Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Продолжение (начало)

Ассорти

Я таки узнала, что за птицы голосят ранним утром. Как-то из нашего окна увидела пару пролетающих желтых птичек – подумалось, что у кого-то сбежали канарейки. Ничего подобного. Это дикие попугаи. Тут недалеко растет хвойное дерево, оч-ч-чень похожее на лиственницу, так оттуда идет такой галдеж и видны только тени перелетающих пернатых.

Из диких животных еще белки. Далеко ходить не надо – под окном у нас по проводам пробегала одна. Бурятские охотники сошли бы с ума! А в Центральном парке и охотиться не надо. Сами прыгают на руки. А вот из домашних… В самом страшном сне, самом ужасном ужасе мне не доводилось видеть таких больших тараканов. Видала я ранее на выставке мадагаскарских. Так они мне показались наподобие жуков больших. А вот настоящий таракан, увеличенный в три раза… Я увидела и вздрогнула. Местные их зовут «Гоша Куценко». Что связывает секс-символ и насекомое? Не знаю…

По просьбам трудящихся делаю сверку по продуктам. Итак, в нашем ближайшем магазине, где хозяева мексиканцы, ну или что-то в этом роде, сметана 16 oz, или 453 г, стоит 99 центов. Куриные крылышки – 69 центов за паунт, то бишь за полкило. Голубика стоит $3 за 2 пинта (1 американская сухая пинта = 0,5506104713575 литра). Чай «Липтон» – канистра где-то 4 литра – стоит 2,99. В общем этот магазин дороговатый, как мне только что любезно сказал Майкл. Но жить можно. Старикам дают продовольственные карточки. Им положены бесплатные продукты, так же как и молодым мамам. Китайцы на этом фоне благодатно плодятся и размножаются.

О насилии

Прочитала сегодня любопытную памятку о правах пациента в лечебных учреждениях Нью-Йорка на русском языке. И поняла, что многое я не считала насилием, а так… семейными неурядицами.

Итак:
«Обижает ли Вас Ваш партнер словесно? Оскорбляет ли он Вас словами так, что Вы чувствуете себя никуда не годной личностью. Унижает ли Вас в присутствии других?».
«Причиняет ли он Вам физическую боль? Случается ли, что он Вас толкает, дает пощечины, бьет, пинает, лягает, душит или избивает?».
«Заправляет ли он всем в доме? Говорит ли Вам, с кем можно и с кем нельзя видеться и разговаривать. Держит ли все деньги семьи под своим контролем?».
«Боитесь ли Вы его? Выходит ли он из себя, сильно ревнует и ломает вещи? Угрожает ли нанести физический ущерб Вам, детям, домашним животным или себе?».

«Жертвы жестокого обращения в семье не всегда страдают физически. Если Вы утвердительно ответили хотя бы на один из приведенных выше вопросов, Вы, возможно, являетесь жертвой жестокого обращения.

ВЫ НЕ ОДИНОКИ.
ВЫ НЕ ВИНОВАТЫ.
ВЫ НЕ ЗАСЛУЖИЛИ ИЗДЕВАТЕЛЬСТВ.
НИ ВЫ, НИ ВАШ РЕБЕНОК НЕ ЗАСЛУЖИЛИ ТАКОГО ОБРАЩЕНИЯ.
ВЫ ИМЕЕТЕ ПРАВО НАХОДИТЬСЯ В БЕЗОПАСНОСТИ.
ВЫ НЕ ОДИНОКИ. (Все время упоминают об этом!!!).
ЕСТЬ, КТО МОЖЕТ ВАМ ПОМОЧЬ.
ЕСТЬ СПОСОБЫ ВАМ ПОМОЧЬ».

И далее перечисляется куда, как и зачем. Всякие комитеты и т.д. и т.п. Отдельно для взрослых и для детей».

А в России я такого документа не видела. Ни про то, куда бежать даме с бланшем под глазом, ни куда на соседей пожаловаться, ежели они ребенка своего воспитывают часто ремнем. Хотя я за то, чтобы ребятенка своего отшлепать, если он уж совсем от рук отбился. Видимо, придется в США переходить на другой метод воспитания своего уже взрослого сына, но боюсь, что это уже пункт номер один этой памятки.

