Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Министерству придется объясняться перед надзорным органом не за возможные нарушения, выявленные им в работе муниципальных коллег, а за обоснованность самой проверки.

Истина или компромат

Как уже сообщал «МК» со ссылкой на источник, поводом для ревизии системы городского образования могли стать нарушения в оплате труда учителям и организации школьного питания — в той части, которая касается освоения средств республиканского бюджета. А основанием — некий «план работы сектора финансового контроля минобразования РБ на 2017 г.», со ссылкой на который министерством был издан скандальный приказ о ее проведении еще в первых числах апреля со сроком окончания — 16 июня. За пару дней до финала минобразования само попало в разряд проверяемых.

Знакомые с ситуацией источники «МК» полагают, что проверка министерством городского управления образования сомнительна с точки зрения закона, поскольку является прерогативой специально уполномоченных на то органов власти. Да и о самом «плане сектора финансового конт-роля», в котором бы указывались место, причины и сроки ее проведения, никогда прежде не слышали. Поэтому, наверное, «надзорной» деятельностью министерства и заинтересовалась прокуратура Бурятии, ибо не исключено, что ведомство, временно возглавляемое Баиром Жалсановым, искало не столько финансовые нарушения, сколько компромат на начальника управления образования Улан-Удэ Ульяну Афанасьеву, которую называют одним из претендентов на пост министра образования Бурятии. В этом смысле пазл, конечно же, сходится.

Чтоб всем так жить!

Заместителем министра, курирующим в ведомстве вопросы общего и дополнительного образования, Баир Жалсанов был назначен в 2014 году. Сюда он пришел после работы директором Бурятского национального лицея-интерната №1. Чем именно бывший министр образования Бурятии Алдар Дамдинов, уходя осенью 2016 года в Государственную Думу, руководствовался при назначении своего преемника, сказать сложно. Но ему ли было не знать о массовых финансовых нарушениях, имевших место в Бурятском лицее-интернате. Акт Счетной палаты, опубликованный в 2015 году едва ли не во всех СМИ, наделал много шума и вновь актуализировал болезненную в обществе тему школьных поборов и неэффективного расходования бюджетных средств.

Итогом полуторамесячной проверки стал акт на 120 страницах и 940 листах в приложении. Проверяющие, в частности, установили, что заработная плата в лицее-интернате оказалась необоснованно завышенной. Если по закону размер стимулирующих выплат педагогам должен был составлять до 30 процентов от фонда оплаты труда, то в 2013 году его объем в лицее достиг 33 процентов, а в 2014 году — около 40. Ряд показателей при начислении стимулирующих премий относился к должностным обязанностям сотрудников лицея, то есть за это педагогам уже была установлена зарплата, и дополнительные поощрения можно было бы расценить как двойную оплату за одно и то же.

Казалось, что бюджетные деньги в лицее-интернате не считали, а просто тратили, преимущественно на поощрение руководящего состава, венцом которого был Баир Жалсанов, имевший чрезмерное, по мнению Счетной палаты РБ, количество заместителей — семь человек! Содержание каждого из них обходилось республиканскому бюджету от 480 до 755 тысяч рублей в год. Выяснилось, что на поощрение всех заместителей директора ушло в 2,5 раза больше бюджетных денег, чем на весь остальной коллектив, а на поощрение Баира Жалсанова из родительских поборов потрачено в 3 раза больше, чем опять же на всех остальных педагогов.

Вот лишь одна цитата из акта Счетной палаты, выяснившей, куда уходили ежемесячные «добровольно-принудительные сборы» с родителей. В документе, в частности, говорилось: «За счет средств родителей произведены расходы не на улучшение качества образовательного процесса, а на получение дополнительной материальной выгоды. Так, в 2013 году из поступивших средств направлено на различные выплаты и доплаты отдельным работникам 69,2% от поступивших средств (4,1 миллиона рублей), в 2014 году — 34,8% (1,1 миллиона рублей). В нарушение пункта 5.3. трудового контракта от 1.03.2007 г. неправомерно начислена доплата (источник — средства родительской оплаты) директору Жалсанову Б.Б. в сумме 412,6 тысячи рублей».

