Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Слабый аппарат, высокий уровень коррупции, дефицит кадров и низкий коэффициент полезной деятельности.  Ситуация с сиротскими домами в Бурятии как лакмусовая бумажка выявила целый ряд проблем в управленческой системе республиканских властей.

После возбуждения уголовного дела по строительству жилых домов в пос. Сотниково Иволгинского района и ареста принимавшего застройку замминистра Сергея Рыбальченко,  а также застройщика Сергея Домшоева стало понятно, что в Бурятии была закручена мощная афера. При этом вовлечены в нее оказались не только органы исполнительной власти, но и надзорные, и контрольные органы.

Хотели как лучше

Специализированный жилищный фонд для граждан из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, начали формировать с 2013 года. Из этого фонда жильем обеспечено 1200 сирот практически во всех муниципальных образованиях республики, в том числе в г. Улан-Удэ свыше 220 человек. На эти цели из федерального бюджета направлено более 1,5 млрд рублей. Казалось бы, наконец-то для застарелой проблемы нашлось решение – на учете на тот момент состояло чуть больше 5 тыс. сирот. Но уже в 2015 году начались жалобы на новое жилье, причем жаловались везде – в Кижинге, Поселье, Заиграево и Сотниково. Фактически пока жалобы не поступили лишь из Хоринского района и города Гусиноозерска. Но, как ни странно, хода этим жалобам никто не давал – ни курирующий сирот Минсоцзащиты, ни уполномоченный по делам детей Татьяна Вежевич, ни прокуратура. Сироты по сути были оставлены самостоятельно разбираться с застройщиками и подрядчиками.

Непонятно, в чью «светлую» голову пришла идея строить сиротские «гетто». Ведь до 2013 года сироты получали сертификаты в зависимости от прописки: районные - чуть меньше 500 тыс. рублей, городские - около 800 тыс. рублей. И за счет сертификата они уже сами приобретали себе жилье.  Но такая схема исключала влияние исполнительных властей, а значит, лишала заинтересованных лиц возможности спекулирования. Поэтому от нее под предлогом «многих сирот обманывают при покупке» было решено отказаться.

Круговая порука

Именно тогда появилась новая схема – Минсоцзащиты учитывает, Минстрой заказывает, Управление капитального строительства разрабатывает, подрядчики строят, а ГБУ «Семья» сначала распределяет, а потом надзирает за жильем. Во всей этой схеме «пытались» соблюсти интересы сирот -  каждому выделяли положенные по закону 24 квадратных метра, жилье благоустраивали и даже делали минимальный ремонт. Но в итоге по тому же Сотниково поселок признан экспертами негодным. А результатом их борьбы с системой стал шквал обращений из других районов республики. Только в «Новую Бурятию» обратились жильцы дома 34 в 111 микрорайоне Улан-Удэ (о них мы писали в №47), в редакцию пришло обращение из Кижинги, где на строительство одного сиротского дома было затрачено 10 млн рублей, из Еравны написано девять писем депутату Николаю Будуеву.

- У нас правительство много с чем не справляется, но особо в этом ряду выделяется Министерство строительства. Это министерство провалило программу переселения из  ветхого и аварийного жилья. По крайней мере, она на грани провала. По сути провалена ФЦП Байкал, мы видим, что провалена программа по сиротам, – говорит Николай Будуев. – Но на самом деле это коллективная вина. Ведь посмотрите, у нас как будто все люди – которые должны строить, надзирать – есть, они все получают неплохие зарплаты, но почему-то их КПД крайне низок. И это главный вопрос, над которым надо сегодня задуматься и руководству республики, и депутатам в первую очередь. Почему-то у нас получается, что депутатов куча, а обратиться не к кому. Непонятно, почему у нас куча людей, которые должны защищать людей, этим не занимаются.

Вернуть и проконтролировать

После передачи уголовного дела под юрисдикцию федерального СКР актуальна задача – не допустить повторения ситуации и вернуть потраченные бюджетом деньги. Может быть, за счет застройщиков. И, кроме того, необходима серьезная работа с кадрами республиканского правительства, включая аппараты омбудсменов.

- Я очень сильно сочувствую и переживаю за Алексея Самбуевича, потому что ему достался от Наговицына крайне слабый аппарат, который надо усиливать. Но из-за дефицита кадров пока этого усиления не видно. Нужны гигантские титанические усилия, чтобы ситуацию переломить, - считает Николай Будуев. - Удастся или нет, но от этого зависит жизнь людей.  

Напомним, в этом году истекает 5-летний срок со дня заключения договоров найма специализированного жилого помещения первых 165 квартир.  Уже до нового года ГБУ «Семья» может передать жилье из спецфонда сиротам. Но при соблюдении ряда условий, например, они должны добросовестно оплачивать ЖКУ, следить за состоянием квартир и домов. Но на фоне массовых жалоб такие условия для получения квартир выглядят просто издевкой.

PS: Во время подготовки номера в редакцию поступило предложение от заместителя председателя правительства Бурятии по социальному развитию Вячеслава Цыбикжапова принять участие в совещании по сиротским домам.  Мы передадим Вячеславу Балдановичу обращения сирот, которые были адресованы в «Новую Бурятию», а также будем следить за развитием ситуации.

Соелма Сандакдоржиева