Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Как сообщил «Новой Бурятии» лидер фракции КПРФ в Народном Хурале Вячеслав Мархаев, на ближайшую сессию Народного Хурала в ноябре фракция планирует вынести предложение о принятии обращения премьер-министру РФ Владимиру Путину с целью помочь разрешить лов рыбы жителям побережья Байкала.

Для этого нужно внести ряд изменений в федеральное законодательство, в том числе и в подзаконодательные акты. 1 октября сход жителей п. Усть-Баргузин уже потребовал отменить запрет на промышленный вылов рыбы в акватории Забайкальского национального парк. Отмена лова грозит прибрежным селам социальной катастрофой.

Жизнь в зоне

С 1 января 2011 года вступает в силу полный запрет на промышленное рыболовство на территории Национального парка, согласно закону, принятому в марте 1995 года (ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях»). Закон фактически запретил промысловую охоту и рыболовство в акватории Забайкальского национального парка, созданного 1986 году на базе Усть-Баргузинского лесхоза. Но тогда для коренного населения прибрежной зоны было сделано исключение. По согласованию с дирекцией национального парка промысловое рыболовство было разрешено по определенным квотам на вылов рыбы и без использования современных ставных неводов. И вот новый запрет в связи с новыми изменениями в федеральном законодательстве.

В 30-е годы XX века в Усть-Баргузине были созданы два рыболовецких колхоза «Байкалец» и «Путь Ленина». Их основным видом деятельности стало промышленное рыболовство в Баргузинском, Чивыркуйском заливах и на озере Арангатуй. Сейчас на территории поселения работает 9 предприятий, занимающихся добычей и переработкой рыбы.

1 октября на сходе жители Усть-Баргузина и прибрежных рыбацких поселений обратились к депутатам Народного Хурала с просьбой выйти на федеральные власти с инициативой либо пересмотреть постановление «О создании Забайкальского национального парка в Бурятской АССР» и изъять акваторию озера Байкал площадью 370 кв. км из пользования Забайкальского национального парка. Либо внести изменения в ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях» (1995 год) и разрешить на территории Забайкальского национального парка промышленное рыболовство.

Население посёлка Усть-Баргузин составляет 8 141 человек. Для большей части населения основным источником дохода является рыболовство. Суровые природные и климатические особенности района ограничивают ведение в этих местах сельскохозяйственного производства, а индустрия туризма развита слабо, что не позволяет получать от нее достаточный доход. Поэтому запрещение рыбной ловли, по мнению местных жителей, неизбежно приведёт к резкому обострению социальной напряжённости в районе и увеличению количества браконьеров.

Осложняет нелегкое существование усть-баргузинцев и запрет на вырубку леса в охраняемой зоне. Они не имеют права даже срубить сухостой, хотя местные власти дровами не обеспечивают никого, даже пенсионеров.

Мнение специалистов

Чтобы прояснить ситуацию депутат Народного Хурала Вячеслав Мархаев направил четыре депутатских запроса заинтересованным сторонам. Специалисты Ангаро-Байкальского теруправления Федерального агентства по рыболовству, отметили, что участки о. Байкал и о. Арангатуй, находящиеся в границах национального парка, по сравнению с другими промысловыми районами, имеют более высокую продуктивность (до 20 кг рыбы с га). Фактически на эти объекты приходится около 25–30% от общего вылова рыбы на Байкале и в целом по Бурятии. И запрет вылова приведет к «росту социальной напряженности» в прибрежных поселениях.

По мнению специалистов, ведение рыболовства традиционными способами выполняет ещё одну немаловажную для сохранения экологического здоровья водоёмов функцию – проведение мелиоративных работ по очистке водоёмов от зарослей элодеи. Более половины акватории мелководных участков Чивыркуйского залива заняты плотными зарослями этой водоросли, настоящей «чумой наших водоемов», попавшей в Байкал в начале 80-х годов прошлого века. В результате разрастания водорослей нарушаются традиционные пути нерестовых миграций рыб, ухудшается гидрохимический состав воды и условия зимовки водных биоресурсов, снижается рыбопродуктивность.

Ярким примером негативного воздействия элодеи на экосистемы водных объектов может являться озеро Котокель. Также специалисты отметили, что в случае ограничения или даже полного запрета на отлов существенно возрастает вероятность возникновения массовых заболеваний рыбы. Так, в Чивыркуйском заливе в 2005 году в пределах зоны полного запрета на ведение промысла произошла вспышка аэромоноза (краснухи).

Дирекция Забайкальского национального парка прислала официальный ответ, в котором также сообщила, что «не возражает против экстенсивного природопользования в акватории парка, если рыболовство будет осуществляться традиционными способами, без применения ставных неводов». А также при условии участие специалистов парка в разработке и утверждении общих допустимых норм уловов и распределении квот на добычу рыбы.

В связи с этими доводами, можно сделать вывод, что полный запрет на промышленный вылов рыбы не поможет сохранить водные биоресурсы Байкала. Зато создаст препоны в рациональном природопользовании местных жителей. Кроме того, в случае запрета на осуществление промышленного рыболовства в Чивыркуйском и Баргузинском заливах и на озере Арангатуй произойдёт массовое сокращение штатов рыбодобывающих предприятий и, следовательно, возрастёт социальная напряжённость в таких населённых пунктах как Курбулик, Катунь, Усть-Баргузин, Максимиха, Макарино, Адамово, Баргузин и др. которые выживают за счет этого вида деятельности.

Теперь дело за депутатами Народного Хурала, которые могут и должны помочь байкальским рыбакам принятием соответствующего обращения к федеральным властям.