Жамцарано в Монголии была произведена реформа в системе образования и просвещения, были организованы первые светские школы, составлены и изданы первые учебники и учебные пособия. 

Ц. Жамцарано был выдающимся пропагандистом и популяризатором научных знаний. Он являлся, по сути дела, первым переводчиком научной, научно-популярной и художественной литературы с русского, английского и французского языков на монгольский язык. Им была начата серия переводов мировой художественной классики на монгольский язык, своего рода антология переводов мировой классики. Он также был инициатором, одним из основателей и редакторов первых периодических изданий Монголии: журнала «Шинэ толи хэмээх бичиг» и газеты «Нийслэл хүрээний сонин бичиг». 

Он сыграл выдающуюся роль в новейшей истории Монголии, в создании нового монгольского государства и общества начала XX в. Ц. Жамцарано был активным участником революционных событий в Монголии 1911 г., народной революции 1921 г. 
Ц. Жамцарано во многом определял основные направления внешней политики Монгольского государства в период автономии и МНРП в период независимой народной Монголии, в установлении дружественных отношений с Россией. Он входил в состав монгольской делегации в Россию в 1913 г., выступал в качестве переводчика-эксперта на трёхсторонних переговорах России, Монголии и Китая в 1914, 1915 гг., возглавлял делегацию на конгресс Коминтерна, при его непосредственном участии формировалась как внешняя, так и внутренняя политика автономной и народной Монголии. Его заслуги были высоко оценены Богдо-гэгэном, который присвоил ему титул туше-гуна в 1915 г. Следует отметить, что заслуги и вклад Ц. Жамцарано в развитие просвещения, образования, культуры и пропаганды лучших мировых научных, художественных и политических достижений среди монгольских народов, трудно переоценить, даже сейчас невозможно не удивляться тому огромному объему работы, выполненной им в этот период. 

С 1920 г. через Дальневосточный секретариат Коминтерна в Иркутске Ц. Жамцарано активно включился в национально-освободительное движение в Монголии, он был одним из основателей Монгольской Народной партии (позднее МНРП), был автором политической программы партии, утвержденной в 1921 г. в Кяхте, и проекта первой конституции Монголии. 
Он занимал многие ответственные государственные посты, как в автономной Монголии, так и в Народном правительстве: заместитель министра иностранных дел, член экономического совета страны, член Совета Госбанка Монголии. Был избран в члены малого хурала, Президиума ЦК МНРП, возглавлял Центральную контрольную комиссию МНРП. 

В 1921-1931 гг. он сыграл огромную роль в подготовке государственных, научных и учительских кадров в Монголии. 
Ц. Жамцарано смотрел на задачи, стоявшие перед страной, с позиций дальновидного политика, представлял судьбу Монгольского государства в единстве с социалистическим строем, но при этом он отрицал острые классовые противоречия. Его идейно-теоретические установки сводились к сближению позиций буддийской религии и коммунистического учения в целях улучшения условий жизни народных масс. 
Ц. Жамцарано последовательно выступал за развитие отношений со странами с развитой демократией, за приобщение к общечеловеческому прогрессу в культуре, за достойное зажиточное существование всего народа через кооперирование, развитие частного уклада, за соблюдение прав и свобод человека в их классическом понимании, за уважение свобод личности. Разработанный им план дальнейшего развития МНР подвергся критике со стороны «левых» деятелей партии, а Жамцарано и его сторонники были изгнаны из партии и со своих постов, поэтому в 1932 г. Ц. Жамцарано был вынужден уехать из Монголии. 

С 1932 по 1937 гг. работал в Институте Востоковедения АН СССР. Научная деятельность Ц. Жамцарано в Ленинграде оборвалась в 1937 г. в результате необоснованных обвинений в национализме, панмонголизме и проведении буржуазных идей. Из-за подобных же обвинений он был вынужден ранее уехать из Монголии. Он был арестован 11 августа 1937 г. и отказывался давать ложные показания, но, тем не менее, 19 февраля 1940 г. особое совещание (ОСО) при НКВД СССР приговорило его к 5 годам ИТЛ. 14 мая 1942 г. он скончался в Соль-Илецкой тюрьме. 

