Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Успешное восстановление экономики КНР позволило ей отказаться от жесткой привязки курса юаня к доллару. С 1 июля китайская валюта выходит в свободное плавание.

Решение Народного банка Китая смягчить валютный контроль уже с энтузиазмом воспринято на финансовых рынках многих стран. В минувший понедельник курс юаня взлетел до самого высокого уровня за последние пять лет. Он вырос на 0,42% и стоил 6,7976 за $1. Как отразится свободный курс юаня на мировой экономике, в том числе и России «Новой Бурятии» рассказал кандидат экономических наук Алдар Бадмаев.

– Китай сегодня фактически выступил с орудием против второй волны кризиса – усиление юаня благоприятно скажется на всей мировой экономке и придаст большую устойчивость глобальной финансовой системе, – отметил экономист.

Экономика Китая настолько мощна, что может помочь всем странам в их поисках выхода из финансового кризиса. Тем более что Поднебесная постепенно вкладывается в улучшение качества выпускаемой продукции.

Значительно увеличится влияние Китая на Азиатский-Тихоокенский регион вплоть до возможного перехода всех стран АТР и АСЕАН на расчеты в юанях. В дальнейшем в регионе и вовсе по примеру Европейского союза может сформироваться единая валюта, и это место вполне может занять китайский юань, подчеркнул г-н Бадмаев.

В то же время отказ от привязки курса юаня к доллару является неким сигналом для США – Китай больше не рассматривает Америку как приоритетный рынок. Поднебесная дает понять, что готова работать со всеми рынками.

– России такое изменение валютной политики восточного соседа только на руку. Сегодня Федерация все больше интегрируется с Китаем в качестве сырьевого придатка. Соответственно, повышение устойчивости китайской экономики положительно повлияет и на российский бизнес, – отмечает аналитик.

Для Бурятии преимущество новой финансовой политики Китая несомненно. В первую очередь это положительно отразится на бизнесе – сегодня очень много бурятских предпринимателей работает с китайскими бизнесменами.

– Исчезнет необходимость менять рубли на доллары, а потом доллары на юани, теряя при этом на кросс-курсах весьма значительную часть выручки. Главное, чтобы банки оказались готовы работать с юанями, – подчеркнул Алдар Бадмаев.
В то же время, как отметил главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Яков Бергер, подход Китая останется осмотрительным. Ведь повышение курса юаня неблагоприятно сказывается на китайском экспорте. Китай смог пойти на некоторое укрепление юаня благодаря тому, что его экспорт продолжает расти, позиции на мировых рынках усиливаются.

– Тем не менее, нужно учитывать, что от экспорта зависит занятость населения, причем эта проблема в Китае не утратила остроты. На экспортных предприятиях, а это в основном предприятия с участием иностранного капитала, работает огромное количество людей. В разгар кризиса 20 млн рабочих, выходцев из деревни, вынуждены были уехать домой: фабрики-то закрывались. Сейчас до 97% из них вернулись и снова работают. Однако экспортные предприятия дают очень маленькую прибыль, а ведь они обязаны увеличивать и увеличивают зарплату рабочим. Теперь представьте последствия роста курса юаня.

Прибыли экспортеров из-за этого еще больше уменьшатся. Неудивительно, что китайское правительство действует осторожно, – заключил эксперт.