Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Дважды за сессию председателю Народного Хурала РБ Матвею Гершевичу пришлось выслушать от депутатов нелицеприятную правду о своей манере ведения заседаний республиканского парламента.Спикеру напомнили, что Народный Хурал – орган коллегиальный и что он находится не в прокуратуре, в которой проработал всю жизнь.

Первая критика прозвучала из уст всегда сдержанного в своих высказываниях на сессии ректора БГУ Степана Калмыкова. Он предложил парламенту обратиться с письмом к министру МВД РФ Рашиду Нургалиеву, в котором объяснить непростую ситуацию, сложившуюся в Бурятии с имиджем системы внутренних дел после скандалов с двумя последними руководителями ведомства.

– Ведь такая кадровая политика на корню пресекает всякую инициативу тех, кто планирует работать в органах внутренних дел, – отметил депутат. – Это можно показать на примере выпускников юридического факультета нашего университета. Они мне задают вопрос, каковы их перспективы, куда их поведут. Более того, те, кто сейчас служит в системе, чрезвычайно озабочены, обеспокоены тем, кто будет министром. Доверия сегодня уже нет, и как мы будем улучшать работу милиции – неизвестно.

На это депутат получил отповедь Матвея Гершевича, которая сводилась к тому, что министр внутренних дел назначается президентом РФ и негоже региональным парламентариям вмешиваться в кадровую политику главы государства. «И влиять на решение президента РФ о назначении министра, я считаю, вообще недопустимо», – заявил г-н Гершевич. При этом он напомнил коллегам, что при назначении министра внутренних дел всегда спрашивается мнение главы республики, так что «в стороне мы не остаемся».

После сего спикер предложил депутатам решить, включать в повестку вопрос об обращении к гаранту о ситуации в МВД Бурятии или нет. Причем, не обращая внимания на реплики Калмыкова о том, что письмо надо адресовать не Дмитрию Медведеву, а Рашиду Нургалиеву. Но ректор БГУ не из тех, кто позволяет себя игнорировать, и Степан Калмыков дал это понять и Матвею Гершевичу: «Народный Хурал – это коллегиальный орган и председатель Хурала – равный среди равных».

Сергей Будажапов и вовсе высказал сомнение в правильности принятого в свое время депутатами решения – избрать спикером парламента именно г-на Гершевича. Он напомнил спикеру, что тот уже 2,5 года как не занимает прокурорского кресла и именно поэтому не имеет права вести себя как единоличный хозяин Народного Хурала. Высказывания народных избранников вызвали бурное одобрение коллег. Хотя во всеуслышание выражать его никто не спешил, реплики «правильно» и «давно пора было» раздавались в зале. Впрочем, сам критикуемый предпочел сделать вид, что ни резких высказываний в его адрес, ни одобрительной реакции большинства присутствующих просто не было.

Да и депутатов явно интересовала не критика спикера – очевидно, с его поведением смирились как с данностью. В повестке фигурировал более насущный вопрос – о согласовании кандидатуры Андрея Полосина на должность седьмого зампреда. По крайней мере, ему со стороны правительства было уделено немало внимания – это показали десятиминутная речь главы администрации президента Петра Носкова и выступление Вячеслава Наговицына, редко балующего своим вниманием депутатов. Впрочем, высказался и сам Андрей Полосин. В частности, он заявил, что его работа будет сводиться к построению в Бурятии гражданского общества, до сих пор, видимо, отсутствовавшего в республике. Причем, отвечая на вопрос Вячеслава Мархаева, г-н Полосин подчеркнул, что основной инструмент, который он будет использовать, – это клубная общественная работа.

Но, несмотря на всю открытость нового зампреда, главный коммунист Бурятии не стал скрывать, что КПРФ против. Но не столько против самого г-на Полосина, сколько против раздувания чиновничьего аппарата. Очевидно, часть депутатов тайно поддержала коммунистов – об этом говорят итоги голосования: 16 парламентариев высказались против. Однако большинство оказалось «за», так что согласие депутатского корпуса в конечном итоге было получено.

Анна Бауман