Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Аркадий Цыбиков - депутат Народного Хурала Бурятии, член комитета по межрегиональным связям, молодежной политике, культуре и спорту, беспартийный член фракции КПРФ. Ранее он был депутатом городского совета депутатов, где хорошо познакомился с проблемами Улан-Удэ.

О них и путях их решения, о системе управления республикой и ВИП-пенсиях он рассказал ИА "Восток-Телеинформ".

- Уже который год туризм у нас перспективная, развивающаяся отрасль, которая считается сегодня приоритетной. Как вы думаете, насколько туризм у нас сейчас развит, и что мешает его развитию?

- В этом вопросе я считаю правильной идею о передаче функций организации туризма министерству культуры республики. Потому что министерство культуры сейчас сохраняет памятники, однако продукт, по которому можно было бы оценить работу министерства отсутствует. А так работу министерства можно будет оценить по туристическим потокам, которые, в том числе, будут зависеть от того, как хорошо у нас будут сохранены памятники культуры, которые привлекают туристов. Сегодня прозвучала идея реорганизовать систему государственного управления по малазийской системе, то есть любая современная программа на примере Сингапура и Малайзии подразумевает единственное: каждое министерство и ведомство должно за что-то отвечать и выдавать какой-то продукт, по которому можно оценить его работу. В частности, министерство культуры будет выдавать продукт, который можно оценить в реальных деньгах. Эта реформа очень правильная, ранее у нас министерства работали, ни за что не отвечая, только громко говорили о различных индикаторах.

Еще один момент, это дорожная карта туризма. Нужно приступать к ее разработке. В России еще в 2015 году такая карта была разработана, привлекались  эксперты международной туристской организации и так далее. И такая работа очень нужна у нас в Бурятии. То есть это такой бизнес проект с указанием мест посещения отдыха лечения, массовых мероприятий, такая карта нужна по каждому району. Бурятия обладает колоссальным природным потенциалом. Имея центр буддизма в России и мы совершенно этим не пользуемся и в свете поворота России к странам азиатского региона вполне возможно мощное развитие республики в этом направлении.

 - А что сейчас мешает развитию туризма?

- Я думаю, раньше у нас в республике не было политической воли для решения насущных проблем. Дело доходило до того, что Бурятия была и исключена практически из всех федеральных программ, в том числе развития ОЭЗ «Байкальская гавань» и т.д  Сейчас большой успех врио главы республики Алексея Цыденова  в том, что нас снова туда включили, дали возможность возобновить работу над этим проектом. В республике раньше у нас гонялись за индикаторами и, совершенно стыдно сказать, эти индикаторы постоянно пересматривались для того, чтобы было легче их выполнить. А на реальные дела времени не оставалось. Поэтому и закрывались предприятия, налоговые доходы уменьшались.

 – В Народном Хурале прошли публичные слушания по исполнению бюджета за прошлый год и там в очередной раз был поднят вопрос о том, что сегодня мало уделяется внимания доходной части бюджета, что вы об этом думаете?

– Да, совершенно верно. Я неоднократно выступал на сессиях, просил провести инвентаризацию хозяйствующих субъектов. Дело в том, что республика очень богата ресурсами — у нас практически есть все: и золото, и нефрит, и так далее. Но проблема в том, что зачастую предприятия не зарегистрированы в Бурятии как налогоплательщики. Налоги, которые могли бы пополнять республиканский бюджет, уходят в Иркутск, Читу и др.регионы. Я просил много раз правительство заняться этим вопросом и понять, кто работает в Бурятии и куда платят налоги, однако оно всегда лишь отмахивалось. Сегодня этот вопрос встал в очередной раз и его надо решать.

Республика не может всегда ходить с протянутой рукой, надо начинать зарабатывать тем, чтобы беречь своих налогоплательщиков.

И есть большие надежды, что с изменением руководства республики изменится и отношение к сохранению стабильного бюджета. А без перевода налогов обратно в республику это никак не получится.

 - Почему в Бурятии наблюдается отток молодежи?

 - Я уже не раз выступал на тему молодежи. Что ей нужно? Молодежи нужна работа – интересная и высокооплачиваемая, которой у нас просто нет. Поэтому молодежь не видит перспектив и уезжает. Хотя я призываю молодежь вернуться назад и вместе строить экономику республику. Молодежь, которая состоялась в других городах, Москве, Петербурге и так далее – многие из них, действительно, возвращаются на родину

 - Улан-Удэ просит добавить денег по налогам, и в Народном Хурале был недавно внесен законопроект по межбюджетным отношениям, поддерживаете ли Вы его?

 - По большому счету, конечно, поддерживаю. Но при этом надо экономить и развивать доходную часть, в том числе и городу, есть такие расходы, которые не поддаются нормальному осмыслению. В одно время, будучи депутатом городского совета, в тучные, хорошие годы, когда неожиданно появлялись дополнительные доходы внебюджетные, я предлагал половину отправлять на погашение муниципального долга. К сожалению, мои предложения не получили поддержку, поэтому долг рос и накапливался. Сегодня, ситуация такая, что однозначно ответить на этот вопрос трудно, потому что из-за этого проекта могут пострадать сельские районы, а там ситуация и того хуже, большая часть сельских депутатов, конечно, будет против, но в целом вопрос стоит правильно.

