Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

В прошлой статье «Новая Бурятия» рассказала о жизни и творчестве известного бурятского художника Солбона Ринчинова. В этом номере редакция решила в виде своеобразной выставки воспроизвести его наиболее известные произведения.

Если говорить о картинах, принесших автору регалии, то это, в первую очередь, «Делегация хори-бурят на приеме у Петра Великого». За нее художник был удостоен республиканской премии. Но это было позже… И если сегодня художник вспоминает эту историю с долей юмора, то тогда ему было не до смеха. «Эскиз картины я создал к юбилею самого события, когда буряты побывали у Петра, – делится с «Новой Бурятией» Солбон Ринчинов. – Но секретарь обкома партии по идеологии не одобрил моих патриотических порывов: «Решил царя-деспота прославить? Царскую власть восхваляешь? Уничтожить картину!». Я было попытался вступить в спор, но потом отступил. А картину позже продал директору музея в Хоринске «по дешевке». Очень уж она ему понравилась». Однако на этом эпопея с картиной не закончилась.

Спустя 25 лет, когда рухнула советская власть, уже у власти стоял президент Леонид Потапов, делегация Министерства культуры была в хоринском музее. Так случилось, что было это накануне 300-летия той исторической встречи в 1966 году. (Уточнить – в каком году?) Поэтому «культурные руководители» заинтересовались картиной и попросили автора воссоздать второй ее экземпляр. «Ну я подумал и предложил за свою работу 200 тыс. рублей, – продолжает вспоминать Солбон Ринчинов. – Мне говорят, что это слишком дорого. В общем, пока я цену загибал, объявили конкурс среди художников на написание картины к этому событию с призом в 30 тысяч. Тут я и решил, что хоть что-то, чем ничего. Одним словом, сговорились на 50-ти тысячах». Вот так в залах музея появилась картина-близнец «Делегация хори-бурят на приеме у Петра Великого». А автору в творческой среде дали прозвище (как говорит он сам, «приклеили этикетку». – Ред.) «диссидент».

Картины «Возвращение в старый отог», «Баяртай!» из серии «Прощай, сэгэнутская старина!». Последняя в каталогах еще называется «Утро». Но, по признанию самого автора, именно «Баяртай!» более точно передает его ностальгию по Баргузинской долине, которую художник отразил в серии «Прощай, сэгэнутская старина!».

Сэгэнуты – один из восьми родов в баргузинской долине. Автор картин говорит, что люди этого рода – необыкновенно простые, открытые душой и очень близки к природе. Может быть, за свою некую чудаковатость в старину их называли, а точнее, обзывали «болотными людьми». Насмехались над сэгэнутами и за то, что ели они одну рыбу – карасей. «А что им еще было есть, когда кругом одни озера!», – шутит художник. Действительно, отношения к болотам эти люди совсем не имели. Скорее, к озерам, среди которых жили сэгэнуты. Поэтому на официальном языке их называют «озерные люди».

«Воин» – автор изобразил героя национального эпоса Гэсэра таким, каким он его представляет. «В этой картине Гэсэр не совсем одушевленный герой. Скорее, как символ победы. И победы не в смысле над врагом-человеком. Змеи, уползающие из-под ног героя, – это символ побежденного зла».

«Французский роман». Почему «французский», возможен вопрос. Автор объясняет все очень просто: «Все, что написано о любви, считается французским романом. Романтика, пылкие чувства, ну и так далее». На картине – одиноко сидящая обнаженная девушка, поодаль две рюмки и остатки закуски. Автор смеется: «У них, французов, всегда так. Видите, какая любовь вышла… Где ее парень – домысливайте сами».