Не нуждалось учебное заведение и в собственном бухгалтере, поскольку с 2012 года обязанности по ведению бухгалтерского учета были возложены на централизованную бухгалтерию минобразования Бурятии. Излишне потраченные на содержание ненужного бухгалтера — почти 326 тысяч бюджетных рублей. Более того, при 100-процентной укомплектованности штатов в лицей были приняты еще 4 специалиста с нагрузкой 36 часов в неделю, которые, как писал «МК», «столько времени проводить в лицее не могли. По той причине, что одновременно реализовывали важную государственную программу по развитию бурятского языка в министерстве образования и науки Бурятии, за что тоже получали там вознаграждение. Таким образом, по договору возмездного оказания услуг одному специалисту, трудившемуся в министерстве, лицей выплатил 54 тысячи рублей, другому — 195 тысяч, двум последним — 458 тысяч рублей». В конечном итоге Счетная палата Бурятии рекомендовала восстановить в республиканский бюджет более 10 миллионов сверх потраченных казенных денег.

Что касается поборов, то в период проверки Счетной палатой все взносы были приостановлены. А потом вновь во-зобновлены. Рассказывают, что в тот год выпускникам не выдавали аттестаты и не подписывали обходные листы без оплаты тех же зафиксированных Счетной палатой поборов.

Как с гуся вода

А с Баира Жалсанова как с гуся вода, более того, спустя год с подачи ушедшего в Думу Алдара Дамдинова бывший директор оскандалившегося лицея становится и.о. министра образования и науки Бурятии. А временно руководимое им ведомство теперь само инициирует проверки эффективного использования бюджетных средств в столице Бурятии. Согласитесь, ситуация анекдотичная! Хотя, конечно, не до смеха! Любопытная деталь: спорный приказ о финансовой проверке подписал не и.о. министра Баир Жалсанов, а его первый заместитель Виталий Бурдуковский, курирующий в ведомстве направление, не имеющее отношение ни к школам, ни, тем более, к школьному питанию — то есть науку и профессиональное образование. Впрочем, по слухам, Виталий Бурдуковский написал заявление об увольнении, и, возможно, тоже скоро покинет министерство, где, как рассказывают источники, сложилась, мягко говоря, не совсем здоровая обстановка. 

Баир Жалсанов в «лучших традициях» бурятской клановости и землячества начинает окружать себя «своими людьми», выходцами из Агинского округа и Кижингинского района.

Среди вопиющих случаев — уголовное преследование директора Сотниковской средней школы, инициированное бывшим ее директором, супруга которого находится в близких родственных отношениях с женой Баира Жалсанова. Обе они из Кижинги, а бывшему директору Сотниковской школы понадобилось вернуться в свое кресло после неудачного опыта работы в Иволгинской районной администрации. Вряд ли в Сотниково остался хоть один человек, который не слышал о конфликте в руководстве школы.

Уволилась руководитель отдела дошкольного образования Людмила Боросгоева. Конфликт между ней и руководителем, по слухам, возник прошлой осенью, когда она под давлением написала докладную на Ульяну Афанасьеву на имя мэра Улан-Удэ. Причина — та же: устранение возможных конкурентов. Что касается вышеупомянутой жены и.о. министра образования, то она трудится в той же сфере и имеет частные детсады, из-за чего возможен конфликт интересов. К слову, говорят, что родителям предлагается вероятность последующего устройства их детей в Бурятский лицей-интернат №1.

Без научной степени

Слабое звено Баира Жалсанова — отсутствие научной степени, что невыгодно отличает чиновника от предшественников, имевших довольно высокий уровень интеллектуального развития. Специалисты говорят, что Баир Жалсанов по этой причине не может свободно модерировать дискуссии и форумы, что заметили в федеральном ведомстве. Отсюда вопросы о том, насколько и.о. министра вообще владеет ситуацией в отрасли. Во всяком случае, во время обсуждения такой болезненной темы, как заработная плата учителей на «правительственном часе» в рамках сессии Народного Хурала, Баир Жалсанов подвергся острой критике со стороны депутатов. И не случайно: накануне активисты бурятского отделения ОНФ выявили, что средний уровень зарплаты педагогов на одну треть ниже той, что отражается в официальной отчетности.

Если, по данным Бурятстата, зарплата педагогов общего образования в январе-сентябре 2016 года указывалась в сумме 29 тысяч рублей, то, по данным мониторинга БРО ОНФ, — 19,6 тысячи рублей. «Это значительно ниже средней заработной платы в республике», — отметила руководитель региональной рабочей группы ОНФ Наталья Сандакова.

Напомним, именно Баир Жалсанов в течение почти трех лет в министерстве курировал общее и дополнительное образование, где и сложилась неразбериха в системе оплаты труда. Как в свое время она сложилась и в Бурятском лицее-интернате. А в понедельник на планерном совещании Баир Жалсанов получил от и.о. главы Бурятии взбучку за невладение ситуацией с детскими лагерями.

Марк Гольдштейн

Источник: http://ulan.mk.ru