Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Первое интервью художественного руководителя Бурятского государственного академического театра оперы и балета им. Г.Ц. Цыдынжапова Антона Лубченко, который вступил в должность 28 сентября согласно приказу министерства, разместил сайт Минкультуры Бурятии http://minkultrb.ru. «Новая Бурятия» в прошлой статье рассказывала об этом резонансном назначении. Однако темп, уровень работы и творческие планы, который задал театру новый худрук, впечатляют.

– Как прошла первая рабочая неделя в театре?

– В театре очень много проблем, но больше всего их в оркестре. Оркестр состоит из 37 человек, а после того как я проведу аттестацию 15 октября, то оркестрантов останется, я думаю, человек 30. Как вы понимаете, это очень мало, необходимый минимум для симфонического оркестра – 65 музыкантов.

К сожалению, многие оркестранты уехали во время реконструкции театра. Те, кто остался, либо разучились работать, либо потеряли интерес к работе. Некоторые позволяли себе приходить на работу в нетрезвом виде или вообще не приходить. При этом они понимали, что могут быть уволены, но это их не останавливало, так как они знали, что завтра их снова примут в театр, потому что играть-то все равно кому-то надо.

Я не намерен держать валторниста только потому, что в оркестре должна быть валторна. Мне не нужна плохая валторна, мне нужна хорошая. Надо сначала вычистить всю грязь, чтобы потом на свободные места приглашать профессионалов.

– Из каких городов вы собираетесь пригласить профессионалов?

– За первую неделю в театре я увеличил штат на 9 человек, из них оркестр – на 6. Два музыканта из Улан-Удэ. Например, совершенно замечательный кларнетист, известный и в Петербурге, и в Новосибирске Борис Степанович Сауляк. По семейным обстоятельствам он приехал в Бурятию, работал в оркестре нашего театра, но в силу различных обстоятельств вынужден был уйти. Сейчас я попросил Бориса Степановича вернуться в театр. У него, конечно, ужасный инструмент – один клапан из пластилина сделан. Вот на таких инструментах-инвалидах вынуждены наши музыканты играть. Но эта проблема уже решается, еще летом в рамках реконструкции театра закупили новые инструменты, и на днях мы уже получили первую партию. Кроме того, мы намерены приглашать в оркестр музыкантов из Новосибирска, Омска, Москвы и Санкт-Петербурга. Также в Улан-Удэ будут приезжать специалисты, чтобы заниматься с оркестрантами.

– Какие требования вы предъявляете к подчиненным?

– Прежде всего, это дисциплина. Мне не нужно, чтобы мне честь отдавали. Я просто хочу, чтобы в театре был порядок. Я никому не грублю, никого не оскорбляю, я вообще против хамства. При этом я выдвинул условие, чтобы оркестрантам повысили зарплату, чтобы они не бегали и не подрабатывали на похоронах и свадьбах.

– Над какой программой вы сейчас работаете с оркестром?

– В конце октября мы открываем фестиваль «Времена года». Очень сложная программа, которая составит честь любому солидному оркестру – это Девятая симфония Шостаковича, фрагменты из музыки к фильму «Падение Берлина», месса Антона Брукнера Te Deum для солистов, хора и оркестра. Красивейшая музыка, закат немецкого романтизма. К нам приедет замечательная пианистка из Германии, лауреат международных конкурсов Регина Черничко. Мы исполним с ней фортепианные концерты Мендельсона и Шостаковича. Блестящий альтист Владимир Ткаченко, ученик Юрия Башмета, приедет на фестиваль, чтобы дать мастер-класс оркестру и исполнить альтовый концерт Георга Генделя. Солист оркестра Мариинского театра Сергей Христофис (кларнет) также приедет на фестиваль, чтобы позаниматься с группой деревянных духовых инструментов нашего оркестра и исполнить знаменитое соло в Девятой симфонии Шостаковича. Вступительное слово к концерту готовит музыкальный критик Ольга де Корт из Голландии. Программой этого фестиваля я намерен показать, в каком направлении я вижу развитие театра. Я хочу, чтобы оркестр Бурятского оперного исполнял музыку, которая сейчас на пике симфонической музыкальной моды мира.