Но, если серьезно, то в этой памятке пошагово описывается, на что может рассчитывать жертва бытового насилия. И вещи помогут забрать, и боевые раны подлечить, и еще очевидцам семейной Куликовской битвы могут дать программу защиты свидетелей. И, если вы попали в клинику, то вы должны просить о «конфиденциальной встрече с работником социальной службы или другим лицом, способным вам помочь». При этом собеседование ваше должно быть «в месте, недоступном зрению и слуху сопровождающего вас лица, кем бы оно ни было. Если персонал лечебного учреждения в присутствии сопровождающего вас партнера или родственника спросит, подвергались ли вы бытовому насилию, это будет нарушением ваших прав как пациента».

О как! А в России даже милиционеры не особо любят выезжать на спарринги «кухонного бойца» с противником, как правило, другой весовой категории. Ибо наши женщины терпят и не такое или обороняются подручным инвентарем типа сковорода чугунная или скалка деревянная. Замажут гематомы (в простонародье – «фонари», «синяки», «фингалы», «бланш») тенями подходящего колора, нацепят очки черепахи Тортиллы и народная пословица в помощь «Бьёт – значит любит». Вот и живут до тех пор, пока не пополнят статистику убийств на бытовой почве.

И-э-э-э-х…

Почему невыгодно иметь свое жилье

Вчера познакомилась с семьей из России. Марина и Гена. Они в США пятнадцать лет. Две девочки, одна все еще продолжает с ними жить. Гена – механик в американской транспортной компании, Марина – homo attendant. Раньше у них был свой дом в Пенсильвании, но он сгорел. Земля, ясно дело, у них осталась, да и иншуренс (страховка) им выплатили быстро и в полной мере, но строиться они более не хотят. Невыгодно это тут. Дело это хлопотное и пользы не приносящее. Если ты владелец собственного жилья, то в старости тебе не дадут такую страховку, которая покрывает ВСЁ, а дадут такую, что придется доплачивать, а медицина тут дорогая. К примеру, один наш соотечественник, не преступивший пенсионный возраст, летал накладывать гипс на сломанную конечность в Россию. То есть ему билет туда-обратно до Москвы и проживание там несколько дней дешевле, чем тут принять их качественную и дорогую помощь.

И налоги на это самое собственное жилье такое, что мама не горюй. Кстати, с ними еще живут мама Марины – Фира Семеновна и два кота, вернее, кошка и кот. За один год они заплатили порядка 28–29 тыс. вечно-зеленых. То есть государство откромсало у них 1/3 доходов за год. Подсчитав все минусы и констатировав, что плюсов почти нет, семья Панкратьевых решила, что выгоднее снимать дом в нашем районе Bensonhurst. Итак, они платят: $1600 долларов за весь второй этаж дома+электричество. Газ уже включен в оплату, а свет выходит на $100, но надо учитывать, что у них у каждого своя комната, за исключением котов, ясенно-понятенно, и львиную долю ест кондиционер. Опять-таки дочь Ксения постоянно сидит в Инете, слушает музыку и прочее. Но надо заметить, что Ксюша очень серьезная девушка 17–18 лет. Она в этом году окончила школу и загодя озаботилась своим будущим образованием. Она будет полицейским. То есть в течение 18 недель она посещала бесплатные курсы при полицейском участке и теперь будет патрулировать на 18-й стрит. Копы ей выдали форму на общую сумму $500, и сама она уже прикупила наручники и еще что-то. У нее в наличии: форма летняя, форма более теплая, кепка полицейская, бронежилет, ремень фирменный со свистком, наручниками, дубинкой деревянной (в отличие от резиновых отечественных «демократизаторов») и еще жилет с ядовито-зеленым окрасом «вырви-глаз». Ксения будет поступать в Полицейскую академию, а это престижно и выгодно. Для своих военных, полицейских и пожарных, в общем, всех, кто имеет рискованные профессии, американская Родина-мать делает сильные поблажки и социальную защиту.

Её бойфренд, «некошерный» парень Ахмет, имеет корни из Сирии, но уже со школьной скамьи начал подрабатывать в агентстве недвижимости, а это тоже золотое дно. Чтобы стать врачом или адвокатом, нужно учиться очень долго и это дорого. К примеру, чтобы твой детеныш стал адвокатом, нужно выложить порядка 100 тыс. в течение девяти лет. Интересно, выдержал бы мой сын 18 сессий, если он имеет тенденцию выдыхаться уже на зачетной неделе?