Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Первый профессиональный сумоист родом из Бурятии 35-летний Анатолий Михаханов вернулся на Родину. Он закончил карьеру сумоиста в Токио, где прошла торжественная церемония обрезания косички. О том, что с ней стало, почему Анатолий окончил карьеру сумоиста, чем собирается заниматься , о Бурятии, Японии, личной жизни и о многом другом - в интервью со спортсменом.

- Анатолий, почему вы закончили свою карьеру сумоиста? 

- Я прожил в Японии достаточно много времени, жил там с 16 лет. Много чего видел. Были и радости, и горести. Все было пережито. Было такое, что не можешь выдержать, но приходится терпеть. Про себя говорил: «В душе-то я бурят. Я приеду, что я скажу на Родине?». А карьеру я завершил, потому что для этого подошел самый подходящий возраст – 35 лет. Надо начинать вторую жизнь. 

- Какие планы у вас на будущее, чем будете заниматься?  

- Пока я еще не определился, чем буду заниматься конкретно, единственное, что знаю - что буду поддерживать нашу национальную бурятскую борьбу «бγхэ барилдаан». В Японии, неважно маленький город или большой, на всех детских площадках есть «дохё» - ковер для борьбы в сумо. Там дети всегда толкаются, борются, с самых малых лет. Ребенок может и не стать борцом, но будет знать свои традиции. У меня есть очень много знакомых, которые в детстве занимались сумо, участвовали в детских, местных турнирах.  И я хочу, чтобы у нас в республике было также, чтобы поддерживали национальную борьбу.  

- А почему вы поддерживаете именно борьбу, ведь есть и другие национальные виды спорта, например, стрельба из лука?

- Я сам по жизни борец. Пришел из сумо, поэтому я решил поддержать традиционную борьбу. У каждого свой выбор. Я как ступил на ковер ногой, так и до конца жизни буду борцом. Вся жизнь для меня борьба, как и для многих. Думаю, ко мне также будут прислушиваться известные люди, родители. Я буду призывать, чтобы дети занимались спортом, чтобы открывались кружки, в том числе в районах Бурятии. Хочу, чтобы наши традиции продолжались.

- Каким образом вы собираетесь поддерживать? 

- Озвучивать я пока не буду, но я буду всегда присутствовать на всех играх. Думаю, ко мне прислушаются наши известные люди в Бурятии, прислушаются родители. Ведь каждый желает своему ребенку все самое лучшее.

 

- Нет ли в планах строительства школы сумо? 

- Зачем нам школа сумо в Бурятии? Нам она не нужна, это японский вид спорта. Когда люди приезжают в Японию, они говорят, что хотят увидеть традиционную тренировку сумоистов. Когда приезжают в Монголию, идут на местную национальную борьбу. Когда к нам приедут туристы, куда пойдут? Пускай дети занимаются традиционной борьбой. Открывать секции, чтобы дети занимались делом, вели здоровый образ жизни. 

- А если кто-нибудь из жителей республики пойдет по вашим стопам? 

- В сумо, конечно, очень сложно будет пойти. Туда попасть очень сложно, сейчас не очень-то и берут наших спортсменов. Но все равно, если у кто-нибудь появится желание, то буду стараться помогать. 

- Был ли шанс остаться в Японии, как вы прощались со страной? 

- Шанс остаться в Японии был. Простился со страной восходящего солнца спокойно, в Бурятии я был ребенком, там стал взрослым. К этой стране всегда буду относиться с душой. Это очень интересная страна. Несмотря на все, что было, я все равно буду с теплотой к ней относиться. Напоследок, когда я улетал, ко мне пришли корреспонденты, и я им сказал, чтобы туристы из Японии приезжали в Бурятию, чтобы они увидела откуда я родом, какая у нас республика.

 - Японцы знают о Бурятии? 

- Байкал знают - это я вам сразу скажу. Про Бурятию тоже знают. Мне фанаты и фанатки писали письма, интересовались, какая сама по себе Бурятия, какой Байкал. Многие мои знакомые об этом спрашивали. В дальнейшем они, вполне возможно, приедут сюда. 

- Правда, что все сумоисты после окончания карьеры худеют?

- Да. Я тоже уже немножко скинул, килограммов пять. Худею я сам, но подсказывают знакомые врачи, как лучше это сделать. Большой вес, конечно же, это проблема. У многих сумоистов сахарный диабет, потому что в сумо приходят мальчишками и каждый старается набрать вес, через силу. Хотя у нас периодически проходили медосмотры, все было под контролем. 

- Какая зарплата у борцов сумо? На что вы тратили деньги заработанные деньги? 

- Не обидная зарплата, жить можно. В основном, все деньги уходят на себя. Надо, например, найти своего массажиста, а специалиста очень трудно подобрать, можно за всю карьеру раз 10 поменять. Еще фитнес-залы много забирают. 

- Что стало с вашей косичкой, которую обрезали на церемонии в честь окончания карьеры? 

- Надо было, чтобы она сохранилась. По идее, она должна быть мокрая. Там должен был стоять стакан воды, чтобы косичка была в стеклянной таре. Я думал, приеду домой, положу ее в тару, отправил косичку домой из Японии, в воде. Но мама моя не поняла, достала и высушила. Я уже привел косичку в нормальное состояние, так что она хранится дома.

 

- Почему сразу после возвращения вы поехали в дацан? 

- Я буддист. Я не приехал на две-три недели отдохнуть, а вернулся на Родину. Я должен был поехать и поклониться Хамбо ламе Аюшееву и Хамбо ламе Итигэлову. Должен был. Поэтому я поехал туда в первую очередь. 

- Вы уехали в Японию в юном возрасте, не получив высшее образование. Собираетесь ли вы изменить эту ситуацию?

- Поступал я в наш Бурятский госуниверситет, но не удалось его закончить. Я не мог посещать занятия, и меня исключили. Я думаю, «попытка не пытка», еще раз попробую получить образование. Без образования, говорят, никуда, так что буду стараться. 

- Вы ходите по улицам здесь, в Бурятии, к вам подходят фанаты? 

- Подбегают, фотографируются. Я же передвигаюсь сам, меня никто не возит. Когда ко мне подходят и спрашивают, можно ли сфотографироваться, я  всегда говорю «можно», иногда шучу, что «фото стоит сто рублей». Мне нравится, когда люди улыбаются. Мне очень приятно общаться с людьми. 

Анастасия Шадрина, Восток-Телеинформ