– Вы хотите, чтобы оркестр меньше чем за месяц подготовил пять серьезных сочинений. Это возможно?

– Этим фестивалем я хочу доказать, прежде всего, самим музыкантам, что они на это способны. Сегодня оркестр каждый день по восемь часов работает, после общих репетиций я назначаю групповые. Не все выдерживают, случаются и слезы: «Мы занимаемся-занимаемся, а становится все хуже и хуже». «Да не хуже, – говорю я им, – просто у вас открылись глаза на те проблемы, которых вы раньше даже не замечали».

Почему мы делаем симфоническую программу? Потому что это хорошая возможность вытащить оркестр из ямы в прямом и переносном смысле. Ведь когда они играют балет, сидя в оркестровой яме, их никто не видит, а порой и не слышит. Симфоническая же программа позволяет музыкантам продемонстрировать свое мастерство, показать то, на что они способны.

– Что будете ставить в новом сезоне?

– Прежде всего, я хочу сказать, что симфонические концерты октябрем не ограничатся. Фестиваль будет продолжаться зимой и летом. Я уже сейчас обдумываю программу зимнего фестиваля, скорее всего, это будет Рахманинов и Прокофьев. Я убежден, если во все вкладывать правильный смысл и делать все эмоционально и артистично, это будет востребовано и будет приносить доход театру.

Что касается спектаклей, то мы собираемся поставить балет «Щелкунчик» Чайковского, хореограф Юрий Григорович.

– Вы хотите сказать, что к нам приедет сам Григорович?

– Да, живая легенда Юрий Григорович в его почтенном возрасте приедет в Улан-Удэ на последнюю неделю перед премьерой, основную работу будут делать его репетиторы.

Кроме того, в планах театра опера «Черевички» П.Чайковского, для постановки которой мы хотим пригласить режиссера Алексея Степанюка из Санкт-Петербурга. Он поставил обширную часть оперного репертуара Мариинского театра. Еще одна интересная премьера этого сезона – опера «Энхэ-Булат-Батор» М. Фролова, режиссер Олег Юмов.

Справка

Антон Лубченко родился в 1985 году. Окончил Санкт-Петербургскую консерваторию им. Н.А. Римского-Корсакова в 2008 г. Занимался как дирижер в классах профессоров Юрия Серебрякова и Владимира Альтшулера. По классу композиции учился у ученика Д.Шостаковича – профессора А. Мнацаканяна, по классу фортепиано – у профессора Н.И. Броверман. Неоднократно брал уроки у Рудольфа Баршая. Выступал на лучших концертных площадках городов России, Франции, Канады, Польши, Италии, Германии, Голландии, КНР. Имеет записи на студии «Мелодия» с оркестрами Мариинского театра, Санкт-Петербургской филармонии.

С 2007 года – стажер маэстро Валерия Гергиева в Мариинском театре.

В 2009 году осуществил постановку своего балета In colours в театре Национального балета Канады на сцене Toronto Opera House в качестве дирижера и музыкального руководителя.

С 2009 года – исполнительный директор и музыкальный руководитель нескольких культурных проектов в Федеральном агентстве по делам СНГ. Среди них – концерт-реквием памяти погибших в Великой Отечественной войне, прошедший 22 июня 2010 г. в стенах Брестской крепости. С 2010 г. – член-эксперт Постоянной комиссии по культуре и информации Межпарламентской ассамблеи государств-участников СНГ.

Антон Лубченко сотрудничал с Государственным симфоническим оркестром «Новая Россия» (худ. рук. Ю. Башмет), Академическим симфоническим оркестром С.-Петербургской филармонии (худ. рук. Ю. Темирканов), солистами «Академии молодых певцов» Мариинского театра, Национальным театром балета Канады (Торонто), Камерным оркестром «Новая Финляндия», оркестром и хором С.-Петербургской консерватории, оркестром Государственного Эрмитажа, Белорусским национальным оркестром Минской государственной филармонии.