В 1956 г. Ц.Ж. Жамцарано был полностью реабилитирован. Годы официального замалчивания его имени в России не могли не сказаться на крайне неполном представлении о характере деятельности Ц.Ж. Жамцарано и масштабах ее результатов. До 90-х гг. прошлого века в основном изучалось его рукописное фольклорное наследие. Были изданы следующие памятники фольклора: «Абай Гэсэр хүбүүн», «Буху Хара хүбүүн», «Еренсей», «Айдурай Мэргэн», «Улигеры ононских хамниган», «Мэньелтэ Мэргэн», «Улигеры хори-бурят» и др. 

В апреле 1961 г. бурятские ученые после более чем 25-летнего вынужденного замалчивания его имени, после реабилитации Ц. Жамцарано в 1956 г., смогли отметить 80-летие со дня его рождения, проведя научную конференцию и опубликовав ряд статей, посвященных его жизни и творчеству. Проведение научной конференции в 1961 г. положило начало устранению исторической несправедливости и восстановлению его заслуг. 

Следующая конференция, посвященная 110-летию Ц. Жамцарано была проведена в 1991 г. в Улан-Удэ Бурятским институтом общественных наук (БИОН). В ее работе принимали участие и монгольские ученые – Д. Цэрэнсодном, Т. Содномдаргиа, Д. Цэнд, А. Нямаа и др. После продолжительного перерыва в 2006 г. Институтом монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН была проведена представительная международная конференция «История и культура народов Центральной Азии: наследие и современность», посвященная 125-летию ученого, материалы и доклады которой были изданы в двух частях в 2008 г. 

С началом 90-х гг. прошлого века начинается новый этап изучения его многогранной деятельности, были изданы статьи и книги, посвященные жизни и деятельности Ц. Жамцарано, а также были начаты работы по публикации его творческого наследия. 
В Улан-Баторе в 1997 г. был опубликован 1 том «Избранных трудов» Ц. Жамцарано, в 2000 г. – 2-ой том. Первый том предваряет краткая характеристика деятельности Ц.Ж. Жамцарано, написанная известным монгольским философом проф. Д. Дашжамцом. В его состав включены несколько архивных документов, связанные с его общественно-политической деятельностью, и научные статьи Ц. Жамцарано, переложенные со старомонгольского на современный монгольский язык. Во втором томе опубликованы рукописи двух его лекций по истории и географии Монголии – «Монгол улсын түүх» и «Монгол улсын газар орны байдал».

Особенно активизировалось изучение его деятельности и наследия в последние годы. Так, в 2008 г. Ж. Цэцэгмой была издана монография, в которой дан детальный анализ деятельности Ц.Ж. Жамцарано в монгольский период его жизни – с 1911 по 1931 гг. Особая ценность данной книги заключается в том, что при ее написании были использованы ранее неизвестные документы и материалы из монгольских архивов. В 2009 г. были изданы 2 книги, одна из которых является переводом на монгольский язык одной из наиболее фундаментальных исследований Ц.Ж. Жамцарано «Монгольские исторические летописи XVII в.», вторая – факсимильная публикация 4 бурятских улигеров, записанных Ц. Жамцарано, рукописи которых хранятся в фонде редких книг Института языка и литературы Монгольской академии наук. Данная публикация предваряется обширным исследовательским введением. 

В 2001 г. к 120-летию Ц.Ж. Жамцарано были подготовлены к публикации и изданы его дневники 1903-1907 гг . В 2006 г. к 125-летию Ц. Жамцарано были изданы его дневники 1908-1909 гг., содержащие фольклорные записи на бурятском языке. 
Научный задел, сделанный Ц. Жамцарано в самом начале развития академической науки в Бурятии и Монголии, до сих пор во многом определяет тематику монголоведных исследований, служит неиссякаемым источником научного творчества и мысли.