Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

2 ноября на очередной, XVIII сессии Народного Хурала РБ депутаты не будут обсуждать вопрос о переименовании президента Бурятии в главу республики. Этот вопрос был снят с повестки. Напомним, 29 сентября парламентарии дважды проголосовали против изменения Конституции РБ. В настоящее время в Госдуме депутаты рассматривают законопроект, запрещающий использование слова «президент» в именовании глав субъектов федерации. Этот законопроект призван унифицировать названия высших должностных лиц в регионах России.

Предыдущие попытки

Попытки внести подобные дополнения в ст. 18 ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» предпринимались и ранее. Так, 13 декабря 2000 года депутат Госдумы РФ Евгений Ищенко внес проект Федерального закона, который предполагал установление запрета на использование слова «президент» в названиях должностей глав субъектов России. Однако тогда Госдума официально отклонила этот проект из-за того, что слово «президент» используется в русском языке в качестве наименования руководителей различных организаций. Также, согласно ч. 2 ст. 5 Конституции РФ, республики в составе федерации являются государствами, и наличие в них поста президента вполне правомерно. К тому же в ряде субъектов страны вопрос о введении поста президента или о принятии конституции с соответствующими положениями в свое время решался на референдуме, который является высшим непосредственным выражением власти народа. Евгений Ищенко позднее заново пытался внести изменения в данный ФЗ. Однако Госдума окончательно отклонила этот законопроект.

В 2005 году депутат Иван Харченко предложил внести изменения и дополнения не только в ст. 18 ФЗ, но и в ст. 4 ФЗ. Эти поправки наложили бы запрет на использование в наименовании законодательного (представительного) органа госвласти субъекта РФ наименований «Государственная дума», «Совет Федерации», «Государственный совет», а в наименовании должности высшего лица субъекта федерации (руководителя высшего исполнительного органа госвласти субъекта РФ) – наименования «президент».

Проект получил отрицательный отзыв правительства России, поскольку законопроект ограничивал право субъектов РФ на самостоятельное определение наименований своих органов госвласти и противоречил ст. 11 Конституции РФ. Ведь государственную власть в субъектах РФ осуществляют образуемые ими органы госвласти. Также в соответствии со ст. 77 Конституции РФ система органов госвласти республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов устанавливается ими самостоятельно в соответствии с основами конституционного строя России.

Оппозиция президенту

В ряде республик России парламентарии одобрили переименование своих президентов, однако они по-прежнему остаются президентами, даже президент Чечни Рамзан Кадыров, выступивший с инициативой нового переименования. Многие руководители республик не согласны ради изменения названия высшего должностного лица в регионе вносить изменения в республиканскую конституцию. Однако об этом в открытую говорят только представители Татарстана. Многие просто выжидают, когда федеральный закон унифицирует названия глав регионов.

Президент Вячеслав Наговицын одним из первых выразил желание расстаться со своим президентским статусом. Однако его энтузиазм был погашен депутатами Народного Хурала. 29 сентября на сессии они дважды отклонили соответствующие изменения в республиканскую Конституцию. Тогда депутат от «Справедливой России» Владимир Гейдебрехт заявил, что нельзя так спешно вторгаться в Конституцию.

– Такое впечатление, что мы на поезде уезжаем в 80-е годы, удаляясь от демократии. Отстранили Лужкова, пошли на то, что главы регионов не избираются. Президент должен быть всенародно избран, а сегодня у нас глава республики назначенный. Он, по сути, президентом не является. Не стоит забывать о 1-й и 60-й статьях Конституции республики, по которым Бурятия является государством в составе России. – заявил на сессии г-н Гейдебрехт. – А президент республики – гарант Конституции. Не подготовлена нынешняя сессия для этого вопроса. Надо спросить мнение Конституционного суда. Вот сидит председатель и молчит. Зачем нам такой Конституционный суд?

Итоги этой сессии прогремели на всю страну. Депутаты Народного Хурала Бурятии, отказавшись переименовывать своего президента, показали, что в республике руководитель Бурятии решает не все.