Необходимо для театра, на мой взгляд, приглашать не только режиссеров и музыкантов, но и профессиональных зарубежных критиков. Необходимо активно работать на внешние связи. Моя цель – вывезти Бурятский театр оперы и балета на гастроли не только в Иркутск и Читу, но и за границу. Есть уже интерес у голландских партнеров, но ведь пока они не видели и не слышали театр. Их необходимо сюда пригласить, и важно, чтобы им увиденное понравилось. В настоящее время, как художественный руководитель, я не могу поставить свою подпись ни под одним спектаклем, который есть в репертуаре Бурятского театра оперы и балета, потому что это все – самодеятельность. Я уже снял несколько спектаклей, в этом сезоне зрители не увидят «Пиковую даму», «Кармен» и «Катерину Измайлову». То, что сделало прежнее руководство с оперой Шостаковича, – подсудное дело. Большего издевательства над партитурой великого композитора, который в предисловии к опере специально запретил уродовать ее купюрами, просто невозможно себе представить. Когда на днях я заглянул в партитуру с пометками о купюрах, моя рука потянулась к пистолету. Из оперы были вырезаны самые сильные куски! Некоторые спектакли я дал разрешение танцевать только под фонограмму, например балеты «Ромео и Джульетта» и «Франческа да Римини».

Есть ряд проблем и в балете, в связи с чем я собираюсь провести балетную аттестацию. Специально для этого пригласил в Улан-Удэ главного консультанта балета Мариинского театра, директора балета Венской оперы, ассистента Михаила Барышникова в Нью-Йорке Елену Чернышеву. Нынешнее руководство балетной труппой театра в аттестационной комиссии участвовать не будет.

Давайте лучше поговорим о сильных сторонах театра. Здесь есть замечательные солисты как в опере, так и в балете. Кроме того, есть уникальный человек – Дарима Линховоин, о ней мне говорил сам маэстро Валерий Гергиев. Я был удивлен, что такой серьезный музыкант, талантливый педагог, который воспитал многих прекрасных вокалистов, все это время занимает должность всего лишь ведущего концертмейстера театра. Несколько дней назад я дал приказ назначить Дариму Лхасарановну директором оперно-режиссерского управления. Считаю это назначение своевременным и уместным. Опыт таких людей нельзя держать в шкафу, он должен работать на театр.

– Что для вас значит возглавить Бурятский академический театр оперы и балета?

– Это очень большая ответственность, но это очень интересно. Несмотря на географическое местоположение, для меня это один из самых интересных проектов. Потому что приехать в Венскую оперу, где и без меня всем хорошо, конечно, здорово. Но для меня важнее приехать в театр, где есть проблемы, и помочь решить их.

– Есть мнение, что многие наши проблемы решить невозможно хотя бы потому, что мы живем в провинции. Кстати, а что для вас провинциальность?

– Провинциальность – это плесень, которая состоит из штампов, догм, стереотипов и надуманных рамок. Убрать из творчества театра налет провинциальности – это тоже задача художественного руководителя. Но для того, чтобы у меня получилось это сделать, мне необходимо знать, что людям это нужно.

–– А чего хотите вы, что вам необходимо на сегодняшний день?

– Мне нужно, чтобы мне не мешали, и все. У меня на самом деле все необходимое есть. Если мне что-то понадобится, я знаю рецепты, как это получить. Мне помогает Господь Бог, и для меня очень важно, чтобы он меня не оставил. И по возможности я хочу прожить жизнь так, чтобы не было стыдно. Не за бесцельно прожитые годы, а стыдно вообще.

Композитор Антон Брукнер говорил: «Когда меня призовет Господь и спросит: ну, что ты сделал, малыш, хорошего в этой жизни? – я покажу ему партитуру Te Deum и думаю, что тогда он не будет судить меня слишком строго».