 - Как сделать бизнес в Бурятии более комфортным?

 - О необходимости создать комфортные условия для бизнеса было сказано еще в первых выступлениях врио главы Бурятии Алексея Цыденова, об этом говорил и президент России Владимир Путин. Но что это такое? Я считаю, что здесь нужно немедленно вводить оценку услуг, оказываемых республиканскими органами власти, для того, чтобы решение того или иного вопроса для любого предпринимателя было независимо от симпатий или антипатий чиновника.

Зачастую у нас так происходит, что для кого-то есть зеленый свет, а кому-то  любыми путями пытаются отказать.

Хорошая система уже внедрена в федеральных структурах, таких как ГИБДД, Росреестр, Налоговая инспекция и так далее. Где после решения какого-то вопроса приходит телефонный запрос и ты ставишь оценку работе персонала. Эта информация уходит, обрабатывается и внедрение этой системы, коренным образом изменило отношение в эти структурах к посетителям. Если зайти сегодня в пенсионный фонд или другой орган, вас на входе встретят объяснят покажут, обслужат, постарается решить. Вот этот метод приведет к комфорту для бизнеса и резко повлияет на качество обслуживания и приема и предпринимателей и граждан и в муниципальных и в республиканских властях, в том числе и городских комитетах, таких как комитет по имуществу, комитет по строительству, городского хозяйства. И вот эти меры - они уже назрели. Не случайно тот же А.С. Цыденов сразу обратил внимание на наши институты развития в республике — их слишком много, а толку от них пока мало. Думаю, эту сферу скоро ждут серьёзные перемены.

 - Как вы относитесь к проблеме вип-пенсий? Как на ваш взгляд, ее можно решить? 

 - В прошлом году я был членом рабочей комиссии по вип-пенсиям и был за предложение сделать серьезную реформу. Потому что сумма, выделяемая из бюджета ежегодно на эти цели, растет и в кошельки небольшой части людей уходят ощутимые деньги, хотя  потратить их можно более эффективно. Я предлагал не трогать пенсионеров, которые работали в советские годы. Естественно, у них нет никаких накоплений, зарплата тогда была маленькая.

А для тех, кто пришел позже этого периода - вот для них надо сделать глубокую реформу, которая подразумевала бы мощную мотивацию для эффективной работы чиновников. То есть новые критерии, новые принципы вложить и так далее. А у нас сегодня как: год отработал ни шатко ни валко и получил хорошую надбавку к пенсии.

 - То есть вы говорите о том, что если чиновник работает хорошо, то у него будет вип- пенсия, если плохо, то нет, правильно я понимаю? Тогда по каким критериям отмечать качество работы?

 - Нужны новые критерии, мотивация. Это должен быть хороший пряник и кнут, который будет подвигать любого чиновника работать эффективно. Нужно конечно, увеличить сроки, по которым можно давать пенсии, но тех людей, которым уже по 80 лет их не трогать, они действительно пенсии заслужили. Нужно разработать систему критериев оценки чиновников.

У каждого министерства и ведомства должен быть оцениваемый продукт работы, и как раз в вводимой малазийской системе он наверняка предусмотрен.

 - Как Ввы относитесь с «самоволкам»?

 - Эта ситуация, конечно, странная. У нас есть люди, которые прожили всю жизнь, а теперь стали самовольщиками. Есть очень много причин тому,  но правительство и комитет имущественных отношений пытается решить эту проблему. И я считаю, что там, где есть малейшая возможность, то там нужно эти «самоволки» узаконивать. А там, где такой возможности нет, нужно помогать с переездом и выделением нового участка.

 - В Улан- Удэ уже давно поднимают вопрос строительства третьего моста, как вы думаете, какие перспективы есть в этом вопросе?

 - Третий мост необходим и он однозначно когда-нибудь его пострят. Но само появление моста не решит транспортные проблемы города. И те два моста, которые сейчас идут через Уду и Селенгу не решают проблем, потому что не связаны между собой, то есть, чтобы доехать от Мелькомбината до Аэропорта все равно попадаешь в мелкие пробки.  Я предлагаю сделать сквозные дороги вдоль рек и при проектировании моста обязательно учесть возможность соединения всех мостов развязками. Например, связать Удинский и Селенгинский мост вдоль набережной. Единственная возможность решить транспортную проблему это создать сквозные дороги. Вдоль двух рек города подводить дороги к мостам, под ними должна быть развязка. Для этого нужно немедленно прекратить выделение земельных участков на этих трассах. И все-таки я думаю, что именно это позволит решить проблему.

Алена Рябова, ИА "Восток-Телеинформ"