Экс-депутат Верховного Совета Бурятии Виктор Тугутов так прокомментировал ситуацию с переименованием президентов: «На самом деле вопрос о переименовании президентов является буффонадой. У нас давно республики как таковой не существует. И не надо тешить себя надеждами. Я являюсь одним из авторов нашей бывшей республиканской конституции федеративного государства. Что такое федеративное устройство? Это когда республика отдает часть своих прав федеральному центру. Мы отдали оборону, право выхода из состава России и так далее, а остальные вопросы мы решали самостоятельно». По словам Виктора Еремеевича, «раньше у нас была Конституция, которая стояла на защите прав народов, проживающих в Бурятии. В ней были прописаны положения, которых нигде ни у кого нет: то, что возраст президента не должен превышать 60 лет и президент должен знать бурятский язык. И что в итоге?».

Г-н Тугутов сообщил «Новой Бурятии», что данная Конституция была приведена в соответствие с Конституцией России. «В бывшей Конституции говорилось о том, что президент может занимать свой пост только два срока подряд. Если у нас в республике Конституция ничем не отличается от Конституции России, то мы уже не республика. Бурятия ничем не отличается от губерний. В таком случае зачем нам нужен Конституционный суд Бурятии, содержание которого требует много затрат?», – добавил Виктор Еремеевич и задался вопросом.

По словам Виктора Тугутова, депутаты Народного Хурала Бурятии проявили твердость в вопросе переименования президента только потому, что там не затрагиваются чьи-то прямые финансовые интересы. А также потому, что это стало реакцией на явное давление федерального центра.

– В нашей республике пригнули всех. А что новый президент? Он до сих пор не понимает, куда он приехал. Он явно думает, что приехал в губернию. И через депутатов Народного Хурала пробивает монопроизводства, которые специализируются на отмывании денег. Я разговаривал с некоторыми депутатами, они говорят, что их «строят» – иди и голосуй так! А самое главное заключается в том, что этот президент уедет, и с этими делами потом придется разбираться депутатам. А если весь Народный Хурал к ноге пригнули, то зачем народу такой орган? Раньше наша интеллигенция была самой вольнодумающей, а сейчас нет. Вот в чем трагедия нашей республики, – отметил Виктор Тугутов.

Федеральное решение

Тем временем изменения в Закон «Об общих принципах организации законодательных и исполнительных органов госвласти субъектов РФ» могут быть одобрены Госдумой в первом чтении уже 2 ноября. Это третий, компромиссный, вариант законопроекта.

В начале сентября парламент Ингушетии, а затем и Чечни выступили с инициативой на внесение поправок в ст. 18 Закона «Об общих принципах…». С разницей в несколько дней (10 и 14 сентября) они внесли в Госдуму практически идентичные законопроекты, запрещающие использовать в наименовании высшего должностного лица «слова и словосочетания», совпадающие с названием должности президента РФ. Правда, чеченская инициатива предусматривала введение переходного периода — до 2015 года. Оба законопроекта комитет по делам федерации и региональной политики рекомендовал отклонить.

Вместо них 2 ноября Госдума рассмотрит третий вариант, предложенный председателем Комитета по делам федерации Виктором Усачевым, его заместителем Адамом Делимхановым (избран от Чечни) и рядом других депутатов, представляющих северокавказские республики. Их законопроект повторяет документ, внесенный ранее чеченским парламентом, и устанавливает переходный период до 2015 года. В пояснительной записке говорится, что вариантами названий «могут быть, например, «глава», «руководитель» и другие. Законопроект уже собирает отклики республиканских парламентов. Так, 27 октября его поддержал парламент Адыгеи. Днем ранее это сделало Госсобрание Чувашии.

И чувашские, и адыгейские депутаты пока не определились, как будут называться лидеры этих республик, сославшись на то, что соответствующий закон еще даже не принят. «Президент в государстве должен быть один, а субъектами руководят главы, губернаторы, но не президенты»,— считает спикер адыгейского госсовета Анатолий Иванов.