2-3 апреля в Улан-Удэ на сцене русского драматического театра вместе с группой «Анда» выступит Сэсэгма Бабудоржин. Это будет выступление коллектива в полном составе. В мировых турне в Европе и США их музыку называют не иначе, как «небесная музыка из сердца прерий».

Продюсер коллектива «Анда» в России Норжима Цыбикова рассказала «Байкальской правде», что услышать вместе группу «Анда» и Сэсэгму Бабудоржин в России – это редкая возможность. Ведь плотный график гастролей по Китаю и по всему миру, работа непосредственно в Хух-Хото в Академии искусств оставляет мало шансов на совместные выступления.

На исторической родине

Для Сэсэгмы Бабудоржин Бурятия, Забайкальский край и Иркутская область – это особые места. Это историческая родина, где живут соплеменники. Как рассказала Норжима Цыбикова, в 2002 году Сэсэгма Бабудоржин вместе с Батырханом Шукеновым были звездными гостями фестиваля «Звезды Белого месяца». Тогда еще Шэнэхэн, родина Сэсэгмы, не была широко известна в Бурятии. И тогда и позже, когда она приехала в Улан-Удэ уже с сольным концертом, под ее пение утирали скупые слезы убеленные сединами мужчины.

- В 2008 году мы рискнули провести концерты Сэсэгмы и Чингиса Раднаева в Москве и Санкт-Петербурге. Меня потрясла картина, когда москвичи-буряты, прожившие всю жизнь в столице, плакали пронзительно родному творчеству артистов, - отмечает Норжима Цыбикова.    

По ее словам, Шэнэхэн, где сейчас проживает около 7 тыс. бурят, не перестает удивлять. Жители Шэнэхэна смогли сохранить свою национальную идентичность. Они живут традиционным укладом: пасут скот, шьют одежду согласно традиции, готовят те же блюда, что и 100 лет назад. Ежегодно журнал National geographic рекомендует эту маленькую территорию, как одно из лучших для путешественников мест на земле. Шэнэхэн – это живой музей жизни бурят.

- Сэсэгма покоряет не только своей музыкальностью, но и интеллектом. Ведь талантливые люди это непременно умные люди, творчество – это, прежде всего, наблюдение и анализ. Пусть она – гражданка Китая, родившаяся и выросшая во Внутренней Монголии, тем не менее, в ней больше бурятского, чем в нас самих. А миру мы, буряты, интересны своей культурой, традициями, языком. Концерт Сэсэгмы и группы «Анда» для нас своего рода мастер-класс по бурятской культуре, – говорит Норжима Цыбикова.

Миссия Сэсэгмы

При этом сама Сэсэгма очень трепетно относится к Бурятии. Когда республику возглавил Алексей Цыденов, она позвонила Норжиме. «Буряад хун болобо гуу?» – сказала она, и ее голос дрогнул.

- Сэсэгма – целеустремленный человек, с невероятной работоспособностью. Сама пишет музыку. Песня «Буряад» она написала буквально на моих глазах. Автор слов, поэтесса Сэмжэд начитала мне на телефон слова, в тот вечер Сэсэгма написала музыку. В Бурятии песня мгновенно стала хитом, своеобразным негласным гимном бурят. В каждый свой приезд в Бурятию она много встречается с людьми – детьми, молодежью, проводит мастер-классы. Считает эту работу своим долгом перед своим народом. На все выступления на любой сцене мира она выходит в бурятском дэгэле и непременно поет бурятские песни, это ее миссия, - продолжает рассказ Норжима.

Знаменитая группа

Группа «Анда» не так известна в Бурятии. Однако в Китае немного иные измерения успеха. Считается, что достаточно на 13 секунд появиться в эфире центрального канала CCTV-1, чтобы стать известным. А группа «Анда» не раз становилась обладателем премий самого канала CCTV. Это открыло группе дорогу на мировые подмостки.

В 2009 году группа «Анда» приняла участие в церемонии, посвященной 60-летию установления российско-китайских дипломатических отношений. Артисты группы участвовали во всех мероприятиях визита Ху Цзиньтао в Россию.

Знаменитый китайский писатель Юй Qiuyu о музыке «Анда» сказал: «Их музыка воспроизводит звуки природы как щебетание птиц, перемещения животных, вой ветра и шелест травы в порыве. Это непревзойденные иллюстрации природной гармонии».

Европейская пресса сходится во мнении, что «Anda» виртуозно соединяют оригинальность звучания «хоомей» и «скрипку с головой лошади» (моринхура), искусство протяжной песни. Так они получают новый стиль – монгольский мюзикл, как новый способ представить монгольскую музыку.